ДДТ  Время

Период, предшествовавший записи пятого альбома ДДТ , был для Шевчука настоящей проверкой на выживаемость. После Периферии на него обрушился целый град репрессий - начиная от разоблачительных...

Период, предшествовавший записи пятого альбома ДДТ , был для Шевчука настоящей проверкой на выживаемость. После Периферии на него обрушился целый град репрессий - начиная от разоблачительных статей в башкирской комсомольской и партийной прессе и заканчивая спровоцированным нападением на улице. У него не было ни работы, ни группы, ни каких-либо перспектив на спокойную жизнь в Уфе. Однако в творческом плане у Шевчука наступила болдинская осень. К концу 85-го года материал для нового альбома Время был уже готов - по определению Шевчука, своеобразный ответ на дерьмо, вылитое нам на головы . В Уфе записывать альбом было нереально, но вскоре у Шевчука появилась предварительная договоренность с Москвой о предоставлении студии под предстоящую запись.

Перед отъездом в столицу музыкантами было проведено несколько репетиций на квартире у нового басиста Нияза Абдюшева, заменившего разуверившегося в перспективах ДДТ Геннадия Родина. Нияз - гордый потомок древних татарских князей - был по призванию художником, но в мирской жизни лабал на басу в кабаке. Помимо этого, он являлся обладателем старенького дореволюционного фортепиано, на котором впопыхах и была отрепетирована программа, получившая впоследствии название Время . Собрав вокруг себя наиболее преданных музыкантов, Шевчук в октябре 85-го года вывез в Москву очередную версию ДДТ : Владимир Сигачев, Сергей Рудой и Нияз Абдюшев.

В столицу уфимцы приехали налегке - не только без денег, но и без инструментов и даже без медиаторов. Только у Шевчука была с собой какая-то акустическая гитара ленинградского производства. Лидер-гитарист в группе отсутствовал, и на его место планировали найти музыканта непосредственно в Москве. Гитариста так и не нашли, зато в процессе поисков выяснилось, что в это время в городе находятся Сергей Рыженко и Сергей Летов, готовые в любой момент помочь группе. Незадолго до описываемых событий Шевчук записал вместе с Рыженко на одной из московских квартир акустический альбом Москва, жара , а о Летове слышал массу восторженных откликов, связанных с его сотрудничеством с группой ДК .

Вскоре стало очевидно, что все договоренности с местными подпольными студиями не стоят и ломаного гроша. Когда дело дошло до записи, оказалось, что одна из студий занята, во второй ДДТ сразу отказали, в третьей были какие-то временные накладки. После долгих поисков всплыл сравнительно подходящий вариант - студия в одном из домов культуры в районе Преображенки, в которой, правда, не было барабанов. Вычислить в Москве более-менее пристойные барабаны было несложно, но их аренда требовала денег. В подобной ситуации музыканты решили воспользоваться электронными барабанами Yamaha RX-11, бесплатно предоставленными другом Шевчука, а впоследствии студийным реставратором ДДТ и одним из создателей Hobbott Proline Ltd. Владимиром Кузнецовым. Необходимо напомнить, что в 85-м году электронные барабаны все еще считались в Союзе новинкой и последним писком моды. В связи с безысходным положением ритм-бокс был воспринят группой как подарок судьбы. Рудой, Сигачев и Кузнецов набросали для него программу, и процесс записи сдвинулся с мертвой точки.

Впервые столкнувшись с ритм-боксом, музыканты ДДТ долгое время не могли под него играть, - вспоминает Сергей Летов. - Их выводили из себя механический ритм и ощущение неутомимой постоянности, которые психологически давили на них. Работа с ритм-боксом шла очень тяжело и заняла около двух недель. Затем началась спешка, поскольку кончались деньги на жизнь .

Вскоре выяснилось, что местные звукооператоры страдают манией величия, а мнение музыкантов в расчет особенно не принималось, - вспоминает Рудой, который на записи болванки подыгрывал ритм-боксу на бонгах. - Приходилось постоянно преодолевать сопротивление этих людей, привыкших работать с эстрадными или полублатными группами, чтобы записать не какой-нибудь шелест, а полноценный рок-звук .

