МЕГАПОЛИС  "Танго" для посвященных

Сейчас у "Мегаполиса" уже есть немало предложений для участия в опен-эйрах и пикниках, и как воспримет коллектив новая публика, не очень понятно. Но то, что "Мегаполис" вернулся, чтобы жить - штука несомненно радостная. Рискнем предположить, что новый альбом "Супертанго"- лучшая работа "настоящего московского ансамбля" за всю его историю.

Первые ощущения от камбэка Мегаполиса - легкая неожиданность вкупе с понятной осторожностью. Все-таки четырнадцать лет прошло. И хотя Олег Нестеров все это время неизменно находился в центре музыкальных процессов,- как в качестве продюсера, так и в роли "играющего тренера", подобных перерывов в работе, в мировой музыкальной практике известно не так уж и много. Впрочем, у "настоящего московского ансамбля" всегда был свой путь. Да и о распаде группа официально не заявляла, балуя своих поклонников эпизодическими клубными эксклюзивами.

Презентационный концерт в "Шестнадцати тоннах" стал, возможно, первым за эти годы выступлением на широкой публике. Нестерову и команде концерт был явно важен для того чтобы показать новый "Мегаполис" и взглянуть в глаза аудитории, оценивая, насколько она изменилась. Изменилась, прямо скажем, не сильно. "Мегаполис" как был, так и остался командой для небольшой, но весьма приятной группы просвещенных лиц, которых в любом городе-миллионнике наберется на небольшой стильный клуб. Кроме Нестерова и Габолаева, на сцене работают молодой гитарист Дмитрий Павлов и барабанщик Леонид Хайкин. Павлов молод, но идеально вписывается в контекст "Мегаполиса", выпиливая самые сложные соло - привычные для себя с нового альбома, и даже чуть усложненные - в старых песнях. Михаил Габолаев и Леонид Хайкин - одна из самых успешных приобретений ритм-секций за всю историю "Мегаполиса".

"Вы настоящие молодцы, вы прослушали альбом полностью", - сообщает Нестеров, после того, как "Супертанго" было сыграно от первой до последней песни и врубил по-старому: "Цыганочка", "Все не кончится старость". "Карл-Маркс Штадт", "Волга", подробные симпатичнейшие монологии-байки Нестерова, все это остается стабильным и главное уместным. Как и чувство меры и вкуса, в которых "Мегаполису"всегда отказать было сложно. Сейчас у группы уже есть немало предложений для участия в опен-эйрах и пикниках, и как воспримет коллектив новая публика, не очень понятно. Но то, что "Мегаполис" вернулся, чтобы жить - штука несомненно радостная. С места в карьер - рискну предположить, что новый альбом "Супертанго"- лучшая работа "настоящего московского ансамбля" за всю его историю. Хотя бы потому, что музыкальный язык (здесь я говорю и о песенной поэтике), хотя и остался неизменен в своем прелестной столичной породистости, но и претерпел умеренные изменения с некоторой оглядкой на время.

Первая же, открывающая альбом тема "Супертанго" все сразу же ставит на свои места, выдвигая четкую заявку на победу. Почти шестиминутная пьеса - звучит мягким извинением за долгое отсутствие, посылая привет из нового века. Лирический герой Нестерова неизменен, музыка - спокойный гитарный рок, с отменными соло-проходами в духе 60-х, этакий нео-серф. К серфу "Мегаполис" обратился лет пятнадцать назад, став со своей "Цыганочкой" из фильма "Начало", одной из первых российских групп "новой волны", обратившейся к жанру, на волне интереса, поднятой известным тарантиновским саундтреком. За это время нежные чувства не иссякли. Кстати, о чувствах - эпитет "чувственный" в отношении всего альбома "Суперганго" будет, пожалуй, вполне уместен. Настоящее, пронзительное, не выставленное напоказ и не втоптанное в бравурную модно ориентированную показуху - неизменные отличительные черты "Мегаполиса". И меняться ему уже поздно.
Песни Нестерова - размышления печального романтика. Сентиментального, но при этом отнюдь не ворчливо-брюзжащего москвича. Старый мегаполис, в котором обитает "Мегаполис", уходит. На его место приходит новый. Лирический герой "Танго" смотрит на перемены без энтузиазма, но и не зло. Ему уютнее в переулках старого центра, но он свой и в любом месте запруженного центра и Садового. Он не борец, но созерцатель. Не можешь изменить? Наблюдай. Некий московский дзэн? Не исключено.

