КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ ИМЕНИ МОЕЙ БАБУШКИ  "Содержать нас - это как содержать бордель!"

Музыканты жизнерадостного столичного оркестра о втором альбоме, уничтожении гитар, вопросе популярности инди-групп и профессионализме.

Дюжина "взрослых детей", составляющих московскую группу Краснознамённая Дивизия Имени Моей Бабушки, за несколько лет своей творческой активности успела полюбиться многим. На их воодушевляющую мажорную музыку с текстами, полными метафор и богатыми на сказочные сюжеты, когда-то обратили внимание музыкальные медиа, и с тех пор КДИМБ - одна из главных молодых надежд российской инди-сцены. Эйфорический позитив их композиций достигает пика во время выступлений: группа играет всё громче, бодрее и веселее, и сейчас это определенно один из самых интересных и увлекательных местных живых составов. Коллектив пишет вторую пластинку - в самый разгар записи Звуки переговорили с его участниками Иваном Смирновым (вокал, гитара), Алексеем Кульпиным (бас-гитара) и Михаилом Поперечным (саксофон), и выяснили, что они уже никакой не "оркестрик", а натуральная рок-группа.

Звуки: Дивизия сейчас готовит второй альбом, я так понимаю, запись находится уже ближе к концу?
Иван: (улыбается) Ну нет. Сейчас мы записали ритм-секцию и гитару ко всем композициям. Суть оставшейся работы в том, чтобы дописывать поверх остальные инструменты и голоса. Как показывает практика, это долгий процесс. Запись была кардинально иной, чем прежде, - первый полноформатный альбом, несмотря на имеющийся опыт, мы записывали по-любительски. Чтобы было понятно для людей, которые разбираются - мы, например, играли без метронома.
Алексей: Ну, то бишь, есть профессиональные коллективы, которые играют без метронома, потому что он им не нужен. А Дивизия в тот момент играла плохо.
Иван: Соответственно, многие технические детали завязаны на таких аспектах. Мы готовились полгода, усиленно разбирали программу, писались в хорошей студии у Большакова, которая сейчас называется "Параметрика". Первые сессии прошли здорово, в числе прочего записали настоящий Hammond, например, и мы потихоньку продолжаем. В середине осени у нас выйдет сингл из двух песен про смерть, зимой выйдет ещё один сингл про танцы, а уже весной будет полноценная пластинка. Вот так.
Звуки: Концептуально как с синглами получается.
Иван: Ну да. Вся наша жизнь, в общем-то, состоит из чередования смерти и танцев... Фу, Господи, как это патетично прозвучало, да? (все смеются)
Михаил: Нормально, давай ещё!

Иван: Вот. В новых песнях получилось неожиданно много гитар. Прямо рок-альбом. Мы раньше от этого абстрагировались, позиционируя себя как этакий оркестрик - скрипочки, виолончельки...
Алексей: Девчонки жалуются!
Иван: Они обижаются, да.
Алексей: Мы в последнее время играем очень громко. Есть песни, где мы рвём струны, бьем гитары. (все смеются) Я видел, кстати, недавно видео-нарезку, где Кобейн (Kurt Cobain) разбивает гитары - причем, по-жесткому, об мониторы и прочее железо. Думаю, нам надо перестать это делать - а то наше "тюкание" инструментов раз в год выглядит совсем каким-то детским садом в сравнении с этим.
Иван: Но всё равно - дарите нам старые гитары! Будем их разбивать (улыбается).
Звуки: Ты палишь секреты группы!
Иван: А чего их палить! (все смеются) Я вот недавно вечером, перед концертом, в сарае просверлил дырку в старой, жутко не строящей гитаре, чтобы на концерте воткнуть в неё шнур, типа, она играет. А Миша вот взял, разбил её, и даже особо не делал до того вид, что на ней бренчит (все смеются). Думаю, мы будем работать над тем, чтобы в будущем разбивать гитары об головы! Надо как-то по-хитрому их подпиливать (общий смех).

Звуки: Ладно, вернёмся к альбому, Значит, Дивизия - это теперь рок-группа? Это органично произошло?
Иван: Просто мальчики много репетировали отдельно от девушек. Мы сыгрывали ритм-секцию и гитаристов, и нам так это понравилось...
Алексей: Ну мальчики же любят шуметь гитарами, это нормально вполне!
Иван: Думаю, следующий альбом мы уже будем делать умным и тихим. Чтобы больше девочкам дать поиграть.
Михаил: Ага, посмотришь, как встретят следующий диск, и если он хорошо пойдёт - будешь громкость всё усилять и усилять... и, в итоге, мы будем играть грайндкор!
Иван: Ну увидим! Ещё альбом почти весь на русском языке, за исключением одной песни-ремикса на старую вещь, а также песни на португальском. Кстати, мне вчера написали, что в Португалии нас слушают сёрферы! Чуть ли не из всех кафешек звучим!
Алексей: Давай, серьёзно, я промоутеров найду там. Поедем-выступим!
Звуки: Дороговато-то, наверное, столько народу везти.
Михаил: В контейнере поедем!
Звуки: К слову о заграницах, в русской музыке сейчас просматривается тенденция возвращаться к родному языку.
Иван: Ну, мы никогда особыми западниками-то и не были. Английский у нас всегда был корявым. Просто есть песни, которые на русском совсем не получаются, ну никак. А есть те, которые на русском, но даются тяжело - вот на сингле, как раз, будет вещь, которую я не могу спеть нормально, и её исполнит один специально приглашенный гость.

