ФЕСТИВАЛЬ  Счастливые люди неопределенного возраста

В Будве прошел фестиваль "Возраст счастья". Участников и слушателей он поразил своим звездным составом, а российских телезрителей - тем, что про него рассказала программа "Вести".

В Будве в начале октября прошел фестиваль "Возраст счастья" - праздник первых возможностей, которые открываются для людей, перешагнувших полувековой юбилей. Разные зрители увидели его по-разному: участников и слушателей в Будве open air поразил своим звездным составом, а российских телезрителей - тем, что про него рассказала программа "Вести".

Фестиваль оказался очень необычен -на нем выступали артисты и авторы, пользующиеся безграничным уважением думающей публики, при этом многие из них в последнее подвергаются цензуре и преследованиям за либеральные взгляды. В Черногории выступили Борис Гребенщиков и Михаил Жванецкий, Татьяна Лазарева и Леонид Парфенов, радовали новыми песнями Алексей Кортнев и Ирина Богушевская, читали рассказы и отрывки из своих произведений Вениамин Смехов и Борис Акунин.

Счастье разнообразно и деятельно. То тут, то там среди огромной территории расположенного на берегу средиземного моря комплекса "Славянский пляж" собирались группки людей без возраста, занимающихся оздоровительными практиками, ездили велосипедисты, бегали спортсмены. Виктор Майклсон, Шан Мин, Сергей Макеев, Лариса Иноземцева с 7 утра начинали утреннюю гимнастику, обучая будущих долгожителей кто упражнениям для больного позвоночника, кто йоге, кто ци-гуну и восточным практикам. По вечерам на разных площадках собирались любители средиземноморской кухни и авторского слога.

То, что на фестиваль собралось полтысячи человек, становилось заметным лишь на концертах звезд. "Если вам дорогу на фестивале перебежал Шендерович, это не к добру, – смеялся ничуть не изменившийся с 1990 года организатор фестиваля Владимир Яковлев.

Я знаю Яковлева с того времени, когда после Плехановского института начала работать корреспондентом в отделе экономики нового частного издания, внезапно потеснившего государственно-пропагандисткую машину "Известий", "Труда" и прочих советских медиабрендов. Искать информацию между строк новому зарождающемуся классу предпринимателей стало совсем не интересно. Сведения о новых формах жизни – капиталистических – по крупицам собиралась небольшой командой людей с экономическим и другим специальным образованием, которые вдруг взяли в руки перья и начали собирать информацию, которую потом читатели "Коммерсанта" использовали для принятия коммерческих решений. Взрывной успех "Коммерсанта" – стремительно набравшая обороты подписка и реклама – заставил советских монстров подвинуться и пропустить вперед новую журналистику.

Сейчас многое изменилось: старые советские бренды возродились на государственные деньги, вытеснив независимые СМИ в Интернет и перекрыв им кислород. Государство практически расправились и с частным сектором, и с независимыми медиа. Издание, где я проработала 12 лет главредом, просто прикрыли. Предварительно к нам заглядывали то налоговые полицейские, то пожарные. В конце концов, в бухгалтерии вскрыли сейфы железным ломом (дело происходило в здании ФГУП "Пресса" управделами президента). Это не частный случай: стоит вспомнить, как зачищали РИА "Новости", "Газету", "Ленту"... Команды перемещались из холдинга в холдинг, в должности задерживались лишь люди с высоким уровнем самоцензуры, прочие покинули СМИ навсегда.

Но и такой ситуации Владимир Яковлев сумел найти новую нишу. Его новый медиапроект, сопровождаемый встречами и концертами, шагнул за пределы России. Неугомонный издатель ухватил общемировую тенденцию, считая нашу страну частью глобального мира, частью Европы, обогатившей ее своей культурой и искусством - и стремится показать русско искусство везде, где оно востребовано.

