MONTREUX JAZZ FESTIVAL  Монтрё-2011. 7-9 июля: пособие по развитию мозга

Регги, Бразилия, Чака Хан, Katy B, Ришар Бона, Andreas Vollenweider & Friends, Трилок Гурту и сын Боба Марли - в очередном репортаже Звуков с берегов Женевского озера...

Несколько лет назад немецкие психиатры провели исследование, которое показало: чем сложнее музыка, которую слушает человек, тем сложнее задачи, которые он способен решать. Слушая джаз, мы тренируем серые клеточки своего мозга и приучаемся любить инструментальную музыку, попутно развивая фантазию и логику. Однако доля джаза на мировом музыкальном рынке продолжает неуклонно сокращаться. Известный исследователь жанра Дискэ Суэмацу связывает падение интереса к инструментальным композициям и мастерству импровизации с тем, что люди разучились воспринимать абстрактное искусство. Виной тому – и преобладание текстовой составляющей, и повсеместно распространившиеся клипы на песни, которые попросту не дают простора воображению, и ухудшившееся музыкальное образование.

Научить себя слушать – непростая задача; если ты не учился музыке, ты банально не знаешь, на что обращать внимание и как оценивать то, что слышишь. Пока что никто не написал пособие «джаз для чайников». Зачастую человек испытывает неловкость, попросту не зная, чем себя занять во время концерта. Но если преодолеть первые моменты паники и дать волю фантазии, ты обнаруживаешь, что в голове теснятся образы и ассоциации, а потом внезапно начинаешь ощущать радость присоединения.

Три дня подряд в Монтрё происходит негласное соревнование за внимание публики: импровизации в Miles Davis Hall против лирики в Стравинском. Я с некоторым юмором наблюдаю, как в малом зале бисы продолжаются после часа ночи и музыкантов не хотят отпускать со сцены, в то время как в большом зале звезды отрабатывают программу строго по часам, а народ начинает утекать из зала уже на середине сета. Но есть и третья, очень интересная, картина: в маленьких залах, где играют бесплатные концерты, молодая публика сопровождает овациями выступления не менее молодых музыкантов, играющих нестандартную, непривычную музыку.

7 июля: Chaka Khan, Katy B, Richard Bona, Andreas Vollenweider & Friends, Fatima


World music в исполнении Ришара Бона (Richard Bona) и Пола Майдона (Paul Midon) базируется на традиции европейского фолка, аранжировки здесь служат задаче сгладить «ландшафт», создать пасторальную картину.
Однако эта музыка – отнюдь не бескостная; она искусно обрамляет рассказы о любви и одиночестве, причем, что интересно, басовым партиям Бона часто отведена лидирующая роль, в то время как гитара Майдона выполняет, по большей части, функцию ритм-гитары либо ведет незамысловатую мелодическую линию.

Если вам нравится фолк-рок в духе Джека Джонсона (Jack Johnson) - обратитесь к этой парочке, у них найдется все необходимое.

Огромное, яркое, крикливое шоу Чаки Хан (Chaka Khan) производит несколько пародийное впечатление. Певица уже давно перешла из разряда «горячих штучек» в категорию почтенных матрон, однако ее сценический образ - явное следствие иллюзий о вечной молодости. Когда оплывшая, отдувающаяся и обмахивающаяся веером Чака изображает сексуальные па, распевая резким и чуть хрипловатым ”I Feel for You”, ”Ain't Nobody “ и ”Everlasting Love”, выглядит это довольно забавно – словно перед тобой танцует и трубит слон. На заднем плане у Чаки держатся три очаровательных свеженьких вокалистки, но прима никогда не отдаст авансцену старлеткам. Забавный штрих: исполняя ”Stay “, клавишник Джавад Дэй (Javad Day) смешно скалится в камеру и жестикулирует. Увидев это, Чака грозит ему кулаком. Никто не отвлекает внимания от звезды в неустановленном порядке!
Прогулка по хитам продолжается - Чака с каждой вещью повышает градус дансабельности. Вслед за ”Will You Love Me?” наступает черед ”What Cha' Gonna Do for Me”, ”Through the Fire” и ”Tell Me Something Good» - никаких сюрпризов и закономерная «валентинка» в финале. Все, кто хотел услышать квинтэссенцию соул и r’n’b, получили свое сполна. А мы отправляемся слушать сказочного персонажа из заколдованного леса.

