NAZARETH  Без скидок на возраст

Никто из купивших билеты не собирался увидеть шоу. Приобщиться к легенде, хлопнуть по рукам великих рок-н-рольщиков, подарить им цветов, улыбнуться, поняв что такое музыка с большой буквы - да, но не больше. Но ведь и не меньше!

Еще в августе месяце, заглянув в очередной раз на сайт клуба "Апельсин", наткнулась на сообщение о визите группы Nazareth. И сразу на душе тепло стало, и в голове рок-н-ролл заиграл, и ноги сами в пляс попросились. Как заключенный отмечала палочками на стене дни до назначенного времени. Девятнадцатое октября, казалось, не наступит никогда.

Вечером пятницы танцпол клуба к восьми уже был забит. Разогрева не было. Концерт начали на полчаса позже заявленного, и народ за время ожидания сам себя довел до нужного состояния. Когда погас свет и заиграли первые аккорды фонограммы, публика взревела. На их глазах должна была ожить легенда. Для кого-то впервые, для кого-то уже нет. Каждый ждал чего-то своего, благодаря за то, что Nazareth здесь, хотя бы в доказательство того, что рок-н-ролл жил, жив и...

С фонариком пробрался к установке барабанщик, который и задал ритм вечера. Непокорные ноги заставили подняться из-за столиков людей из вип-зоны, столь нелюбимых многими обитателями танцпола. В такой момент было сложно усидеть. По коже пробежали мурашки. Ну что, зажжем?!

Композиция "Night woman" стала заглавной. Сразу неприятно поразил звук. Было слишком громко, настолько, что от выдаваемых Дб ключи в кармане вибрировали. А когда громко и отвратно отстроено - это караул. Дэн МакКаферти является обладателем далеко не баса, голос у него скрипучий, пропитый, прокуренный, поэтому надо было сделать вокал менее звенящим, более мягким, что ли. Бас-гитара еле продиралась сквозь дебри достаточно плотных, пусть и монотонных, партий гитары. А когда ее все же было слышно, она бесстыдно гудела. И от этого очень грустно. Но, поскольку на сцене стояла легендарная классическая рок-н-рольная команда, пришлось не уйти. Уважения к ребятам ради.

Атмосфера зала все же бодрила и наполняла желанием жить. Там где можно было двигаться, люди танцевали. Да и разве под такую музыку можно стоять? Барабанщик задавал ритм угара, иной раз являясь единственным музыкантом, которого было слышно четко. К "Dream On" что-то все же поправили, и микрофон в руках вокалиста больше ни разу не издал противный свист, от которого хочется в окошко выкинуться.

Вещичку "Cocaine" сыграли восхитительно. Публика была в заведенном состоянии и не столько от того, что творилось на сцене, а от самого факта наличия этого действа. В "Love leads to Madness" слова МакКаферти вновь были еле различимы, ибо потонули в шуме, издаваемом музыкальными инструментами. Именно шуме, потому как звуком, то, что было назвать не получится. Настроение все падало и падало, несмотря на драйв и позитив публики, казалось бы, не замечающей всех этих неприятных вещей.

Никто из купивших билеты не собирался увидеть шоу. Приобщиться к легенде, хлопнуть по рукам великих рок-н-рольщиков, подарить им цветов, прослезиться, вспомнив молодость, улыбнуться, поняв что такое музыка с большой буквы - да, но не больше. А музыканты честно играли трек за треком, не давая ни себе, ни публике отдохнуть. Играли вот уже почти час. Было жарко. И непонятно отчего грустно - кругом громко, звонко и в воздух то и дело взмывают козы, а внутри звенит пустота и ощущение, что что-то не так.

Когда началась легендарная "Love hurts", не обнял радом стоящую барышню только ленивый, ну или скромный. А потом на сцену из-за кулис вышла красивая девушка с букетом алых роз и большой игрушкой. Она подошла к вокалисту, обняла его, несколько раз поцеловала, спела с ним строку-две из песни, поздоровалась с остальными участниками коллектива и испарилась. Музыканты были рады явно старой знакомой. Неподкованной публике же оставалось только гадать, кто эта прекрасная незнакомка. Тогда как старые фанаты знали ее имя, несмотря на то, что Таню Овсиенко было просто не узнать! Великолепно выглядит поп-дива.

Специально для "Hair of the Dog" солисту вынесли электро-волынку. Оказывается замечательный инструмент - очень меняет восприятие песни. Только снова подкачал звук. Он вновь стал металюжным - перегруженным, тяжелым, громким. Но публика была в кульминации счастья, похожего уже на экстаз. На последнее указывали одновременные выбрасывания рук, хор, которого не было слышно так, как должно, и блеск глаз. На этом вечер и хотели завершить.

А теперь расскажите, кто же поверит, что не будет "Animals"?! Уж эту вещь знают все. Как-то классе в восьмом у своего товарища я спросила, знает ли он группу AC/DC, на что тот ответил с нескрываемой гордостью: "Да кто ж не слышал "We are anaimals". Ну так вот, и мы ее услышали, только разумеется в исполнении законных творцов. Как? Приняли на ура - хит все же. Исполнили... Покидая концерт, в дверях, услышала: "Я не знал, что "Animals" можно настолько испоганить". Единичное ли мнение? Не знаю. Но предлагаю смачно плюнуть и сказать, что рок-н-ролл жив и эти парни сегодня зажгли. Они ведь, правда, зажгли, несмотря на седины в висках.

23.10.2007, Катерина РОГАЧЁВА (ЗВУКИ РУ)