Goran BREGOVIC  Опера со счастливым концом

Цыганский, по словам Бреговича - "это единый общий язык на моей эмоциональной территории между Белградом, Загребом и Сараево". При таком раскладе обращение Бреговича к главной (и единственной) цыганской опере - "Кармен" - было лишь вопросом времени. Опера "Кармен со счастливым концом" закончена, и премьера ее должна пройти в России.

Не любить Горана Бреговича - это не только странно, но еще и недальновидно, поскольку, как ни крути, речь идет о классике - только весьма живом и бодром. Если Англия с Америкой дали миру настоящий рок, то его страна, по мнению Бреговича, выдает собственную музыкальную традицию, и "то, что играют мои трубачи, не сыграл бы столь виртуозно и Майлз Дэвис", потому что для них это естественно, и для их дедов было естественно, и для прапрадедов. Вопрос, конечно, что же это за страна Бреговича - Югославия почила в бозе, а всерьез выбрать между Сербией, Хорватией и Боснией - задача неблагодарная, если вообще решаемая. Детей-то сам Брегович воспитывает в Париже. А музыку пишет в Белграде. Не пишется у него в Париже музыка... Только на Балканах.

На самом деле Брегович - расстрига: с рок-музыкой он двадцать лет собирал полные залы и стадионы в той самой покойной Югославии. Его Bijelog Dugmeta, idem Белая Пуговица, так и осталась в стране группой номер один... Как он сам заявляет, с тех пор рок ему наскучил - именно потому, что балканскому сердцу он не органичен. Ясно, что лукавит - не то, чтобы какой-нибудь сербской или хорватской традиции было так уж органично написание саундтреков. Или симфонические проекты до 100 голов и мужской православный хор. Традиции Брегович впитывает как губка - было бы желание. Просто, по его собственным словам, своей долгой и буйной рок-н-ролльной молодостью он заработал себе право на "приятную старость". Стал больше похожим на собственного отца - точнее, признал, что похож, конечно. Вот и тянется теперь к истокам, причем своим, а не чужим.

Цыганский, по словам Бреговича - "это единый общий язык на моей эмоциональной территории между Белградом, Загребом и Сараево". При таком раскладе обращение Бреговича к главной (и единственной) цыганской опере - "Кармен" - было лишь вопросом времени. Он сам рассказывает, о том, как это произошло: "Представьте себе цыгана, который отправится на единственную цыганскую оперу "Кармен". Он сказал бы: раз уж у нас есть одна-единственная опера, пускай у нее будет счастливый конец". Брегович даже взялся писать киносценарий по этой истории, однако "каким-то чудом из этого сценария, как из скорлупы, вылупилась опера". История, тем не менее, сделала бы честь и Кустурице: цыган, который любил проститутку Кармен, погубил ради нее собственную жизнь, и сам написал оперу о истории своей любви, чтобы хоть в ней все кончилось хорошо. Цыган умирает, однако на этом все только начинается: гадалка Клеопатра, влюбленная в его внука, узнает об этой опере и пытается восстановить ее и поставить на сцене - поскольку узнает в истории Кармен уже себя...

Брегович обещает: "она закончится хорошо - так, как этого хотят цыгане: все женятся". Вот только не уточняет, чью оперу имеет в виду - свою или покойного цыгана. Узнать это, однако, можно будет совсем скоро. Опера "Кармен со счастливым концом" закончена, и премьера ее должна пройти в России.

27 октября
Weddings & Funeral Band со своим худруком выступят в
БКЗ "Октябрьский"
в Санкт-Петербурге,
а 28 октября
в ДК Горбунова
в Москве.

17.10.2005, Алексей ЕРЕМЕНКО (ЗВУКИ РУ)