Еще одна тенденция, которую активно эксплуатирует Яковлев - резкий скачок продолжительности жизни. Люди сейчас живут на несколько десятилетий дольше, и после полувекового юбилея у многих жизнь становится ярче и красочнее благодаря накопленному опыту и капиталу. Продолжительность жизни между поколениями возросла на 25 лет. В своих лекциях Владимир Яковлев рассказывал об ином качестве жизни, которую можно прожить счастливо, занимаясь любимым делом. И начать можно в 50. Уже вышло несколько его книжек о новых героях – в 65 они, как Роджер Оллсопп, переплывают Ла Манш, участвуют в триатлоне, как Людмила Воронова, - она в 61 уже 8 раз выдержала нагрузку Ironman (заплыв 4 км, 180 км. на велосипеде, бег 42 км). Новые герои танцуют в стиле линди-хоп, в 60 бывший офицер полиции Аннабель Норвел Дэвис стала актрисой и фотомоделью, Саша Галицкий занимается с людьми старшего поколения резьбой по дереву, Гретта Понтарелли показывает акробатические трюки на шесте, давая фору любой цирковой актрисе моложе себя. Всех этих героев нового времени, чьи истории легли на страницы книг Яковлева, я встретила на фестивале, где те делились с гостями найденной экспериментальным путем формулой счастья и долголетия.

Олег Нестеров исполнял композиции с прошлогоднего альбома "Из жизни планет" - про неснятые фильмы 60-х. Каждую композицию Олег предварял увлекательной историей фильма, к которому написана музыка.
Известный телеведущий и режиссер Леонид Парфенов вдруг запел советские песни вместе с группой Мейделех. Три консерваторские выпускницы чисто и звонко раскладывали на три голоса знакомые с детства песни, но преподносили их не со звериной серьезностью, как на Гостелерадио, а легко и чуточку иронично. Ирония, в том числе и самоирония – преимущество думающих людей. Они не насаждают патриотизм, как это делают госканалы с помощью бесконечных военных сериалов и кинофильмов, или как некие "активисты" - с помощью зеленки или тортов, кинутых в оппонентов. Не ищут для травли людей из пятой колонны. Не ставят памятники тиранам и убийцам. Они показывают красоту и цельность общего культурного контекста, формируют культурный код и рождают ощущение не только общего прошлого, но и настоящего.

Борис Гребенщиков пел под акустическую гитару хорошо знакомые песни, Ирина Богушевская – новые вещи из значительно изменившегося за последние годы репертуара. Ни грамма фальши - ни в исполнении, ни в интонации. Никакой "фанеры", никаких банальностей. Серьезный разговор о жизни, после которого набираешься сил.

В промежутке между выступлениями недавно отметивший 50-летие Алексей Кортнев рассказал Звукам, как и почему он попал на этот фестиваль:
Алексей Кортнев: Нас пригласила Таня Лазарева, с которой мы дружны 28 лет, здесь собралась очень хорошая кампания, да еще в таком райском месте! Оказаться в такой череде выступающих – огромная честь. Например, мы выступаем после Бориса Гребенщикова, которого я совершенно искренне полагаю великим музыкантом и поэтом. Это очень лестно.
Звуки: Как вы относитесь к тому, что Леонид Парфенов вдруг запел?
Алексей: С Леней мы тоже знакомы больше 20 лет, я давно слышал, как он поет. Мы когда-то работали в Ассоциации авторского телевидения, и уже тогда он уже напевал своим приятным баритоном.
Звуки: А вы не хотите тоже сменить амплуа - к примеру, начать снимать документальное кино?
Алексей: Нет не хочу, я итак занимаюсь разнообразными видами деятельности, мне пока хватает разнообразия.
Звуки: В 2011 году вы выступали на митинге "За честные выборы", голосовали на московских выборах за Навального...
Алексей: Да, я выступал на различных политических мероприятиях, и в то время это было актуально и правильно, и вполне справедливо. Сейчас подобных маршей просто не проводится, потому что либеральная идея в России выдохлась совершенно. Я не думаю, что это навсегда. Очень надеюсь, что не навсегда. Но сегодня подобные мероприятия были бы совершенно не актуальными. Наша власть так хитро себя повела – она выиграла, переиграла либералов – и введя страну в кризис, и развязав войну в Сирии и на Украине. В воюющей стране либеральное движение сразу же ассоциируется с пятой колонной, предательством. И в том числе поэтому власть так ловко обставила нас всех. Потому что сейчас возвысить голос против Путина – это все равно выступать против России. У абсолютно подавляющего большинства населения страны – и я к нему стал относиться – это вызывает именно такую ассоциацию. Поэтому сейчас нужны какие-то другие методы даже не борьбы, а сосуществования, разумно-мягкого противостояния. Все равно, конечно, необходимо оставаться собой, отстаивать свою точку зрения.
Звуки: У вас это получается в России?
Алексей: У меня да, у меня есть инструменты -- в первую очередь, театр и концерты, это трибуна, с которой я могу высказываться, иногда впрямую, иногда завуалированно, эзоповым языком, насколько он сейчас интересен и востребован.


