ФЕСТИВАЛЬ  Выставка джазовых достижений

Четыре дня на сцене ДОМа выступали наиболее интересные отечественные музыканты современности. Репортаж Звуков.Ru с фестиваля Николая Дмитриева

На сцене культурного центра ДОМ с трудом умещаются 18 человек - сидят так тесно, что Саинхо Намчылак еле-еле проходит между стульев, саксофонов и барабанных установок к своему микрофону. Кроме нее, в тесноте, да не в обиде - Аркадий Шилклопер, Юрий Парфенов, Сергей Летов, Юрий Яремчук, Владимир Волков, Владимир Тарасов, Владимир Жуков, Александр "Фагот" Александров и ещё несколько персонажей, все - важнейшие фигуры в отечественном джазе и авангарде. Но и это не все: под сценой расположилась половина ансамбля OPUS POSTH во главе со скрипачкой Татьяной Гринденко. По сигналу руководителя Оркестра московских композиторов Владимира Миллера трубач Вячеслав Гайворонский дает команду - начинают играть саксофоны, потом к ним присоединяется контрабас, потом - ударные, и так далее. В середине произведения на сцену - снова протискиваясь между стульями - выходит Дмитрий Александрович Пригов и начинает голосить нечто этнически-горловое, а под конец вступает и OPUS POSTH. Из зала ДОМа за всей этой феерией наблюдают Леонид Федоров, сбежавший с собственного концерта, Владимир Мартынов и другие важнейшие персонажи российского музыкального мира. И хотя сама музыка, исполняемая Оркестром, не производит такого уж яркого впечатления, тот факт, что все эти люди находятся на одной сцене и играют вместе - важен, показателен и впечатляющ уже сам по себе.

Добрая половина участников Оркестра московских композиторов давно живет и работает за пределами России - кто в Германии, кто ещё где-то: джаз - язык универсальный и перевода не требующий, так что востребованы музыканты везде. Но на фестиваль Николая Александровича Дмитриева они не приехать не могли - слишком важна была эта фигура для отечественной музыкальной культуры последних десятилетий, слишком многих Дмитриев продвигал и издавал на дисках, слишком нелепой и неожиданной оказалась его смерть. Название фестиваля было именно таким - без скорбно-пафосного "памяти", точно отражающим реальность - Николай Дмитриев успел подготовить и большую часть программы фестиваля, посвященного 5-летию ДОМа, и специальную книгу с фотографиями, перечислением всех "домашних" концертов и диском. Четыре дня на сцене ДОМа выступали, пожалуй, одни из наиболее интересных отечественных музыкальных деятелей современности - получился, в каком-то смысле, смотр достижений ДОМа.

Выступление Оркестра московских композиторов в четверг было завершением второго фестивального дня, до этого сыграли ещё несколько коллективов, постепенно менявших друг друга на сцене. В более камерных составах выступили многие участники Оркестра - пианист Юрий Кузнецов солировал, Саинхо Намчылак вместе с Антоном Силаевым спела нечто народно-плачущее под жесткий индустриальный ритм и живую трубу, Сергей Летов играл с саксофонистом Юрием Яремчуком, а тот - ещё вместе в Владимиром Миллером и Александром Александровым. Однако мне бы хотелось отметить двух нероссийских музыкантов, которые продемонстрировали нечто совершенно феерическое. Алекс Новиц занимается делом крайне редким - мужской вокальной импровизацией - и делает это удивительно: то свистит молодецким посвистом, то, почти не раскрывая рта, производит какие-то невероятно странные звуки, то голосит, как оперный певец. Все это сопровождается ещё и театрализацией - Новиц извивается на сцене, жестикулирует, гримасничает, ходит туда-сюда - в общем, получается настоящее представление, смешное и осмысленное. Шведский музыкант Дрор Файлер играет на обычном саксофоне, но устраивает из соло на этом инструменте этакий музыкальный фарс: издевается над мелодией, заставляет её кочевряжиться в самых странных звуковых изворотах, препарирует её, ерничая, меняет её содержимое. И Новиц, и Файлер поучаствовали и в Оркестре московских композиторов - там, впрочем, они были встроены в некую организованную структуру и потому не могли так уж разгуляться, но их присутствие все же добавило некоторого шарма.

