AMARIA  "Признание не определяет творческого человека"

Амария Рай - о протомузыке, влиянии жесткости в обществе на творчество и семье как фундаменте

Будем честными: в России крайне редко появляются новые артисты из категории adult music или “музыка для взрослых”. Как правило, музыканты благородно взрослеют вместе со своим слушателем, обеспечивая себе аудиторию на много лет вперед. Конечно, можно сразу вспомнить шансон, где 35-летний исполнитель считается весьма “зеленым”, но будем честны: шансон – это, кхм, весьма специфическое явление.
К счастью, всегда есть приятные исключения. И одним из них с уверенностью можно назвать группу Amaria, которую возглавляет девушка-супергерой Амария Рай. Юрист, лауреат премии конкурса "Деловая женщина года", популярная писательница, мать четверых детей, а еще композитор и автор песен – певица рассказала Звукам о влиянии социальных явлений на новый альбом, своем отношении к гендерной теме и декримализации домашнего насилия, записи на английском языке и роли семьи в ее успехах.

Звуки: Амария, что сейчас происходит в вашей творческой жизни?

Амария: Осознание определенного рубежа. Буквально. К весне 2019 года у меня оформилось понимание того, что есть команда, именно группа Amaria. Что скрывать, я – индивидуалист, это связано с банальным неумением делегировать, а точнее, c нежеланием. В моем случае это и отпечаток профессии юриста, где цена ошибки может быть очень высокой. Но весной я позволила себе принять тот факт, что мы – команда: пусть музыку и тексты я по-прежнему пишу исключительно сама, но мы на сцене в практически неизменном составе уже три года, и радость от сотворчества, от общения вне концертов и репетиций очевидно говорит о том, что да, мы – группа.

Звуки: Вы употребили слово "рубеж". Довольно символично, что недавно у вас вышел клип с таким же названием.

Амария: Да, мы выпустили ко Дню Победы клип "Рубеж", где снимались музыканты группы Amaria и наш звукорежиссер – Максим Богоявленский. Видео сразу зацепило внимание аудитории: в соцсетях клип посмотрели более 2 миллионов человек, отметку "нравится" поставили более 15 тысяч, и более 3 тысяч поделились видео. Нам прислали много слов благодарности. Так бывает крайне редко, но нам с режиссером Александром Чудопаловым и автором сценария Игорем Туркановым, похоже, удалось раскрыть тему, к которой мы подошли с особой бережностью. В этом клипе мы также использовали кадры военной хроники фронтовых операторов Владимира Сущинского и Бориса Пумпянского. Эта работа – важная веха в моем творчестве, я это четко осознаю.

Звуки: У вас довольно плотный концертный график. Какие концерты для вас были особенно важны и почему?

Амария: Из последних выступлений нет ни одного, о котором не стоило бы сказать: концерты – на радио "Маяк", в клубе WOW, на радио "Эхо Москвы", в Музее Космонавтики в "Ночь Музеев", сет на Красной площади 2 июня, а в конце июня – два полуторачасовых концерта на международных Ганзейских днях в Пскове. На август запланирована премьера новой акустической программы, полным ходом идет работа над третьим студийным альбомом.

Звуки: А какую концертную площадку вам хотелось бы покорить?

Амария: Самой большой сценой для Amaria до настоящего момента были московские "Лужники", зал "Россия". Концерт памяти Владимира Высоцкого собрал больше 7 тысяч зрителей. Незабываемые ощущения: "Девушку из Нагасаки" из репертуара Владимира Семеновича в оригинальной аранжировке Евгения Крючкова, с которым мы сотрудничаем уже 6 лет, приняли действительно тепло. Но определяется ли творческий успех размером и статусом площадки? Не уверена. И само слово "покорить" для меня имеет насильственный оттенок. Всему есть лишь один судья – время. Могу сказать определенно: выступать музыканту нужно, камерно или на стадионе, – каждому свое. Путь определяет масса обстоятельств.
Популярность любой ценой – выбор достаточного числа деятелей сцены в нашей стране. Многие таланты, к сожалению, остаются в тени,- в том числе потому, что существующая музыкальная индустрия держит ряды плотно. А тот контент, что "в формате", порой может вызывать недоумение, – достаточно послушать топовые радиостанции, чтобы в этом убедиться. Спасибо соцсетям: они действительно способствуют продвижению новой музыки, новых имен. Они сегодня и являются реальной площадкой для артиста.

Звуки: Вы выпускаете музыку в самых разных стилях, а какой из них для вас наиболее комфортен или интересен?

