PROCOL HARUM  За гранью привычного

Есть безошибочный критерий, по которому можно определить, хороша ли книга, посвященная рок-группе: если после ее прочтения хочется немедленно найти все эти альбомы, услышать все эти песни и обязательно посетить ближайший концерт этих людей, - значит, книга состоялась. У Йохансена результат налицо

Клас Йохансен
Procol Harum. За гранью привычного
"Звезда Петербурга", СПб, 2003

Фанатство бывает деструктивным и креативным. Первая разновидность встречается чаще: беспорядки на концертах, густо исписанные признаниями в любви стены и подъезды, порванная на сувениры одежда, письма и звонки с угрозами в адрес жен/мужей/возлюбленных "объекта", стоящих на пути у фанатских надежд, и даже убийства: вспомним хотя бы Марка Чэпмена (Mark Chapman). Креатив возникает реже, но он намного более приятен и продуктивен: музыканты, взявшиеся когда-то за гитару под влиянием того или иного любимого исполнителя (можно исписать не один лист именами тех, кто впечатлился творчеством тех же The Beatles), переводчики, начавшие с попыток осмысления текстов Pink Floyd или Джима Моррисона (Jim Morrison), публицисты, дебютировавшие в самодельных журнальчиках-фанзинах, фотографы, бегавшие когда-то на концерты с "мыльницами"... Влюбленность, лишенная эгоизма, приводит к желанию познать и осмыслить, а потом к попытке поведать о своих открытиях миру, - и если любовь подкреплена талантом, то конечный результат иной раз намного интереснее источника вдохновения.

Клас Йохансен (Claes Johansen) - без сомнения, из числа креативных фанатов. 11-летний датский мальчик в 1969 году услышал по радио песню Procol Harum "A Salty Dog", а потом побывал на концерте группы. Он не знал английского языка, но купил магнитофон и начал искать записи. Выучился играть на гитаре и участвовал в нескольких группах. В 1983 году решил написать о Procol Harum книгу. Собирал материал, перезнакомился со всеми музыкантами группы, издателями фанзинов, коллекционерами и просто такими же, как и он, одержимыми. Переехал в Англию. Работал художником дизайнером, оформлял обложки дисков многих коллективов (в том числе и своих любимцев). Параллельно стал известным в Дании романистом, написав и опубликовав 14 книг. И, наконец, в 2000 году осуществил мечту - издал подробный, написанный с огромной любовью и теплотой, но при этом вполне объективный труд о Procol Harum. Вот этот самый.

История, заслуживающая уважения и даже восхищения: таким упорством и трудолюбием может похвастаться далеко не каждый фанат. Кроме того, искренней благодарности стоит и результат усилий Йохансена: все-таки Procol Harum - отнюдь не самая популярная команда в мире (а тем более в России), и многие считают ее "группой одного хита", то бишь бессмертной "A Whiter Shade Of Pale". Спору нет, песня замечательная, но за свою 40-летнюю историю группа записала кучу альбомов, содержащих не менее качественную и красивую музыку, и многие композиции ничуть не уступают той, которую у нас принято называть "Бледнее бледного". Procol Harum, а особенно основатели группы - гитарист Гэри Брукер (Gary Brooker) и поэт-текстовик Кейт Рейд (Keith Reid) - отнюдь не отличались творческой бледностью, и об этом можно и нужно было рассказать.

Йохансен ведет свое повествование "от самого начала", когда участники Procol Harum еще учились в школе и назывались The Paramounts, описывает первые успехи и разочарования, долгий труд, поиск себя, стремительный успех, смену музыкантов, кризисы, развалы, камбэки и новые достижения, от песни к песне, от альбома к альбому, - и делает это со всей дотошностью фаната, но и со всей объективностью зрелого человека, писателя, умеющего из всего обилия фактов и дат, эмоций и впечатлений оставить только нужное и отбраковать лишнее. Избыточность иногда губительнее сухости, и автор умело держит баланс, не лишая книгу субъективности и живого чувства, но и не перегружая ее чрезмерно документалистикой. Есть безошибочный критерий, по которому можно определить, хороша ли книга, посвященная рок-группе: если после ее прочтения хочется немедленно найти все эти альбомы, услышать все эти песни и обязательно посетить (если это вообще возможно) ближайший концерт этих людей, - значит, книга состоялась. Если Йохансен хотел именно такого результата, он может спать спокойно: результат налицо.