Швейцарец Андреас Волленвайдер ( Andreas Vollenweider) стал первым, кто придумал сделать из арфы фантазийный джазовый инструмент. Он изобрел электроакустическую арфу, которую полюбили за ее необычное звучание арфисты всего мира- не только в джазе, но и в академической музыке. Первое, что кардинально изменил Волленвейдер – снял с арфы бремя «нежного романтического инструмента». Он показал, что арфа может звучать агрессивно и даже грозно, много использует шумы и спецэффекты и совмещает игру на арфе с игрой на пан-флейте, а аккомпанируют ему кларнет, саксофон и флейта, плюс огромное количество перкуссий. Волленвейдер похож на хоббита Бильбо Бэггинса, и музыка у него – такая же сказочная, нездешняя. В этом году Волленвейдер отмечает на сцене Монтре день Рожденья, и по такому случаю играет совершенно необычный концерт.
”Я уже играл в Монтре 30 лет назад,- рассказывает Волленвейдер.- ”Это кажется довольно большим сроком, но для меня это время пролетело как несколько недель. В тот раз мы поставили на сцене фестиваля эксперимент – я играл в сопровождении четырех барабанщиков. Только я и ударные. Это был очень яркий момент - как моей карьеры, так и всей жизни. Слушатели хлопали и смеялись – они видели, что моя работа носит экспериментальный характер. Тогда я сочинил несколько вещей, в которых показал все возможности моего инструмента. Я люблю их и сейчас, и с удовольствием покажу их вам.”

Программа, которую сделал для этого вечера Андреас Волленвейдер, больше говорит о нем как о собирателе и аранжировщике, нежели о композиторе. Его работы – тонкое искусство осмысления мирового фольклорного наследия – от Африки до Китая. У автора – яркий дар к созданию «кинематографичных» композиций. А одним из центральных эпизодов вечера стал этно-блок, созданный при участии музыкантов из Мали: Махапела Луизо (Makhapela Loyiso), Нхлапо Вуси (Nhlapo Vusi) и Роачи (Roachie).
Приемы смешения кельтики и ритмов Западной Африки уже использовали Afro-Celt Soundsystem, но Волленвейдер пошел по принципиально иному пути: он предложил певцам роль «сказителей» и вывел на передний план виолончель, после чего предложил саксофонисту Фридриху Сандро (Friedriech Sandro) продемонстрировать свой талант к игре на различных духовых – от флейты до большого саксофона. Получилось шаманское шоу с неожиданными цветными «пятнами».
Напоследок мастер исполнил несколько шуточных номеров – в частности, необычный номер в духе Макферриновского Voichestra - ”The Fishbirdtree”, а также вывел на сцену битбоксера. Сказка длилась два часа, и самое интересное, как обычно, осталось где-то за кадром.

В Montreux Jazz Café тем временем завершает сет Fatima - мощная британская певица турецкого происхождения. Фатима исполняет r’n’b и соул новой формации, но ее техничный и богатый вокал способен на большее – пожалуй, эту исполнителницу стоит послушать, когда она займется чем-то более серьезным, нежели девичьи страдания и песенки-поделки в духе Лили Аллен.
Уже сейчас в арсенале Фатимы есть песенка, которая недвусмыcленно намекает на ее увлечение Джони Митчелл (Joni Mitchell) – следовательно, вектор выбран верный.

А следом за Фатимой на сцену заступает рыжеволосая красотка Katy B - вот у кого все хорошо и с голосом, и с репертуаром! Девушка делает крепкий, напористый поп с элементами дабстепа и фанка, она энергична и забавна – у нее есть все, чтобы стать звездой за очень короткое время.
Для тех, кто еще не слышал ” Katy On A Mission” или ”Lights On” - срочно идите на сайт Кати и скачивайте эти треки, покуда они лежат там бесплатно. Никакой новой вселенной вы не откроете, но зато получите заряд энергии и желание танцевать.
Очаарованные рыжей ведьмой, мы бредем на ночной поезд в половине второго ночи. А ведь не собирались задерживаться до полуночи...


8 июля: Ziggy Marley, Youssou N’Dour, Alpha Blondy, Milow


Что заставляет Кригера и Манзарека вновь и вновь реанимировать The Doors? Благодаря чему организаторы Монтре позвали выступить на главной сцене фестиваля сына Боба Марли? – очевидно, что дело в огромной нерастраченной любви слушателей, которая ищет выхода. В топку этой любви подкидываются имена, которые схожи с великими в написании, но мало совпадают с ними по сути. Зигги Марли (Ziggey Marley) – хороший молодой парень, на которого свалилось непростое наследство. Он, как может, старается быть достоин своих roots. Получается у парня, честно говоря, так себе. Но его публике достаточно и того, что кто-то со знакомой фамилией исполняет живьем песни, которые все знают с детства.