Какое-то время с этими неудобствами можно было мириться и пытаться найти со звукооператорами общий язык - до тех пор, пока Шевчук не запел. К этому моменту уже были готовы партии баса и барабанов, а операторы в клубе экспериментально-учебного кожевенно-обувного комбината все еще не ведали, что у них на студии пишется ДДТ .

Гонения на Шевчука в тот момент были страшными, - вспоминает Нияз Абдюшев. - Приехав в Москву, мы даже скрывали его имя - просто говорили, что нам надо записаться. Когда мы уже почти закончили прописывать болванки, Юра в какой-то момент не выдержал и запел. И тут такое началось! Звукорежиссеры сразу же врубились, кто поет, и нам даже не захотели отдавать фонограммы. Сами же ребята-музыканты, свои, вроде бы, коллеги - и арестовывают пленку: Не можем вам, ребята, отдать. Ни за что. Нам еще жить охота . Выцарапали мы эту пленку с таким трудом, кое-как...

Тем не менее до конца последней смены группе разрешили в студии записать вокал - сколько успеете . После изматывающей работы и наложения голосов на первых трех песнях внезапно выяснилось, что канал с вокалом записан в противофазе. Это было не смертельно, если слушать альбом в моно-режиме, но при стерео-прослушивании бас-гитара пропадала напрочь. Это означало, что все вокальные треки писались совершенно напрасно - альбом надо было переделывать в другом месте, имея на руках лишь готовую болванку с прописанными ритм-боксом и басом.

Через несколько дней было найдено новое место - на окраине Москвы, в девятиэтажном доме рядом с метро Пражская . Запись происходила в двухкомнатной квартире у Валентина Щербины и Игоря Васильева - известных московских подпольных писателей , звукорежиссеров нескольких альбомов ДК , а также Ночного проспекта , Николая Коперника , Проходного двора и других. Одна из комнат в арендуемой ими квартире была заперта, поэтому дислокация техники, музыкантов, сочувствующих друзей и звукооператоров выглядела следующим образом. В незапертой комнате стоял примитивный пульт и катушечный магнитофон Sony со снятой панелью - тот самый, на который писалось ДК . Все микрофоны были выведены в коридор. Летов дудел на кухне, Рыженко играл на скрипке из туалета, Шевчук находился в коридоре, а Сигачев с клавишами затаился в одном из углов комнаты.

По воспоминаниям Сигачева, одной из первых писалась композиция Дорожная : Ритмически это была чистая русская волна - с элементами пародии, самоиронии и ностальгии. Для большей остроты сюда были добавлены не вполне традиционные партии саксофона и рояля, отражающие здоровый элемент сумасшествия на железных дорогах .

Несмотря на стандартный саунд, Время получался очень современным и не всегда очевидным в темповом ракурсе альбомом. Часть вещей на нем невозможно было определить ни жанрово, ни ритмически. Стилистически на нем преобладала новая волна с выдвинутым на первый план дуэтом клавиши-саксофон. Присутствие Летова и Рыженко окрасило альбом в джазовые полутона и довольно успешно замаскировало отсутствие лидер-гитары - необходимого элемента предыдущих работ группы.

...Большинство незнакомых песен разучивались Летовым и Рыженко прямо на месте. Летов вспоминает, что партию, которую нужно было сыграть в песне Время , Шевчук ему просто напел, причем происходило это за несколько минут до начала записи.

На Мальчиках-мажорах Юрий Юлианович наконец-то реализовал свой давний замысел - записать на альбоме хор имени ДДТ . То, что ему не удалось сделать в Уфе в альбоме Свинья на радуге , он воплотил в жизнь в Москве, заставив подпевать в припевах Мальчиков-мажоров всех находившихся в квартире людей. Примечательно, что позднее, на квартирных концертах, Шевчук в Мальчиках-мажорах время от времени пел еще пару строк, посвященных похоронам старого мажора. Впрочем, это уже был чистой воды стеб.

