ZERO PEOPLE  Ловец тишины

Сайд-проект музыкантов Animal ДжаZ поразил декадентской искренностью и трогательной простотой.

Когда от известной группы вдруг неожиданно «откалывается» сайд-проект, то вариантов развития событий может быть не так уж и много. Или новая группа станет небольшой краткосрочной забавой, так сказать, «игрушкой на отдыхе», в перерыве между концертами и записями альбомов с основной командой. Или же, напротив, юный зверек окажется сильнее родителя и по законам эволюции сожрет предшественника и останется в одиночестве. В случае с Zero People, сайд-проектом вокалиста и клавишника Animal ДжаZ, законы эволюции могут быть нарушены: только что появившееся существо другого вида вполне может выжить одновременно с прародителем.

Zero People — проект минималистичный, но, вместе с тем, удивительно эффектный. Вокал, клавишные и бит — на этом звуковая составляющая исчерпана. Зато все остальное песенное пространство отдано лирике, вернее — стихам Александра «Михалыча» Красовицкого: по-хорошему нервным и по-личностному откровенным. Стихам, которые наверняка не вписались бы в музыкальную концепцию Animal ДжаZ, но записать которые очень хотелось. Уже ударная декламация «Маятника» с его сложными, порой ассонансными рифмами и прозрачными клавишами Александра Заранкина многое объясняет: Zero People создавались не столько ради музыки, сколько ради стиха.

Есть на «Ловце Тишины» и наивные футуристические зарисовки в духе середине 80-х («Танго»), и немного депрессивные скетчи («Бег»). Вообще, веселья от пластинки лучше не ждать — эти песни куда больше похожи на откровенную беседу с другом, когда в душе наболело, поделиться было не с кем, а тут вдруг — встретил товарища, с которым не виделся несколько лет.

То, что Zero People вполне смогут существовать параллельно с Animal ДжаZ, сомнений, в общем-то, нет. Animal ДжаZ — большой проект, способный с легкостью «взять» и крупный клуб, и фестивальную толпу. А вот Zero People куда больше подошли бы для камерного исполнения — что-то декадентское есть в голосе Михалыча, когда он берет высокую ноту, а в это время Заранкин продолжает играть скупую и нежную мелодию. И в ресницах спит печаль, да.

30.11.2011, Павел СУРКОВ (ЗВУКИ РУ)