FRANZ FERDINAND  Шотландская честность

Franz Ferdinand в этом году больше всего обласканы прессой и вниманием слушателей. Резкость пост-панка и энергия диско, остроумные и провокационные тексты пришлись по вкусу всем. Буквально несколько месяцев назад мы еще ничего не знали о них, а сейчас группу наперебой приглашают промоутеры со всего мира, ее синглы влетают в британский топ-тен... а сами музыканты пишут песни по мотивам "Мастера и Маргариты" и хотят посетить Россию. О чем они и поведали Звукам.Ru...

Если говорить о группах, которые в этом году больше всего обласканы прессой и вниманием слушателей, то Franz Ferdinand, несомненно имеют право на лидерство в этой области. Резкость пост-панка и энергия диско, остроумные и слегка провокационные тексты оказались сочетанием, которое пришлось по вкусу как падким на рекламу потребителям музыки, так и критикам, увидевшим в четверке из Глазго новых спасителей британской независимой музыки. Буквально несколько месяцев назад мы еще ничего не знали о них, а сейчас группу наперебой приглашают промоутеры со всего мира, ее синглы без особых усилий влетают в британский топ-тен, а статью о Franz Ferdinand можно обнаружить даже в журнале "Elle Girl" - среди рекламы подростковой косметики и "Десяти советов как влюбить мальчика".
Выступление группы на немецком фестивале "Hurricane" стало еще одним маленьким триумфом. Едва появившись на сцене, Franz Ferdinand с азартом начинают "Cheating On You", и уже через пару минут публика покорена. Все участникик будто накачаны адреналином; барабанщик Пол Томсон, у которого заняты и ноги, и руки, подскакивает на своем стуле, а гитарист Ник МакКарти, когда ему приходится отложить гитару чудного вида и приняться за клавиши, не может удержаться от плясок на одном месте. Концерт проходит в каком-то радостном угаре, народ, несмотря на жару, без остановки танцует под героическое панк-диско "The Dark of the Matinee" и "Auf Achse" и подтягивает издевательсокой концовке "Darts of Pleasure". "Ich heisse super-fantastisch!" - поет лидер группы Алекс Капранос при поддержке двадцатитысячного хора. И здесь приходится отринуть сомнения относительно излишка газетного шума, и признать, что он, черт возьми, прав.
Вдохновивишись выступлением, решаю на удачу попробовать устроить разговор с бодрыми шотландцами. Пресс-менеджер фестиваля, посетовав на то, что интервью с такими важными артистами лучше было бы заказывать заранее, тем не менее, обещает помочь, чем сможет. И через пятнадцать минут выясняется, что нет ничего невозможного. Меня провожают в зону для артистов и знакомят с тур-менеджером Franz Ferdinand, который охотно соглашается предоставить пару участников группы на интервью для российской прессы. Подойдя в условленное время к условленному месту, никого не застаю, но, побродив немного вокруг, натыкаюсь на Пола. Описываю ему ситуацию - про интервью он, оказывается, ничего не слышал, но поболтать готов: "Пойдем только сначала посмотрим, как там футбол, а потом найдем еще кого-нибудь, чтобы я был не один".
В огромной палатке, где находятся два десятка гримерок, бар и лаунж-пространство с телевизором, концентрация звезд на квадратный метр превышает все мыслимые для обычного человека пределы. Вот куда-то спешит Саймон Гэллап из The Cure, из-за мрачности лица и штанов в обтяжку на тонких ногах смахивающий на огромного паука, в уголке что-то одиноко тянет из стакана Питер Хэйс из Black Rebel Motorcycle Club, а перед телевизором скопилась целая куча шведов, в которых узнаются The (International) Noise Conspiracy и The Hives - сегодня играет сборная Швеции. Шведы-футболисты забивают, шведы-музыканты восторженно улюлюкают, а мы пока обсуждаем нынешний тур группы и пенальти в исполнении Дэвида Бэкхема. Кстати, по словам Пола, во Franz Ferdinand все любят футбол и болеют за "Glasgo Rangers", а у Алекса, имеющего греческие корни, во время чемпионата появился повод порадоваться еще и успехам сборной Греции. "Ладно, - говорит Пол через некоторое время, - пойдем поищем наших гитаристов". Заглянув в гримерку Franz Ferdinand, обнаруживаем Алекса, на которого уже наставлены телекамеры; когда он на секунду оборачивается, чтобы посмотреть кто пришел, заметно, что взгляд у него весьма тоскливый - похоже постоянное общение с журналистами Алекса стало утомлять. Gott sei dank, Пол еще не устал от прессы, и мы активно пытаемся вытралить других участников группы. Вскоре он обнаруживает Ника МакКарти: "Ник, это журналист из России, он хочет сделать с нами интервью". Ник - само олицетворение хорошего настроения, проявляет живейшую готовность: "Сам понимаешь, все равно здесь особенно заняться нечем. А с русскими журналистами мы вроде еще не общались". Он ведет нас в палатку-ресторан для артистов (там не так шумно), в который меня, не имеющего соответствующего бэйджа, охрана пытается не пустить. Ник, проведший свою юность в Мюнхене, пока его отец работал в немецком подразделении компании "Роллс-Ройс", втолковывает что я здесь не лишний. И вот, мы сидим за столом, и ребята, судя по их виду, буквально жажадут вопросов. Увидев, что диктофон включен, они вопят "Halloooooo!" и начинают издавать звериное рычание. Однако же, Пол и Ник, будем серьезны. Насколько возможно.