...По проверенной временем ДДТ -шной традиции альбом доделывался в течение трех дней. Предпоследней из композиций записывали Ни шагу назад .

К концу записи все музыканты были выжаты, как лимон, - вспоминает Рыженко, - а Шевчук, несмотря на чай и коньяк, к этому моменту фактически сорвал голос. Мне пришлось в Ни шагу назад сделать разложение на два голоса, поскольку вокальная партия в ней с очень широким разбросом по диапазону и бесконечными перекрещиваниями. Затем мы вместе с Юрой дожали песню до конца, а я спел верхнюю партию в припевах .

Последние наложения производились на кухне в ночь на восьмое ноября. Существует легенда, согласно которой Летов играл свои саксофонные партии под аккомпанемент салюта на улице - чтобы уменьшить слышимость. Когда же праздничный фейерверк закончился, Летов напоследок так вдул на тенор-саксофоне, что хозяева квартиры оказались на грани инфаркта.

Под утро Шевчук, Сигачев и Рыженко разыграли на кухне мини-спектакль Иван Иванович умер - тот самый, с которого и начинается альбом Время . Музыканты вспоминают, что первоначально альбом планировалось открыть нокаутирующим хуком Мальчиков-мажоров , но затем родилась идея Иван Ивановича , которая и вытянула за собой следующую композицию, написанную Сигачевым в барочном стиле на текст церковного псалма, датированного ХII веком.

В сравнении с Периферией этот альбом получился более энергичным, позитивным и жизнеутверждающим: Мы искусству прорубим русло - становитесь за мной, друзья! При этом - идеальное сочетание социально ориентированных песен (с креном в бытовую направленность) и дозированного политрока.

...Это была последняя сессия, записанная музыкантами ДДТ бардачно-кочевым методом в бардачно-кочевом составе. Переезд Шевчука в Ленинград поставил точку в его сотрудничестве не только с Сигачевым, но и с большинством уфимских музыкантов ДДТ .

Что же касается Сигачева, то он остался в Москве, где с группой Небо и земля записал несколько живых и искрометных панк-альбомов. В 90-х годах его следы теряются, и многие друзья считают его пропавшим без вести. По слухам, бывший клавишник ДДТ убит за невыплаченные долги.

09.09.2002, Александр КУШНИР (100 Магнитоальбомов Советского Рока)

Сайт: www.ddt.ru

Группа ДДТ

«ДДТ» («DDT») — российская рок-группа, основанная в 1980 году в Уфе. Лидер группы, автор большинства песен и единственный бессменный участник — поэт, композитор, исполнитель, художник, актёр и продюсер Юрий Шевчук.

Подробности из жизни:

Состав:
Шевчук Юрий - стихи, основные музыкальные темы, вокал, гитара
Шумайлов Константин («Кот»)- клавишные, сэмплеры, программирование, бэк-вокал и др
Федичев Алексей - гитара, бэк-вокал
Невелев Роман - бас-гитара
Мамай Артём - ударные
Васильев Иван («Дядя Ваня») - труба
Вишняков Антон - тромбон
Романова Алёна - бэк-вокал

Владимир Сигачёв — клавишные (1980—1987гг.)
Рустем Асанбаев — гитара (1980—1983гг.)
Геннадий Родин — бас (1980—1984гг.)
Ринат Шамсутдинов — ударные (1980г.)
Сергей Пастернаков — ударные (1981г.)
Рустам Каримов — ударные (1981—1983гг.)
Рустем Ризванов — гитара (1984, 1992гг.)
Сергей Рудой — ударные (1984—1986гг.)
Нияз Абдюшев — бас (1984—1986гг.)
Сергей Рыженко — скрипка, гитара, блок-флейта, клавишные (1985г., 1994—1995гг., 2000г., 2003г.)
Сергей Летов — саксофон (1985—1987гг., 2000г.)
Вадим Курылёв —…

Далее... →