ESTHETIC EDUCATION  Эстетика для шугейзеров

Если вы космополит и не лишены амбиций относительно собственного эстетического образования, если у вас есть сердце и 14 февраля вы встречали в Москве, то вы были на концерте Esthetic Education.

Если вы патриот, то бишь празднуете Масленицу и день Иван Купала, но никак не день басурманского Святого Валентина, то разошлите всем друзьям-подругам (нужное подчеркнуть) открытки от группы My Chemical Romance c надписью "I Don't Love You" и отправляейтесь смотреть футбол.

Но если вы космополит и не лишены амбиций относительно собственного эстетического образования, если у вас есть сердце и 14 февраля вы встречаете в Москве, то автоматически оказываетесь на вечеринке "Ромео и Джульетта", устраиваемой группой Esthetic Education.

Тот факт, что именно концерт "эстетов" стал местом встречи (изменить которому невозможно) всех влюбленных, наталкивает на сенсационный вывод: Луи Франк - секс-символ для клубных тусовщиков. Сказать это кому-нибудь года три назад, когда Esthetic Education впервые выступали в Москве, - насмех подняли бы. Но видимо что-то такое подозревали бас-гитарист Юрий Хусточка и клавишник Дмитрий Шуров, когда покидали безбрежно популярный Океан Эльзи, чтобы присоединится к музыкальному проекту капризного богемного тусовщика Луи, весьма непостоянного красавчика - вчера он был актером и режиссером, сегодня он фэшн-фотограф, а завтра ему, видите ли, захотелось стать рок-звездой.

Захотелось? Пожалуйста. В розовых маечках-рубашечках выпархивают на украшенную бумажными сердечками и птичками сцену участники интернациональной формации Esthetic Education, уже в статусе главной надежды руспопа - несуществующего, но очень перспективного направления. Руспоп - как альтернатива бритпопу, который у нас никто не играет (а ведь очень хочется), просто потому что бритпоп можно играть только в Британии и больше нигде. В отличие, кстати, от инди-рока, который можно играть не только в Индии.

И вот вылетают они на крыльях любви. Луи начинает раздавать воздушные поцелуи и всячески паясничать. Зал встречает кумиров... молчанием. Вопросительный взгляд - и раздается лишь несколько одиноких хлопков. Но Луи не сдается, он пускает вход весь нажитый актерский опыт и природную сексуальность: бьёт ногой по тарелкам, спускается на танцпол, там целует в губы девушек, прыгает по vip-столикам, томно облизывается. Висящих между сценой и залом бумажных птичек Луис дергает как занавески, думая, что может быть его просто плохо видно.

Публика, конечно, оживленно встречает знакомые по теле- и радиоротациям "Leave Us Alone" и "Machine" и от души смеётся над музыкальным прочтением "Журавлей и кораблей" Хармса. Но в целом, атмосфера тотального шугейзинга со стороны зрителей не может не удивлять. Откуда такая выдержка? Как можно разглядывать собственные шузы, когда воплощенный Эрос соблазняет ваши глаза и уши? Почему никто не предпринимает попыток заняться сексом прямо на танцполе (охрана, конечно, выведет, когда заметит, но зато в газетах напишут)? От чего не летит на сцену нижнее белье? Девичий, в конце концов, визг: "Луи, я хочу от тебя детей!"?. Ничего подобного. Экспресивность артистов против зрительского шугейзинга - это, наверное, новый формат музыкальных взаимоотношений среди клубных эстетов.

"Бах", - утвердительно говорит Луи своему клавишнику. Но это не комплимент, а название следующей песни. Когда смотришь на фотографии с живых выступлений группы, то кажется, что клавиши Дмитрия Шурова присутствует в качестве дорогой декорации. Ему бы лучше гитарку. Вынь да положь тяжелый рок зудящему от бритпопа сознанию. Но после полуторачасового наблюдения за эротическими гримасами Луи Франка становится понятно: без клавиш тут не обойтись. По Энтони Берджессу эстетика старого доброго омерзительного насилия требует возвышенной музыки, например, музыки Людвига ван Бетховена. По Луи Франку грязное изнасилование требует в качестве саундтрека если не Иоганна Себастьяна Баха, то по крайне мере синтетическую легкость клавиш Дмитрия Шурова.

Франк благодарит интровертов за проявленную стойкость при созерцании его эксгибиционистской сущности и удаляется. И только сцена опустела, как все словно проснулись. Топот и грохот, свист и аплодисменты, бис и браво. Луи возвращается удивленно: "Мы, мол, все уже сыграли". И играет, конечно.

Когда я собрался было выйти из клуба, ко мне подскочил молодой человек с микрофоном одного из музыкальных телеканалов и спросил, понравился ли мне концерт. Как обычного зрителя спросил. И тут неожиданно для самого себя я выдал краткую, но исчерпывающую рецензию: "Да, мне понравилось".
А все, кто отправились смотреть футбол, впустую потратили время - наши сгоняли нулевую ничью.

16.02.2007, Яша ВЕТКИН (ЗВУКИ РУ)