FEAR FACTORY  Obsolete

В лучшие годы своей истории команда Fear Factory была индустриальной в полном смысле этого слова. Для немцев, считающихся законодателями жанра, промышленный грохот был лишь фоном для сугубо немецких...

В лучшие годы своей истории команда Fear Factory была индустриальной в полном смысле этого слова. Для немцев, считающихся законодателями жанра, промышленный грохот был лишь фоном для сугубо немецких философских притч о темных сторонах человеческой натуры (вспомните Die Krupps, Das Ish, Oomph! или на худой конец Rammstein). Однако по ту сторону Великой Атлантической Лужи эстетику сверхмощных тоталитарных мясорубок поняли и приняли абсолютно буквально.
Правда, Fear Factory, в отличие от Ministry, в актуальную политику не лезли и конспирологией не пробавлялись. Рамки антиутопии ближнего прицела для этой группы оказались узки сразу. Немудрено! Начинала группа, как дэт-металлическая, а этот жанр стесняет похлеще испанского сапога и эцика с гвоздями. Использование же всяческих электронных фишек открывало такие перспективы, что поначалу у музыкантов начисто посносило башни. Альбом "Demanufacture", на котором все характерные для дэта инструментальные партии, кроме гитарных, были записаны при помощи семплов и лупов, в свое время произвел эффект разорвавшейся бомбы. Правда, выведать у музыкантов, как они дожились до жизни такой, в ту пору не представлялось возможным: в каждом интервью вокалист Бертон Си Белл (Burton C. Bell) и гитарист Дино Казарес (Dino Cazares), крепко подсевшие на фантастику, гнали вдохновенную пургу про компьютерные импланты из "Джонии Мнемоника" и Лос-Анжелес будущего, показанный в "Бегущем По Лезвию", пугали обывателей вирусом Эбола и сетовали на отсутствие в сериале "Star Trek" мексиканцев.
Шло время. Музыкальные таланты Fear Factory остались невостребованы кинематографом, зато музыка, написанная группой для компьютерной игры "Carmageddon", единственного в своем роде симулятора автокатастроф, стала ныне такой же классикой, как и сама игра. В "Star Trek" мексиканца Казареса сниматься не пустили, а вот в жанре садистского хардкор-порно этот безумный толстяк стал звездой. А потом его группа вдруг записала концептуальный альбом. И это была антиутопия сверхдальнего прицела.
Сюжет вышедшей в 1998 году программы "Obsolete" крепко хватал слушателя за глотку. "Человек устарел, потому что он не смог развиваться столь же быстро, как и машины, - рассказывал Казарес, - Каждое движение в Сети фиксировалось, и не могло быть и речи о какой-либо конфиденциальности..." В сконструированном группой мире все компьютерные сети находились под контролем охранной программы "Securitron". В реальном мире волю программы творил биомеханический монстр "Smasher / Devourer", безжалостно искоренявший все человеческое вообще и бесхозных людей в частности. Герой альбома, "один из последних думающих людей в мире" по прозвищу "Edgecrusher", в одиночку выступал против системы компьютерного рабства - как в реальном, так и в виртуальном мирах. Короче, появившаяся годом позже "Матрица" - злостный плагиат.
Звучание группы в который раз претерпело изменения. "На "Demanufacture" мы полностью отказались от звучания ударных, - вспоминал Дино, - Мы сэмплировали и большинство гитарных партий, в результате чего они получились механистическими и холодными. Раньше часть басовых партий записывал я, поэтому они звучат, как вторая гитара. Ну, а в этот раз мы решили привнести в нашу музыку больше человеческого чувства. На "Obsolete" мы использовали бас на полную катушку. Басовые партии на этом альбоме просто убивают насмерть. Разумеется, мы использовали и компьютеры, но сумели сделать так, чтобы альбом получился более живым. В конце концов, Fear Factory до сих пор остаются металлической группой..."
Семиструнная гитара Казареса и пятиструнный бас Кристиана Уольберса (Christian Wolbers) действительно создавали здесь чрезвычайно насыщенное звучание. Хитросплетение инструментальных партий как бы иллюстрировало тщету человеческого разума угнаться за разумом машинным. Однако благодаря вдохновенной агрессии исполнения слушатель находил выход из тупика: лишь дерзко воспарив над могучим, но приземленным машинным разумом, можно было одержать победу. Неразделимый на тонкие планы увесистый гитарный грув "Obsolete" позже взяли на вооружение "новые голые". "Я всегда считал, что гитарные соло - это пережиток прошлого", - объяснил такое звуковое решение Казарес. Теперь его слова повторяют нью-металлисты. Правда, большая их часть играть соло просто не умеет.
Примечательно, что межпесенные спичи на альбоме исполнил герой новой волны Гэри Ньюман (Gary Numan). Позже, после долгих проволочек, вызванных неразберихой с авторскими правами, он запишет вместе с Fear Factory свой старый хит "Cars", и эта песня вторично поставит на уши хит-парады.
Сейчас "Obsolete" - такой же классический рок-альбом 90-х, как, скажем, "Nevermind" Nirvana. К сожалению, после того, как состав Fear Factory лишился Казареса, ждать столь же мощных работ от этой группы вряд ли имеет смысл. Недавний релиз "Transgression" не открыл миру никаких новых горизонтов.

31.01.2007, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)