Звуки: Вам не кажется, что это – единственная сфера, где можно высказываться, поскольку за несколько лет СМИ зачистили?
Алексей: Совершенно верно. СМИ совершенно выхолощены, в моем радиоприемнике рядом находятся две кнопки – "Вести FM" и "Эхо Москвы". Ни то, ни другое больше 15 минут слушать невозможно. Я живу не в вакууме, поэтому знаю хорошо, что происходит. Мне не стыдно выступать с теми людьми, которые сюда приехали. Вряд ли я стал бы выходить на сцену с Володей Соловьевым, с которым я нахожусь в приятельских отношениях, поскольку мы знакомы многие десятилетия. И такие вещи не разрываются даже при том, что я категорически не согласен даже не с тем, что он говорит, а как он это делает, как он себя позиционирует. Тем не менее, на одну сцену с ним я не пошел бы.
Звуки: Расскажите про ваши будущие работы. Как вы делите время между театром, кино, концертной деятельностью?
Алексей: У меня нет таких больших работ, в которых я был бы задействован. У меня и моих коллег очень радостное событие 15 октября. Состоится премьера оперы "Акбузат" в Уфе, в Башкирском национальном русском театре - это огромная работа, которую мы делали полтора года. Двухчасовая опера с чудесами, крылатыми конями, драконами и т.д. И для меня это очень значимый рубеж, потому что я такую большую форму не писал до того никогда. Что касается театральных работ, я очень надеюсь, что через сезон смогу принять участие в постановке «Иисус Христос - супер стар» в России, которую будут делать Стейдж энтертеймент, мои хорошие товарищи, с которыми мы делали "Cats", "Mama Mia", "Красавица и чудовище".
Звуки: Вы чувствуете недостаток финансирования? Как вы достаете деньги?
Алексей: Мы работаем много, денег стали получать меньше из-за обесценения рубля. Стало гораздо меньше корпоративов, но их стало вообще меньше, поскольку завинтили гайки очень серьезно. Это была существенная прибавка к финансированию. Мы стали играть сейчас гораздо больше публичных концертов. Мы не находимся в противостоянии с властью. Мы не являемся запрещенной группой, более того, сейчас кроме Андрюши Владимировича Макаревича, моего прекрасного друга, который настаивает на своей точке зрения публично, никто не занимается какими-либо политическими заявлениями среди музыкантов, и никому никакой кислород не перекрывают. Захлопнулись все разом – на умного и отважного человека Юрия Шевчука гавкнул Путин в Питере, и наступила тишина. Теперь он не высказывается никак, лишь продолжает петь. И слава Богу. Ведь концерты Шевчука гораздо дороже, чем его высказывания.
Звуки: Вчерашнее выступление Леонида Парфенова показало, что можно по-разному петь советские песни…
Алексей: Конечно. Если этот тренд продлится, театр и эстрада займут то положение, которое занимали при советской власти. Положение храма, куда люди ходили за правдой.
Звуки: Люди снова научатся читать между строк…
Алексей: Да, придется идти куда-нибудь в Вахтангова или МХАТ на какую-либо скандальную постановку, которую вот-вот закроют, чтобы понять, что происходит у элиты. Эту функцию те 25 лет, которые мы жили при демократии и открытости, театр совершенно утратил. Он утратил функцию исповедальни, он превратился в то, чем он является во всем мире – в место развлечения. Сейчас, судя по всему, все оглобли заворачиваются назад.
Звуки: Вам не кажется, что это происходит очень быстро и хорошо продумано?
Алексей: Не знаю, хорошо ли продумано, меня это расстраивает, но не пугает.
Звуки: То есть у вас всегда есть запасные варианты?
Алексей: Я не знаю, какие у меня есть запасные варианты, я просто знаю, что страна жила и так, и сяк и наперекосяк, тем не менее, выживет впредь. Сколько бы на нее не примерялись – как Григорий Шалович Чхартишвили вчера говорил – это некий костюм, который примеряется на страну, и какие бы уродливые костюмы не напяливались на это тело за последние десятилетия, все равно она живая, все равно люди жили здесь десятилетиями. Мои дети в количестве пять штук растут в России, и будут в ней жить десятилетиями. Так или иначе – но как-то будут.
Звуки: Что вы скажете про дух фестиваля?
Алексей: Я пока увидел два выступления Акунина и Парфенова, мне ужасно понравилось. Мне кажется, что на всех фестивалях дух одинаковый – после пятого шестого бокала вина он всегда очень позитивный. Мы однажды играли на Селигере для нашистов. Странное впечатление производят эти люди. Нас туда позвали играть, мы только выпустили песню "Шла Саша по шоссе" - пятый или шестой раз мы пели со сцены эту песню, и так с фигой в кармане – давай, давай, сейчас как выйдем, как дадим… Путин и Медведев висят напротив сцены, толпа народу. Туда были свезены люди, которые являются "движками» в своих городах, провинциях. Как бы мы к ним не относились, это те люди, которые вскоре возглавят администрации и другие органы власти. То есть нам всем жить под управлением этих ребят. Это было давно – лет 10 назад. Мне было интересно посмотреть, как эти люди будут слушать. Будут ли. У нас прекрасно прошел концерт, был относительный успех, и меня изумило, когда после концерта нам в гримерку пробрался какой-то молодой человек с горящими глазами, он был откуда-то из Перми,- и сказал: "Я у себя в городе организую общественное движение "За Сашу"". Это идеальная способность трансформировать все, что угодно, превращать в удобное и выгодное для себя.