Однако труд переводчика тоже бывает креативным и деструктивным. В первом случае мы читаем книгу на одном дыхании, живем вместе с ее персонажами, абсолютно забывая, на каком языке был написан оригинал. Мы хохочем там, где герой шутит, и плачем, когда он погибает. Мы растаскиваем текст на афоризмы, цитируем наизусть стихи и прозаические отрывки, называем детей и собак именами героев книги, подражаем им и влюбляемся в них как в живых, реальных людей. Любовно храним эту книгу, давая почитать лишь близким, надежным друзьям, и негодуем, видя неудачную (или даже удачную, но не соответствующую нашим ощущениям) ее экранизацию. Некоторые переводчики оказываются настолько искусны и талантливы, что мы даже запоминаем их, и эти фамилии становятся для нас синонимами мастерства, знаками качества: Самуил Маршак, Борис Заходер, Михаил Лозинский, Нора Галь...

Фамилия переводчика книги Йохансена в выходных данных не обозначена, а жаль: она обязательно стала бы синонимом халтуры и небрежности, символом языковой деструкции, примером того, как люди берутся переводить то, о чем не имеют ни малейшего понятия. Может быть, эти определения звучат резко, - но, скажите на милость, как еще можно отозваться о переводе, в котором нет не только красоты, но даже знания азов? В том числе азов русской грамматики, вплоть до склонений существительных по падежам. А как вам понравится такая, к примеру, языковая конструкция: "Это являлось забавной вещью, чтобы сказать кому-то"? Между прочим, цитата из интервью Кейта Рейда - поэта, мастера слова. Кроме того, безымянный халтурщик, зачем-то нанятый издательством, не умеет транскрибировать имена собственные (и, видимо, поэтому половину из них оставляет написанными латиницей), панически боится переводить прозвища и часть географических названий... Что уж говорить не о языке перевода, а об элементарном знакомстве с предметом: он не знает реалий - и поэтому, например, гостиница "Finsbury Park Astoria" превращается в название песни, возникает фраза "...заменили Аланом Картрайтом, тогда известным по своему отчеству Джордж" (Аланом Джорджевичем, надо полагать?), а фирма "Columbia" становится страной Колумбией. Ему неведом музыкальный сленг, и он спокойно пишет, скажем, "стоял на басах", "лучший сингл стороны А" или "журнал для болельщиков" (если кто не понял, это как раз фанзин), а попытки перевести "умно" приводят к безумным конструкциям типа: "На всех записях группы, сделанных "EMI" много тонких деталей, утопленных чрезмерным использованием подголосков и сжатий". Это лишь малая часть тех языковых нелепиц и попросту глупостей, которыми битком набита книга.
Неразбериху усугубляет еще и корректор (если он вообще здесь был), по непонятным причинам не следящий за графическим оформлением текста: в результате курсивом пишутся названия то групп, то отдельных песен, кавычки при них то ставятся, то не ставятся, - и читателю, не знакомому с творчеством Procol Harum и вообще с английским роком 60-70-х, крайне трудно понять, что, кто, где и как. В результате тот, кому нравится эта группа, кто о ней что-то уже знает, но желает свои познания немного углубить, будет лишь раздосадован, а неофит, жаждущий информации, окажется дезориентирован и сбит с толку. И тот, и другой, скорее всего, отвернутся от музыки Procol Harum, а не заинтересуются ею.

Оценить по достоинству труд Йохансена смогут лишь немногие профессионалы (музыковеды и переводчики) - да и те, с усилием продравшись сквозь ее русскоязычный эквивалент, наверняка полезут в Интернет в поисках оригинала.
Чтоб облегчить им задачу, сообщаю адрес официального сайта группы: http://procolharum.com. Информацию о книге и способах с ней ознакомиться можно найти на странице http://procolharum.com/claes-saf.htm. Прошу воспринимать это не как рекламу, а как своего рода извинение перед автором от лица всех русскоговорящих и английскочитающих любителей рок-музыки. Искренне верю, что он никогда не узнает, как его многолетняя работа была погублена для русских читателей стараниями одного-единственного недоучки. Я бы на месте Йохансена подала в суд - за оскорбление чести и достоинства, злостное хулиганство и изнасилование книги в извращенной форме, совершенное с особым цинизмом.

18.02.2005, Екатерина БОРИСОВА (ЗВУКИ РУ)