AEREOGRAMME  Sleep And Release

В то время, как в далекой шведской деревне посредством астролябии и мозгового штурма товарищ Vintersorg открывает новые созвездия на небосклоне рок-музыки, свежее слово к народу рекут In Flames и...

В то время, как в далекой шведской деревне посредством астролябии и мозгового штурма товарищ Vintersorg открывает новые созвездия на небосклоне рок-музыки, свежее слово к народу рекут In Flames и Moonspell, на другом берегу электронные хипаны The Gathering и семядесятники Amorphis заголяют психоделические и пинкфлойдовские родоначальные причиндалы, четверо третьесортных неsuccessful мужиков из "хмурого Глазго" пытаются хоть немного от этого саксесса забеременеть. Чего не сделаешь, чтобы понравиться дяде твоей мечты! Вот четверо неsuccessful мужиков из "хмурого Глазго" рядятся в демисезонную музыку несуразного покроя, с длинными широкими полами до щиколоток и декольтированным "топом". Сверху у этой странной конструкции торчат эмбиентные (по-русски - кисельные: "Съешь из плесени кисель - чай не пробовал досель...") клавишные и странный инструмент loop, методика игры на котором лично для меня есть загадка всей жизни - от значка ГТО до гробовой доски. А снизу пришиты рюшечки британского рок-н-ролла от Led Zeppelin и Motorhead, до, с позволения, сказать, брит-попа. Обе детали туалета крайне непропорциональны - длинное, долгое занудстование из резиновых на слух клавишных и сэмплов, и меж ними короткие эпилептические припадки драйва, - утомляет.
Иногда на стыке первого и второго начал образуется т.н. психоделия - растормаживающая музыка, с совершенно незапоминающимися мелодиями - что-то родственное кухне суши. Но тех, кто привык есть простые щи, от этого кушанья может стошнить. В лучшем случае, когда забрезжит рассвет и обозначится конец "Sleep and Release" ("Энурез под покровом ночи"), их ждет головная боль, тоска и исчезновение утренней эрекции.
Иногда из-под означенного покрова слышны голоса. То не певец, а борец с сальмонеллой вещает что-то готовым надломиться тоненьким фальцетом, а то поверх музыки, расшатывающей психику, раздаются полные страдания вопли кота Барсика, посаженного рукой злодея в стоящую на конфорке кастрюлю и придавленного сверху крышкой дисторшна ("Wood").
На словах это дурацкое кровосмесительство между сиамскими близнецами выглядит так: ни уму, не в Красную Армию - ни сердцу, не в клубок причинных следствий. И кобыле рукав не пришей. Один махатма с прибором оставляет на полях страны на три гектара больше, чем на гнездо агрессии с усредненной высоты беспосадочного перелета мухи. И дело здесь даже не в Джавахарларе Неру, а в том, что крылья Родины заслоняют от обзора поле деятельности. А ведь молодому телу нужны стоки ферментов. Трактором.

13.10.2003, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)