Хороший ироничный ход – выставить во второй части концерта на главной сцене «Большую Африканскую деревню» под предводительством Юссу Н'Дура ( Youssou N’Dour). Шоу с привлечением большого числа этнических музыкантов и разнообразных экзотических инструментов – патентованный способ собрать зал, однако мы уже видели эту программу, и ничего нового в ней для себя не находим.

Инди-рокеры Milow выветриваются из памяти непосредственно после того, как отзвучала песня. Можно много говорить о том, что эти гармонии используют все – от U2 до RHCP, но кому-то это, похоже, нравится.

Не менее пустым выглядит и выступление раста-формации Alpha Blondy: конечно, публика бурно радуется трюками типа превращения в регги знаменитой песни Pink Floyd ”Wish You Were here” и весело кричит «Марихуана!» в припеве одноименной песни, однако за минувшие дни мы как-то привыкли к хорошей и неконъюнктурной музыке и потому постановили, что этот день мы поскорее вычеркнем из памяти.


9 июля: Наконец-то джаз. Alfredo Rodriguez Trio, Tigran Hamasyan & Trilok Gurtu, Harold Lopez Nussa Trio.


Jazz On The Road – традиционное шоу Монтре; не менее традиционное, нежели ежегодный бразильский карнавал, который мы, по сложившейся традиции, игнорируем. В этот день мы, наконец, получаем джаза сполна. Первым на сцену Miles Davis Hall выходит победитель одного из предыдущих конкурсов писанистов – Альфредо Родригес (Alfredo Rodriguez) в сопровождении кубинца Ренье Элизарде (Reiner Elizarde) на виолончели и пуэрториканца Генри Коула (Henry Cole) на барабанах. (Кстати, если вас интересует, как успехи российского участника фортепианного конкурса – рассказываем: Андрей Марухин достойно выступил, но в финал прошел пианист из Армении.)
Альфредо Родригес – музыкант с обостренным чувством логики; он играет легко, чутко, с той особенной пытливостью, которая свойственна людям, живущим музыкой; не чужд он и юмора – причем, это, скорее, юмор в стиле «физики шутят». Кому-то игра Альфредо кажется несколько «многословной», но мне нравится, как Альфредо лезет по уши в нутро рояля и выбрасывает из него пригоршни звуков, как он использует крышку рояля как прекуссию и как на фоне суетливого нижнего регистра он вдруг начинает наворачивать красивую и странную мелодию, переходящую в румбу.


Гарольд Лопес Нусса – музыкант иного рода; в своей работе он более склонен к софт-джазу и разнообразным перелицовкам стандартов. Он по-своему интересен и энергичен, однако до широты мышления Родригеса ему далековато.

Давно ожидаемый нами дуэт – армянский пианист Тигран Хамасян (Tigran Hamasyan) и гениальный перкуссионист Трилок Гурту (Trilok Gurtu). Что выделывает на сцене эта пара – словами передать невозможно. Перед нами разворачивается состязание и сотрудничество великих умов, уникальных мастеров своего дела. Упомянем лишь шумовой арсенал Гурту: полный набор барабанов и барабанчиков всех мастей, кахон (восседая на котором, Трилок еще и нацепил на руки браслеты с бубенчиками), пищалки и свистелки, издающие вой пустынного ветра и свист паровоза, а также жестяные бусы и сковородка, которые прекрасно звучат, будучи погружаемы в таз с водой!

В какой-то момент пара начинает состязаться в звукоизвлечении при помощи различных частей тела, состязание переходит в настоящую битбоксерскую дуэль, а та, в свою очередь, - в просторную композицию с восточными орнаментами.


Казалось бы, на этом прекрасный вечер должен завершиться. Однако на сцену выходит Клод Ноббс и объявляет, что сейчас будет сюрприз. На сцену выкатывают три рояля (!), и за первым из них внезапно оказывается заслуженный классик жанра Монти Александер (Monti Alexander), не без успеха исполняющий разнообразные evergreens (типа ”No Woman No Cry”, переиначенной в чарльстон). А завершается вечер (точнее, ночь) игрой в 8 рук: к Монти присоединяются трое молодых пианистов, и вместе они играют получасовую импровизацию. Похоже, именно такие вечера – предмет тайных надежд всех посетителей Монтре.


Продолжение следует – и мы обещаем, что оно будет захватывающим!..

10.07.2011, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)