В пятницу в ДОМе выступали музыканты не менее легендарные. Первым играл Вячеслав Ганелин - легендарный пианист, создатель и руководитель самого знаменитого трио советского джаза - Ганелин-Тарасов-Чекасин, которое сразу было больше известно за рубежом, чем на родине и к которому и язык-то не очень поворачивается применить определение "советский" - слишком уж свободно и содержательно звучит эта музыка и сейчас. Форма трио вообще у Ганелина любимая - но в ДОМе он играл один, и это отнюдь не помешало его выступлению оказаться, пожалуй, самым содержательным и интересным из того, что мне довелось услышать на фестивале. 40-минутное произведение превращалось из минималистичных фортепианных вариаций в бурный ураган звуков, куда встраивались и ударные, и резкие звуки синтезатора, и электронные потрескивания - со всем этим Ганелин управлялся в одиночку. Одна часть незаметно переходила в другую, неуловимо менялась, выпрыгивала сама из себя, таилась, чтобы снова взорваться. Описать это компетентно сложно - ко всему прочему, такое произведение, конечно, нуждается в неоднократном вдумчивом переслушивании, одно концертное исполнение не позволяет уловить всех нюансов и переходов. После столь содержательной и сложной музыки вышедшее на сцену Moscow Art Trio - вообще говоря, коллектив совершенно замечательный - смотрелось как нечто легкое и вполне популярное. Moscow Art Trio - это пианист Михаил Альперин (тоже уже давно живущий не в России), валторнист Аркадий Шилклопер и Сергей Старостин, поющий и играющий на многочисленных причудливых духовых этноинструментах. Получается очень симпатичное совмещение этники с вполне традиционным и очень приятным джазом. Старостин остается Старостиным в любом коллективе: поет своим распевом аутентичные тексты, встраивает народные мелодии в практически любой контекст, Шилклопер плавно играет на валторне, а Альперин бодро ведет мелодию на фортепиано. Важно, что Moscow Art Trio совмещают содержательность с весьма позитивным духом - на Альперина, ко всему прочему, очень забавно смотреть: пианист подпрыгивал на своем стуле, старательно пропевал все повороты композиции и вообще очень радовался всему, что случалось в музыке.

Фестиваль Николая Дмитриева получился настоящим смотром достижений музыкальных деятелей не только России, но и, пожалуй, всей Европы. Это, в общем-то, вполне логично - ДОМ, созданный Дмитриевым, можно назвать основным центром, где в Москве играют по-настоящему современную музыку, будь то джаз, академический авангард или прогрессивная электроника, и куда может приехать любой неформатный деятель - от основателя минимализма Терри Райли до техно-экспериментаторов Pan Sonic. И, как теперь становится понятно, ещё одна - среди огромного количества прочих - заслуга Николая Дмитриева в том, что ДОМ сможет существовать и дальше и даже после смерти его основателя останется, что уж там, главным музыкальным заведением в Москве. Не просто клубом, куда промоутеры привозят артистов, не просто концертной площадкой, но культурным центром, где музыканты не только играют, но и общаются, придумывают совместные проекты, репетируют и выпускают диски (важнейший отечественный независимый лейбл "Длинные руки", созданный в 1997 Дмитриевым и Курехиным, тоже продолжает выпуск релизов). Прошедший фестиваль дал это понять очень ясно, ДОМ свое название оправдывает: на фестивале музыканты слушали других музыкантов стоя, не найдя сидячих мест, опаздывали на свои концерты ради того, чтобы дослушать Ганелина до конца.

Да, и вот ещё что. Вообще говоря, самым интересным днем фестиваля Николая Дмитриева должна была стать суббота - должна была состояться некий грандиозный музыкальный перформанс, когда все участники распределились бы по номерам, а порядок выступлений определял бы лототрон. По всей вероятности, действо успешно состоялось - да только так уж вышло, что корреспондент отправился вместо этого на замечательный фестиваль Звуков.Ru. Что, думается, можно извинить.

26.05.2004, Александр ГОРБАЧЕВ (ЗВУКИ РУ)