ТОРБА-НА-КРУЧЕ  Непсихи. Негерои.

Первые разговоры о группе со сказочно звучным названием Торба-На-Круче начались еще год назад. Всезнающие музыкальные критики утверждали, что это - то самое, чего не хватает на российской сцене. Те, кому посчастливилось попасть на первый столичный концерт Торбы, не находили слов для выражения восторга. Так родилась интрига. А дальше?.. А дальше все зависит от этих талантливых - и таких ленивых - музыкантов...

Когда-то народными героями были Гребенщиков и Кинчев. Теперь на них смотрят как на заслуженных ветеранов, которым на концертах стоит дарить красные гвоздики, и изредка стряхивают пыль. Была эпоха Мумий Троллей - Лагутенко и Ко без шума уходят на заслуженную пенсию с правом редкого, но меткого выхода в люди. Пришла новая эпоха - нужны новые герои. Високосный год неприлично серьезен, Земфира и Би-2 - уже из роты ветеранов-классиков, а у необстрелянных , кроме "Молодых ветров", ничего стоящего...
Что делать - кому отдать музыкальную половинку трепетных сердец?
Может, Торбе-на-Круче?

Первые разговоры о группе со сказочно звучным названием начались еще год назад. Всезнающие музыкальные критики утверждали, что это - то самое, чего не хватает на российской сцене, невнятно бормотали что-то про русский Radiohead. Те везунчики, которым посчастливилось попасть на первый столичный концерт Торбы, не находили слов для выражения восторга.
Так родилась интрига. Торба поняла, что нельзя упустить момент - пора бы засветиться на людях. Отдали в радио-ротацию нейтральную песню "С дождя" и выступили на Нашествии перед многотысячной аудиторией. А славы не прибавилось. Свидетельство тому - полупустынный клуб "Точка" в драгоценные минуты презентации дебютной пластинки Торбы. На сцене - пятеро парней при черно-белом параде, потому что у них все-таки праздник. В зале - три фаната, два случайных прохожих, один журналист и несколько людей непонятной социальной принадлежности. Никто не орет на ухо, никто не толкается, никто не тушит об тебя сигарету. Благодать! Но музыкантам тоже хочется кушать...

"Непсих" - так называется дебютная пластинка Торбы-на-Круче. На обложке - расколотый елочный шарик ("это новогодний подарок!" - догадался Штирлиц). Внутри - пять немного смазливых парней. Только они, как ни странно, живые, искренние, с легкой иронией и неподдельной серьезностью.

Для полного проникновения в самую суть необходим приглушенный полумрак, приятные благовония, грустный крепкий кофе и нещадная максимальная громкость. А еще - терзающее одиночество, от которого по коже мелкие мурашки, полный хаос проблем и куча ребусов без отгадок. Чтобы ум с разумом мешались. "Я не псих, не псих, только скажи - не пси-и-их:". Душераздирающая истерика, исполненная с искренностью. Если нервы некрепкие, могут пострадать волосы и посуда. Чтоб их, эту Торбу-на-Круче. Цепляют, однако.
Это - заглавная песня дебютной пластинки.

Торба-на-Круче -это нерв. Ранимый, чувствительный, иногда ревущий гитарной истерикой, иногда волнующе акустический. Такое впечатление, что играет много-много гитар, только они растворяются где-то, поэтому их не слышно. В беседу с гитарами вступает кокетливая флейта, нагло выделяясь на фоне любых инструментов. Песни начинаются и заканчиваются непонятными шумами, шуршаниями и шелестами, что характерно для гитарных классиков туманной Британии.

На фоне искусно плетеных, нервных музыкальных полотен - не менее нервный вокал. Высокий, сильный, иногда тихо дрожащий, иногда натягивающийся до состояния рыболовной лески.
Витас отдыхает. Басков нервно курит.

Тексты - ловкая игра слов, но - что редкость - со смыслом:
Как бы хотел знать в доме твоем,
кто любил бывать в доме твоем
кто любил тебя до меня в доме твоем любить...

Торба претендует на дар провидения. Рассказывают, что, когда в истории США случилось страшное 11 сентября, на студии "Добролет" писались мистические строки: "Мы минируем дамбу, мы умываем руки, мы заливаем город балтийской водой, и вместо огромных заводов будут дымиться руины:" Совпадение, конечно.

"Торба-на-Круче" - детище холодного, промозглого, ветреного Питера. Молодые, талантливые, амбициозные, но ленивые. У них большой потенциал, много идей и грандиозных планов по покорению мира. У них - вокалист Макс ИвАнов, который закончил консерваторию и является профессиональным альтистом, обладает волшебным голосом и явно имеет шансы стать секс-символом. У них - дебютная пластинка, достаточно сильная для дебютной.

У них есть многое, нет одного: ярко выраженного желания стать новыми героями. И есть одно НО: всё пока упаковано в большую... ну, торбу, или, скорее, бутылку из толстого зеленого стекла, в бутылку с плотно закрытой пробкой. И брошено в Неву. Торба плывет по течению. Если бутылку кто-нибудь выловит и покажет товарищу, который покажет еще одному товарищу, начнется эпидемия Торбы и пробка может откупориться сама собой.

Торба-на-Круче - та самая группа, которая может стать очередным взрывом, если ее немного подтолкнуть, а может остаться сугубо культово-клубной, если лень возьмет верх над амбициями. Все в их собственных руках. Воспользуйся они приворотным зельем из жесткого пиара и радиодолбежки и...
Но тогда это будет уже совсем другая история.

15.12.2001, Татьяна КУБЫШКИНА (ЗВУКИ РУ)