Звуки: Как часто меняется состав Несчастного случая? -- Он практически не изменился, за 33 года, у нас поменялось 3 барабанщика и басист. С ребятами Сергеем Чекрыжовым клавишником, саксофонистом Павликом Тимофеевым, мы работаем 32 года вместе. 32 года назад мы с Валдисом Пельшем начали играть дуэтом, остальные через год к нам присоединились.
Звуки: Как вы начали общение с Квартетом И?
Алексей: Мы познакомились в молодежной секции дома Актера. Мы участвовали в новогодних капустниках, на Масленицу делали праздники. Они и сейчас проходят, только мы уже по возрасту в них не принимаем участия. И молодые артисты из всех молодежных театров там встречались, знакомились, я там нашел свою вторую жену Юлию Рутберг, с которой счастливо прожил 10 лет. У меня все жены удивительно похожи друг на друга.
Звуки: Кстати, как вы относитесь к творчеству своей первой жены, Ирины Богушевской?
Алексей: С восторгом. Ее песни были блистательны всегда. Еще когда мы с ней познакомились в студенческом театре МГУ в 1985-86 году, там мы, собственно, подружились с ребятами из "Квартета И", с этого начался спектакль "День радио". Я туда принес на какой-то из капустников песню "Ночной ларек", фильмы пошли гораздо позднее – изначально возникли спектакли "День радио" и "День выборов". Первый мы поставили 16 лет назад, он до сих пор идет. Но играть его уже просто не возможно, не смотря на то, что актуальности спектакль не теряет. Но если раньше мы играли по 5-6 спектаклей в месяц, то сейчас - от силы один раз "День радио" и один ""День выборов". 16 лет у нас собираются полные залы – еще и не попадешь.
Звуки: Что бы вы пожелали участникам фестиваля?
Алексей: Я хочу пожелать, чтобы те люди, которые заплатили за участие 700 евро, вывезли отсюда какой-то новый опыт, чтобы это оказалось, действительно, полезно. Не пропадут даром усилия, потому что люди знакомятся, завязываются какие-то дружбы, какие-то отношения, это так и должно быть. Семинары, я надеюсь приносят пользу.
Звуки: Рассматриваете Черногорию как место отдыха?
Алексей: Да, мы всегда ездим отдыхать туда, где есть какой-нибудь порт. В последние лет 10 мы стали играть в гольф с моими многочисленными друзьями. Прилетев в Тиват, я с удовольствием увидел два поля, в следующий сезон мы можем приехать сюда играть. Мне очень понравилось, так здесь красиво и чудесно! Мы походили по старой Будве, там райское место. Ощущение – здорово! Я в Монтенегро первый раз. Будва очень похожа на Бари, я там был года два назад, мы там прожили дня три, играя в гольф. Мы были на чудесной могиле Николая Чудотворца, из которой усердные монахи достают по два литра мира. Старый городок в Будве очень похож на Бари. Это понятно – одна средиземноморская культура, оба города заложены примерно в одно и то же время.


Ирина Богушевская, как и многие другие участники фестиваля, не только выступала с концертами, но и отдыхала, принимая участие в программе "Взраста счастья" на правах слушателя.