Амария: Придерживаюсь той точки зрения, что музыка либо есть, либо ее нет, поэтому все, что касается жанров, стилей, форматов, – просто игнорирую. Самое интересное для меня, пожалуй, - это прикасаться к музыкальной сердцевине, к тому, что лежит в основе человеческого, первобытного. Однажды мне посчастливилось беседовать об этом с гуру джаз-рока Алексеем Семеновичем Козловым. Навсегда запомнила его слова: "Реплика с реплики неинтересна. Новый вектор композитор может извлечь только из самой сердцевины музыки". Тогда у меня возникло определение такой сердцевины. Я для себя называю ее протомузыкой, по аналогии с протоязыком, протомифами. Я очень рада, что маэстро Козлов благосклонно воспринял две из пяти моих композиций, которые я ему отправила ему для прослушивания. Это "Flying Dutchman", она есть и на русском под названием "Летучий Голландец", а также "Aboumba". В них есть это зерно, и мы практически всегда поем их на концертах. Если идти от музыки, писать текст лучше на английском, он во многом менее конкретен и гораздо более пластичен, чем русский язык.

Звуки: Вы планируете и дальше записывать песни на английском языке?

Амария: Да, среди тех песен, что написаны, а их сейчас более восьмидесяти, 24 есть и на английском - они изначально сочинялись так. Я хочу записать то, что еще не сделано, и продолжить создание песен на английском после выпуска нового русскоязычного альбома. А он собирается по определенной логике, тут принципиально не будет ни одной гендерной темы. "Змееносец", "Воин света", "В молоке мед", "Вечная ночь"… – названия песен, и одна из них – "То, чего не было", – дала название самому альбому.

Звуки: Вы упомянули, что в новом альбоме принципиально не будет ни одной гендерной темы. Что это значит и почему это важно?

Амария: Подавляющее большинство популярных песен написано о любви мужчины и женщины, что абсолютно естественно. В шутку я называю гендерную тему – песенные тексты о взаимоотношениях полов – "МЖ". Как у автора у меня таких предостаточно. После выпуска "Бессонницы" я написала около 20 новых песен. И половина из них, как-то сами собой, ушли в сторону от "МЖ". В новом альбоме не будет ни одной такой песни.

Звуки: Альбом "Бессонница" на стриминговых сервисах проходит под категориями «рок» или «альтернатива». А вы сами к какому жанру его относите?

Амария: Сервисы присваивают категории самостоятельно (смеется). Лично я не считаю «Бессонницу» альтернативой. Песню "Черный ферзь", скорее, можно отнести к арт-року, а так это поп-рок, конечно.

Звуки: Какие группы и исполнители в вашей музыкальной ДНК?

Амария:The Beatles, Pink Floyd, Sting, Кино, Аквариум, Наутилус Pompilius, Владимир Высоцкий.

Звуки: А кто вам наиболее близок среди женщин в рок-музыке?

Амария: Я не делю музыку ни на форматы, ни по половому признаку. Из женщин российской рок-музыки всегда выделяла Земфиру; ее умение писать тексты-состояния, давать ощущения краткими, часто парадоксальными фразами, - безусловный дар. У меня есть личный топ-20 песен, которые, как иногда говорят, взяла бы с собой на необитаемый остров. Среди них в женском исполнении две: Анастейша (Anastacia) "Sick and Tired" и Чечилия Бартоли (Cecilia Bartoli) "Se Tu M’ami". В этих двух мелодиях есть то самое зерно, сердцевина музыки. Клип на "Sick and Tired", на мой вкус, безупречен: в нем есть чарующая простота и глубокое раскрытие темы. Ну и голос Анастейши, ее тембр мне очень нравится. Бонус песни - конечно, мужской бэк-вокал.
"Se Tu M’ami" написал итальянский композитор Джованни Батиста Перголези (Giovanni Battista Pergolesi) – автор поистине элегантных произведений . За свою короткую жизнь, а умер он в 26 лет, композитор успел создать шесть опер! Пасторальная "Se Tu M’ami" в исполнении Бартоли звучит для меня эталонно. И по воздействию могу сравнить ее лишь с "Шуткой" Иоганна Себастьяна Баха.

Звуки: Ваш клип "Мой побег" посвящён сложной теме домашнего насилия. Как вы относитесь к закону о его декриминализации?

