НЕБО ЗДЕСЬ  Существо со шрамами от вырванных крыльев

Московская команда Небо здесь может позволить себе многое. Например, выпустив дебютный альбом, стать флагманом отечественной альтернативной сцены, а потом, в зените славы, внезапно исчезнуть, не подавать четыре года признаков жизни, а затем снова резко появиться с новым альбом и показать, кто есть кто. Игорь Тимошин рассказывает о новом альбоме, концертах, жизни и смерти...

Московская команда Небо здесь, единственная в России проповедующая кришна-кор, может позволить себе многое. Например, выпустив дебютный альбом, стать флагманом отечественной альтернативной сцены, собирать полные залы поклонников... а потом, в зените славы, внезапно исчезнуть, не подавать четыре года признаков жизни, а затем снова резко появиться с новым альбом и показать, кто есть кто.
Вокалист и идейный вдохновитель группы Игорь Тимошин рассказывает нам о новом альбоме и концертах, о жизни и смерти...

Звуки.Ru: Насколько я знаю, для нового альбома "Мертвый сезон" вы записали 25 композиций, но аттестацию прошли только 12 из них. Можно узнать, какая судьба постигла остальные песни?

Игорь Тимошин: Это была не аттестация, а просто разделение на две почти равных части. Вторая часть будет издана в виде ещё одного альбома.

Звуки.Ru: - В названиях ваших песен, так или иначе, проскальзывает тема смерти и жизни: "Смерти нет", "Мертвый сезон", "Небо здесь"... Светлые мотивы - не в вашем духе?

Игорь: Контраст помогает понять природу и трансцендентное значение света. Это - во-вторых, а во-первых, именно так устроена наша жизнь и мои предпочтения тут не причем. Тема жизни и смерти - главный вызов для человека и вечная тема поэзии.

Звуки.Ru: - Вы боитесь смерти?

Игорь: - Боюсь. Но она неизбежна, как и жизнь. Мы сейчас оказались в косном мире, где любое изменение очень болезненно, а жизнь не терпит застоя и ломает все, что теряет подвижность. Смерть всегда напоминает нам о нашем высшем предназначении, она может быть другом и нести освобождение для того, кто осознал свою вечную природу.

Звуки.Ru: - Альбом вы писали на "Добролете" с Андреем Алякринским. Чем обусловлен выбор студии и звукорежиссера? И как в вашу компанию затесался Сергей Егоров из Markscheider Kunst?

Игорь: Это был единственный реальный вариант. Алякр велик. "Добролет" добр и небесен. Сергей Егоров замечательный цимбальеро. Ничего кроме благодарности и теплых воспоминаний:: ну и пары альбомов.

Звуки.Ru: - На сколько процентов вы довольны новым альбомом? Что бы переделали?

Игорь: Для меня важнее, на сколько альбом доволен мной. Я бы переделал себя, но это очень долгий, кропотливый и мучительный процесс, похвастать пока особо нечем. Для меня уже достижение - то, что мои песни более-менее удобно устроились в альбомных аранжировках, и не терроризируют меня требованиями о новых "апартаментах".

Звуки.Ru: - На песню "Небо здесь" вы сняли клип. Почему обратились к Виталию Мухамедзянову? И довольны ли вы роликом?

Игорь: Я недавно смотрел подборку клипов Мухи, и мне показалось, что на нашу песню также можно было бы смело поставить видеоряд из нескольких других роликов. Его образный ряд очень созвучен содержанию нашего творчества. Я рад, что нас свела судьба и очень благодарен Виталию за его творческое вливание в наш проект. По сути, он визуализировал лирического героя всего альбома - существо со шрамами от вырванных крыльев на спине, но убежденное в том, что небо здесь, и мы его жители. Виталий очень проникся самой художественной идеей, и это самое дорогое для меня в нашей работе. Это третий наш клип, и мне кажется наиболее удачный. Мы редко что-то планируем. В нашем деле это почти невозможно, приходится довольствоваться, тем, что ты ещё жив и у тебя достаточно пальцев, чтобы играть на гитаре.

