Roisin MURPHY  Молоко обезжиренное

Год назад, на этом самом месте Ройзин Мерфи распевала "Sing It Back" в компании с Марком Брайдоном, а теперь представляла свой новый альбом - на три дня раньше официального релиза.

Странное, дачное ощущение посещает зрителей, приходящих на концерты в сад Эрмитаж. Во время полуторачасового ожидания можно сидеть на скамейке, слушая, как колокольный звон вплетается в модные миксы и отмахиваясь от комаров, по-деревенски толстых и нахальных. И делать это перед первым в истории сольным концертом бывшей солистки группы Moloko Ройзин Мерфи (Roisin Murphy). Год назад, на этом самом месте она еще распевала "Sing It Back" в компании с Марком Брайдоном (Mark Brydon), а теперь представляет свой новый альбом - на три дня раньше официального релиза.

И вот над Эрмитажем разносится звон большого круглого будильника, клавишник тут же ловит его, сэмплирует и нарезает бодрый ритм, сопровождающий выход на сцену улыбчивых музыкантов. Обильная перкуссия, бас, гитара, труба, тромбон и саксофон, сменяющийся флейтой - из этого набора выстраивалась музыка вечера. Со звона будильника началась "Dear Diary", открывающая концерт.

Новая программа Ройзин вряд ли устроит тех, кто хочет услышать бесконечные вариации на тему хитов Moloko. В этой музыке еще можно услышать бравурные попсовые проигрыши духовых и приплясывающий ритм, но она стала сложнее и совсем другой по настроению. И однозначно назвать это перемену "к лучшему" не получается. Кажется, Ройзин попала в ловушку, опасную для музыкантов, начинающих сольную карьеру после долгих лет успеха в команде. Ей хочется быть серьезнее, хочется высказаться. А это желание часто мешает легкости существования на сцене. Некоторые композиции превращались в длинные затянутые полотна, где на просторную слоу-джазовую канву клавишник накладывал свою электронную акробатику, иногда конфликтуя с голосом Мерфи.

Он действительно виртуозно жонглировал звуком, захватывая сэмплером то вокализы Ройзин, то партии отдельных инструментов, то шумовые эффекты (так в "Love in the Making" в основу ритма легло записанное с микрофона нарочитое топанье Ройзин по сцене). Но за его игрой со звуком, уступая импровизации, терялась логическая стойность композиций, пропадал нехитрый, но доходчивый мелодизм, свойственный Ройзин. Из этой музыки начисто исчезла ирония, пустота жеста, делавшая постмодернисткий поп Moloko уникальным. И неизменившиеся сценические повадки Ройзин выглядели на фоне такой музыки не вполне естественно.

Неудивительно, что большая часть аудитории провела этот концерт в некотором недоумении. Запаса народной любви к певице все же хватило на то, чтобы пытаться разобраться в ее новом языке, да и сама Ройзин так артистична и харизматична, что скучать на ее концертах невозможно. Все были вознаграждены, когда грянула заглавная "Ruby Blue" - с ее напористым басом, упругим ритмом и простором для вокальных модуляций певицы. Но радость была недолгой - спев "Leaving the City" Ройзин не шутя удалилась за кулисы. Вернувшись для единственного психоделического биса - концертная версия "Off on It" исполнялась ею под собственноручное поглаживание щетками барабанов и бульканье сэмплера. Здесь звуковой концептуализм наконец встретился с адекватным вокалом - не медитативный речитатив, а шепот и дыхание Ройзин сделали эту песню незабываемой.

16.06.2005, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)