"Dark Waltz" - ночная история, почему-то вынесенная в начало, что возможно должно настроить слушателя на правильную волну: шутить про ландыши и заигрывать с москвичками автор больше не будет. Брайан Ферри (Brian Ferry) сейчас ему куда ближе Роберта Смита (Robert Smith). Очень интересные гитарные фразы, показывающие что ни Нестеров, ни его неизменный подельник и басист - Михаил Габолаев если что-то и делают, то сил и времени не щадят. Драматическому фону, создаваемому в финале плачущей гитарной перекличкой, позавидуют западные мастера жанра. "Мария Египетская" - почти романс, чуть ли не в бардовском духе, "спасенный" блестящим девичьим вокализом и гитарным проходом, воскрешающими в памяти картины московского утра из фильмов 60-х годов прошлого века. Не верите - посмотрите не слишком известный фильм "Любовь". Интересная временная коллизия: рассуждавший в том фильме о любви молодой священник Александр Мень и ныне обращающийся к библейской истории о покровительнице падших женщин лидер "Мегаполиса" - как две стороны одной медали.
"Одиночка" - одна из сложнейших пьес альбома, невольно вызывающая в памяти творения сразу двух весьма полярных грандов - Led Zeppelin и Тома Уэйтса (Tom Waits). Если по музыке здесь можно нафантазировать в качестве исходника риффы от LZ, то по тексту - всплывают вполне уэйтсовская история, с характерным открытым финалом. "Посвящение Денису Сылку"- очень органичный и четкий серф-номер, оснащенный сочнейшим гитарным соло - привет The Ventures. Короткий текстовой пассаж песни настраивает на серьезные размышления, но развитие темы, как это частенько случается у "Мегаполиса", приходится додумывать самому. Впрочем, можно и не думать ни о чем, а просто расслабиться и внимать тому как нежно плачет гитара. "Ангел" - самая светлая песня альбома, где теологические изыскания героя настолько прозрачны и невесомы, что даже вариант не самого веселого исхода, звучит очень легко: "Откроет ангел книгу происшествий и познакомится со мной". "Январь" - настоящая уютная московская песня "в теплых носках". Если бы "Мегаполис" решил сделаться по-настоящему эстетски-бархатным, что, возможно принесло бы ему успех у аккуратной молодежи, то все песни были бы именно в "январском" ключе. "Один Одна", воспоминательно-грустное повествование, которое можно рассматривать как ранее неопубликованного коллекционного бисайда, просящегося как минимум на коллекционный винил. Ну, или уж точно как легкий флэш-бэк к "Грозе в деревне" с отдельными ее непростыми, лирическими историями. "Раны на стекле" - одна из самых важных песен "Мегаполиса", в очередной раз четкой, но вежливо, сообщающая для кого, собственно, поет там самая гитара. "Раны на стекле" - это легкий Гришковец времен "Как я съел собаку", осторожно, но при этом уверенно беседующий со зрителем, понимая, что свой найдет, чужой уйдет, но, возможно уйдет оглядываясь. "Тихий гимн" - очень милый гитарный акустический гитарный номер, этакий десерт после изысканного обеда, поданного на лужайке перед старым дворянским особняком на фоне уходящего солнца. Прекрасно и необычно.

Необычно это потому, что Нестеров и Габолаев все-таки сделали этот альбом, а иные обещают и не делают. А выполнять все, что намечено, в такой эфемерной субстанции как творчество не слишком принято. Делать это качественно и так, чтобы не удостоиться лишь снисходительной критики с оглядкой на опыт, получается и того реже. "Супертанго" привычно сделано без оглядки ни на творческо-коммерческие приоритеты как издателей, так и политиков от ТВ и - радио форматов и демонстрирует, что "Мегаполис" - все так же сами себе хозяева и неизменно делают только то, что хотят и по-другому уже не будет. Впрочем, немного жаль только, что при легионе последователей многих из их коллег по музыкальной сцене 80-х-90-х, у Нестерова и Ко, даже на уровне даже нерадивых учеников, смена так и не подросла.

20.05.2010, Алексей ПЕВЧЕВ (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.snegiri.ru/?cat=68

МЕГАПОЛИС

Дата образования:

27 мая 1987