Звуки.Ru: - На концертах вы играете старее вещи, но в новых аранжировках. В чем их главное отличие от старых?

Игорь: - Новые аранжировки не основаны на дешевых цифровых спецэффектах, которыми инфицировано сознание нового поколения и за которыми прячется неумение работать с мелодией гармонией и ритмом, добиваться выразительной артикуляции и полноценного резонанса музыкальных инструментов.

Звуки.Ru: - Можно узнать, почему в вашей группе постоянно меняются барабанщики и гитаристы? Вы поддерживаете связь с теми, кто ушел? Говорят, что музыканты уходят обычно из группы по одной из трех причин: деньги, женщина, власть. У вас тоже что-то похожее?

Игорь: - Барабанщик у нас сейчас прежний. На гитаре играю я сам, потому что от гитары, иногда, можно добиться большего, чем от человека. Мы делаем музыку не для денег, женщин и власти. Я считаю музыку более высокой формой жизни, чем я. Я что-то вроде перегноя для цветов, моих песен. Меня также можно сравнить с их нянькой. Они творят со мной, что хотят, достается и окружающим. Я поддерживаю связь с теми, кто может это понять, а иногда и простить. По большей части мои песни мной недовольны и требуют от меня все новых усилий.

Звуки.Ru: - Скажу честно, я испытал шок, когда увидел ваш unplugged-выступление по НТВ в акции 'SOSтрадание'. Не боитесь, что таким образом разгоните поклонников хардкора?

Игорь: - Я делаю свое дело так, как оно этого от меня требует. Внешняя оценка для меня вторична. Не я придумал этот мир, но я искренне пытаюсь сделать его чуть-чуть менее тоскливым местом. Я дорожу мнением тех слушателей, которые понимают наши мотивы. У нас никогда не было цели обслуживать чьи-то заблуждения. Я буду играть даже, если на площадке, где собрались 50 000 человек, есть только пятеро, кому это действительно нужно. Я не слушаю радио, но есть люди, для которых это - едва ли ни единственная возможность что-то услышать, я думаю, прежде всего, о них, когда подписываюсь на подобные акции. При этом я прекрасно понимаю, что, скорее всего мои усилия будут тщетными, и что всегда найдется достаточно людей, которые будут самоутверждаться, критикуя мои усилия. Я оставляю это на усмотрение их совести.

Звуки.Ru: - Может, у вас есть и целая акустическая программа? Многие харкор-группы сейчас этим грешат.

Игорь: - Я не считаю нас хардкор-группой, и акустической программы у нас нет. Но это ничего не значит, потому что, если это станет нам интересно, мы это сделаем. Я очень люблю и уважаю акустическую гитару, это честный инструмент.

Звуки.Ru: - Кстати, а где вас застала новость о захвате заложников в Беслане? Какая была ваша первая реакция? Отношение к терроризму - и что должны делать творческие люди в такой ситуации?

Игорь: - В России каждый год 8000 детей совершают самоубийство. Вот, что я называю терроризмом и геноцидом. Творческие люди должны бороться за души этих детей, а не уродовать их, как компрачикосы.

Звуки.Ru: - С кем из российских групп поддерживаете теплые дружеские отношения?

Игорь: - Tequilajazzz!

Звуки.Ru: - А с тяжелой сценой дружите?

Игорь: - Я ничего об этом не знаю.

Звуки.Ru: - Не кажется ли вам, что и выступление на фестивале "Нашествие" этим летом было каким-то смазанным?

Игорь: - Там тоже не было саундчека. Мы не пытаемся стать роботами, мы играем живую музыку, а это требует выполнения определенных условий.

Звуки.Ru: - Вам самим где комфортнее - на больших площадках или в клубах?

Игорь: - Не важно. Важны слушатели. Если есть возможность достичь взаимопонимания, всё остальное не имеет большого значения.

21.01.2005, Дмитрий ВЕЩИКОВ (ЗВУКИ РУ)