Звуки: С того момента, как вы стали известными, прошло уже немало времени... Вообще у определенной группы новых русских музыкантов, которые у всех на слуху, сильного притока популярности за эти годы не было. Они по-прежнему остаются в статусе "молодых и перспективных". Как думаете, почему?
Иван: Скоро закроют границу, перестанут приезжать классные артисты и мы будем все в шоколаде! (всеобщий смех)
Михаил: Ага, сделаем входные за три тысячи, ВИП за 25, заживём! Ну, это шутка, конечно.
Алексей: Дивизия же любительская группа! Так что не мудрено. Если сравнивать нас с профессиональными группами, Pompeya, например, - те и инструментами лучше владеют, и отданы музыке full-time... Если б у нас были репетиции 4 раза в неделю, и не после работы, а вместо неё... Времени оттачивать мастерство, в общем, не хватает конкретно. Все работают.
Звуки: А если вам кто-то предложит выгодный контракт?
Алексей: Ну согласимся, конечно!
Иван: Ну нет!
Алексей: Согласимся!
Иван: Ну посмотрим!
Алексей: Да и не предложат, на самом деле - приличные же очень деньги. Это как содержать...
Иван: Бордель! (смех)
Алексей: ...среднего размера фирму, денег примерно ведь столько. У нас у всех нормальные работы - не будешь же после такого жить на 15 тысяч в месяц?
Иван: Это во многом касается групп из регионов - когда приезжают в Москву, у них есть определенный запал, они бросают всё, чтобы заниматься музыкой. А у нас (группа базируется в Москве и Подмосковье - прим. Звуков) это скорее на уровне хобби.
Алексей: Ну, окей, я считаю себя музыкантом.
Михаил: У меня одновременно три группы, я тоже готов, если что, сорваться.
Алексей: В общем, у нас пол-группы - музыканты, а остальные...
Михаил: Обыватели. И вообще, мне кажется, постепенно нас закручивает воронка рок-н-ролла...
Ваня (усмехается): Что?
Михаил: ...мы погружаемся в неё всё глубже, и рано или поздно все преграды будут сломаны, и бесконечное омузыкаленное существование пойдёт само собой.
Алексей: Я бы, кстати, и не сказал, что мы не особо популярны.
Иван: Воронка рок-н-ролла делает своё дело!

Алексей: Я приехал из города Минска, и для меня тот факт, что я играю в Дивизии, казался большим достижением.
Иван: Хотя Лёша играл в группах, у которых дела сейчас получше.
Алексей: Изнутри кажется, что вот, всего 200 человек пришло, мы как лохи, блин, какие-то... А когда-то на концерты других моих групп приходило 50 человек, и мы считали себя рок-звёздами! А сейчас ощущение, что мы недостаточно известны, имеется.
Иван: Есть, наверное, некий ступор - на первый концерт к нам пришло больше 200 человек, и ниже этой цифры посещаемость не падала никогда. Ну вот в районе 250-350 человек всё и держится уже практически пять лет. Возможно, на самом деле, новая пластинка и станет неким толчком. Или, возможно, это как когда ты работаешь в подчинении на какого-то начальника, понимаешь, что выше определенной планки твоя з/п уже не поднимется - нужен свой бизнес.
Михаил: При этом с каждым концертом нам кажется, что мы все круче жжём и сильнее даём жару.
Иван: Нам-то кажется, что всё прекрасно, конечно.
Звуки: Ну развитие истории-то должно какое-то быть?
Алексей: Ну популярность и не обязана, на самом деле, расти. Многие независимые коллективы, которые известны широкому слушателю, например, ...и Друг Мой Грузовик или Zorge, имеют определенную публику, которая на них постоянно ходит. Что этим давно состоявшимся артистам надо сделать, чтобы на них стало ходить больше людей?
Иван: Опять же, когда люди постоянно занимаются только музыкой, они могут делать своё промо, грубо говоря, как SMM. Постоянная активность, новости, хайп. В каждом городе появляется всё та же постоянная публика.
Звуки: Другим группам и ездить так-то удобнее, чем вам.
Михаил: Само собой.
Звуки: Может вам сделать этакую "мини-Дивизию"? Чтобы на дальние гастроли ездить?
Иван: Мне уже предлагали подобный вариант, но пока я принципиально против.

Второй альбом Краснознамённой Дивизии Имени Моей Бабушки выйдет весной 2015 года.
Осенью в Москве состоится презентация первого сингла с него.

24.07.2014, Сергей МУДРИК (ЗВУКИ РУ)

КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ ИМЕНИ МОЕЙ БАБУШКИ