ФЕСТИВАЛЬ  Сидней, Каир, Бейрут, далее везде

Тони Бак, Нада Эль Шазли, Moor Mother, Бром и другие - что слушать на фестивале "Рихтерфест"

Одна из самых приятных тенденций в культурной жизни Москвы – появление фестивалей, которые начинаются как андерграундный междусобойчик, а затем шаг за шагом вырастают в крупные события международного масштаба. За последнее время это случилось с "Болью", "Синтпозиумом" и вот теперь этот список пополнил "Рихтерфест". Детище Евгения Галочкина (он также известен как руководитель экспериментального лейбла ТОПОТ) возникло четыре года назад как полулегальный опен-эйр с форматом "от панка и нойза до фри-джаза и импровизационной электроники". Теперь фестиваль со странным названием (не имеющим отношения ни к Святославу, ни к Илье, ни к Гехрарду, Максу или другим известным нам Рихтерам) перебрался в клуб "Плутон", его программа растянулась почти на сутки (и включает не только музыку, но и кино, а также танцевальный перформанс), а среди участников появились привозные звезды. При этом эклектично-хулиганский музыкальный формат мероприятия, по сути, остался таким же.

Главными звездами музыкальной программы видится трио под управлением австралийского барабанщика Тони Бака (Tony Buck). Бак в первую очередь известен как бессменный участник трио The Necks, чье звучание совмещает в себе джаз и академический минимализм. Но как и полагается джазовому музыканту, в активе у Бака несколько десятков самых разных проектов, начиная с амбиентно-шумовых сольников и коллабораций с Fennesz, заканчивая чистокровным новым джазом в компании Джона Бутчера (John Butcher) и Магды Майяс (Magda Mayas). В Москве Бак выступает часто и охотно и каждый раз показывает здесь что-то новое. На этот раз Тони выступит с трио вместе с двумя фри-джазовыми музыкантами из Ливана, трубачом Мазеном Кербажем (Mazen Kerbaj) и гитаристом Шарифом Сехнауи (Sharif Sehnaoui).

Ориентальную тематику продолжит молодая египетская певица Нада Эль Шазли (Nadah El Shazly). Год назад её дебютную пластинку выпустил лондонский лейбл Nawa Recordings, который специализируется на арабской музыке. Но вписывать египтянку в рамки арабского фольклора было бы ошибкой. Корни её песен действительно уходят в арабскую традицию, но в аранжировках каким-то чудесным образом уживаются джаз, рок и электроника.

Музыку американки Камае Айевы (Camae Ayewa), известной под именем Moor Mother, можно охарактеризовать как апокалиптический пост-хип-хоп. Технически здесь вроде бы есть и хип-хоповый бит, и речитатив, и сэмпладелика, но из этих деталей девушка собирает не привычный для рэпперов кабриолет, а танк. Шум и скрежет, хаотично нарезанные обрывки музыки самых разных жанров, грубый и искаженный звук и голос, похожий на речь уличной проповедницы. Как-то так могли бы звучать Throbbing Gristle, случись им появиться на свет лет на сорок позже.

Российская программа фестиваля выглядит не менее представительно и подкупает тем, что под крышей Рихтерфеста собираются экспериментаторы разных тусовок и поколений. Тут и патриарх отечественной экспериментальной электроники Алексей Борисов, и главные звезды лейбла ТОПОТ, фри-джазовая группа Бром, спонтанный дуэт авант-рок проектов uSSSy и Drojji и совсем уж неожиданный камбэк панк-эксцентриков I.H.N.A.B.T.B., которые ассоциируются в первую очередь с концертами в "Авант-клубе" 12-летней давности.

Москва, клуб "Плутон"
29 сентября, 16:00

23.09.2018, Ник ЗАВРИЕВ (ЗВУКИ РУ)