Звуки: Ирина, вы в первый раз на фестивале - как вы о нем узнали?
Ирина Богушевская: От своей подруги, которая была здесь год назад, вернулась в абсолютном счастье, сказала, что как здорово, сколько полезных встреч, атмосфера чудесная. Вот (показывает на рядом расположившегося папу с ребенком—прим. авт.) - это, например, Олег Нестеров, играет с этим чудесным юным человеком. Много людей объединены одной целью – найти радость в жизни и научиться проживать ее стопроцентно полноценно. Мне эта тема очень близка, хотя я, как истинная леди, не люблю разговоры о возрасте: тебе столько лет, на сколько ты выглядишь и чувствуешь. Этот возраст неизбежен для каждого, хорошо заранее подумать, что ты будешь делать тогда. Какие новые источники вдохновения искать в жизни. Как тратить время, на что.
Звуки: У вас замечательный источник вдохновения – пение. Вы почти каждый год выпускаете новые диски, недавно выступали в консерватории с Алексеем Иващенко...
Ирина Богушевская: Да, у нас программа с Алексеем Игоревичем, моим другом, учителем. Мы с группой "Несчастный случай" когда то учились у них в Студенческом театре МГУ. У нас в ноябре опять будет программа босса новы, которую мы перевели на русский язык. Это джазовая музыка, золотая классика, музыка, рожденная в Бразилии, солнечная, прекрасная. Кстати, она подошла бы к этой всей обстановке.


На третий день ВГТРК разразилось репортажем о том, как политтехнолог и галерист Марат Гельман якобы подогревает тезис "пора валить", приписав действительно присутствовавшему на фестивале гостю Гельману все заслуги по организации фестиваля.

"Собралась теплая компания людей, которые в большинстве своем не скрывают недовольства существующими российскими реалиями,- услышали зрители "России 24". Дальше шел возмущенный рассказ о том, как Марат Гельман призывает спасать Россию с помощью искусства, превратив Черногорию в новый культурный центр. Звезда "России 24" Анастасия Ефимова понадергала из Facebook отчетов с фестиваля,- в том числе со страниц блогера Рустема Адагамова. В финале репортажа некий Вениамин Стрига, "эксперт Балканской федерации русскоязычных организаций", обвинил Гельмана в антироссийском заговоре. Да, школу советской журналистики не истребить.

"Мне кажется они просто перепутали, – говорит Марат Гельман. – периодически происходят какие-то конференции, сейчас в Праге идет, например, форум, посвященный Борису Немцову. Люди не разобрались, увидели фамилию Акунина, фамилии, которые привыкли видеть в оппозиционных тусовках, средах, - и решили на всякий случай наехать. Когда начали разбираться, выяснили, что ничего такого нет, а мой блог все читают. Поэтому решили таким образом связать это со мной. Полтора года назад я пригласил Володю Яковлева в Черногорию, думал о Грузии, как о месте проведения этого фестиваля. У него была своя лекция о возрасте счастья, я считаю, что это гениальный проект, который пока развивается в одном ракурсе – он больше про человека, его физический и духовный возраст… Володя нашел, что как молодежь в 60-е, люди между пятидесятью и семидесятью - другая формация, и для нее нужно все делать по-другому. Эта идеология важная. То, что пока все сводится к фестивалю – это временно. Завтра можно представить, что для этой группы крупные парфюмерные компании будут выпускать специализированный парфюм! Я познакомил Яковлева с теми, кто впоследствии стал партнерами фестиваля, спонсорами, и моя роль на этом завершилась".

Что можно противопоставить войне? Только любовь и демонстрацию своей небоязни агрессивной массы, попсы и пропаганды, завоевывающей официальные медиа и концертные залы. Просто жить и любить. И начинать заново жизнь.

10.10.2016, Наталья КАЛИНИЧЕНКО (ЗВУКИ РУ)

ФЕСТИВАЛЬ - свежие публикации:

  • Анонс - Синтетические материалы, 15.11.2022
    Московский фестиваль альтернативной электроники Synthetic Snow отмечает двадцатилетний юбилей. Представляем его участников! »»
  • Анонс - Сильнее Фауста, 14.11.2022
    В декабре в Москве пройдет новый Volkov ManiFEST — форум свободного искусства разных жанров »»
  • События - 20 лет спустя, 02.10.2022
    Андеграундные группы 90-х воссоединяются на фестивале, посвященном 20-летию лейбла Numero Group »»