Амария: Отрицательно, особенно в условиях отсутствия закона собственно о самом домашнем насилии, попытки принять который много лет терпят неудачу. Тема сложная, замеры общественного мнения упорно показывают неготовность большей части общества признать эту проблему. Как юрист я считала бы определенно действенным шагом введение охранного ордера как меры и профилактики и пресечения жестокого поведения. В условиях, когда перед насильником будет стоять перспектива, возможно, оказаться на улице на некоторое время, он, а иногда и она (насилие женское является латентным явлением, но полностью отрицать его наличие бессмысленно), действительно задумаются и откажут себе в удовольствии длить домашний террор. Вот такой закон нужен.

Звуки: А вообще как и насколько артист должен реагировать на изменения в окружающем мире?

Амария: Творческий человек не может быть изолирован в полной мере от происходящего вокруг. Но зачастую это процесс эмиграции, бегства от внешних обстоятельств внутрь себя. Такое определение будет верным для тех, кто отказался от другой профессии, и это точно мой случай. Артист-исполнитель, особенно если речь о классической музыке, - почти всегда вне обстоятельств. Композитор, автор, – да, скорее должен реагировать, нежели чем воздерживаться.
Этот вопрос для меня "в точку". Альбом Amaria "То, чего не было" будет развернутым ответом на него.

Звуки: Какие социальные изменения будут зафиксированы на новом альбоме?

Амария: Мы перестали соблюдать так называемые "правила приличия", многие из нас. Отношения в современном социуме вообще стали ощутимо более жесткими.


"Мы говорили как близкие, вроде бы,
Вдоволь, до дурноты,
И жгли и тушили в придуманном городе
Подвесные мосты,
И каждый держал ружье за спиною
На случай друг в друга стрелять,
А то, чего не было, нельзя потерять…"

Ожесточение неминуемо ведет к повышению уровня агрессии, и тогда даже рупор пропаганды перестает справляться с задачей переключения внимания. Говоря откровенно, предчувствие если не катастрофы или даже войны, то определенное предощущение развязки накопившегося напряжения, – есть в ключевых текстах моего нового альбома:

"Словно кот-баюн пришлый гамаюн
Из последних сил в пустоте
Бьет своим хвостом, самозванец он
И сгореть ему в темноте…
Жди меня, пой со мной, позабудешь о том,
Как страшна тишина перед новой войной…"

Звуки: Что для вас важнее - признание профессионалов или зрителей?

Амария: Это сложный вопрос. Пожалуй, самый сложный. Может показаться странным, абсурдным, но я не считаю чье-либо признание определяющим для творческого человека. И чем оно, собственно, измеряется сейчас, когда хайп может обеспечить мгновенную популярность? Отзывы коллег по цеху – да, коллекционирую и учитываю. Принимаю критику, не огульную, конструктивную. Радуюсь, когда чувствую отклик зрителей и слушателей. Это состояние радости – самое ценное, что дает творческая профессия. И оно так же мгновенно, "здесь и сейчас", как любой счастливый момент жизни.

Звуки: Вы многодетная мать, писательница, певица. Вам сложно переключаться между этими ролями?

Амария: Семья – основа, настоящий фундамент. Важную роль в этом сыграли мои родители, которым я благодарна за многое, а применительно к теме, – за музыкальное воспитание в детские годы, за первый опыт выступлений. Я выходила на сцену сольно и в составе детского ВИА с шести лет. Рождение каждого из четырех моих детей сопровождалось определенными вехами жизни: старшая дочь – начало собственного бизнеса, вторая – самое крупное дело юридической практики, сын – начало писательской деятельности, младшая, Амария, – работа над первым студийным альбомом "Back to music". Без поддержки мужа и без его настойчивой инициативы и ободрения все это было бы, конечно, невозможно. Переключения не происходит. Все эти роли вотканы в полотно моей жизни.

Звуки: Ваши дети воспринимают вас как рок-звезду?

Амария: Моим детям нравится то, что я делаю. Они с удовольствием ходят на концерты Amaria. Им в числе первых я даю послушать демо-версии новых песен. Звездность – вредная категория. Если творческий человек перестает сомневаться в себе, это, возможно, начало его гибели. Звездой я себя не считаю и считать не буду. На сей счет у меня есть надежная прививка: сравнивай себя с собой вчерашним. Развивайся, совершенствуйся, трудись. Предела нет. Детей мы воспитываем в таком же ключе.

Звуки: И, напоследок, какие три песни вы слушаете чаще всего в последнее время?

Sting "When we dance"

"Надежда (Осень)" из альбома "Круглый бильярдный стол" Александра Зарецкого

Композицию "Наигрыш" гитариста Ивана Николаевича Смирнова

04.06.2019, Владимир БАСКОВ (ЗВУКИ РУ)