Звуки.Ru: - В последнее время Franz Ferdinand стали одной из самых известных групп...
Ник: - Я даже не знаю. Но, по крайней мере, тебе не приходится подходить к каждому и говорить (с важной интонацией) "Привет, мы Franz Ferdinand! Что вы думаете на этот счет?". (смеются)
Пол: - Мы сейчас выступаем почти каждый вечер. Я полагаю, что это неплохо, когда люди сами приходят посмотреть на нас, и нам не нужно лишний раз рекламировать себя перед зрителями.
Ник: - Вчера было довольно нервное выступление, нарисовалось любопытное телевидение, мне было очень не по себе. А сегодня все гораздо легче - просто работали, публика получала удовольствие. Вот и отлично!
Звуки.Ru: - История Franz Ferdinand не очень длинна. Вы могли бы рассказать немного о том, как вы собрались?
Пол: - И в самом деле, ко времени выхода нашего первого сингла, группе было едва ли около года. Когда мы встретились, то не имели особых идей как добиться успеха. Просто писали песни и играли их, причем определенных ролей в группе тогда еще не было. Ник играл на ударных, а я на гитаре, это была не столько рок-группа, сколько компания, которая собиралась для того, чтобы вместе пообедать, выпить или перекинуться в карты и посмотреть кино. Все что угодно, лишь бы проводить время с друзьями.
Звуки.Ru: - Почему вы подобрали такое необычное название? Эрцгерцог Франц Фердинанд не лучшим образом отметился в истории: его убийство стало прочиной начала Первой Мировой войны. (Ник и Пол самодовольно смеются)
Пол: - Мы сыграли около пяти концертов как безымянная группа. Один из нас, не помню уже кто, смотрел по ТВ гонки автомобилей "порше", и отметил поворот, который назывался "эрцгерцог" (archduke). Мы освежили наши знания истории и решили, что имя Франц Фердинанд было бы неплохим названием.

Звуки.Ru: - Franz Ferdinand сравнивают с разными группами - от Joy Division и The Beatles до The Fall и The Smiths. Были ли у вас какие-то влияния, которые напрямую повлияли на ваши сочинения?
Пол: - Каждый из нас привнес свои вкусы. У Ника в голове точно крутились некоторые из упомянутых групп, про свои пристрастия я даже не знаю что сказать...
Ник: - Дюк Эллингтон! (смеются)
Пол: - Ну, да. Дюк Эллингтон. Но наши любимые группы не обязательно совпадали. Кому-то нравились Beatles, кому-то нет...
Ник: - Про тебя-то я все знаю. Пол слушал Talking Heads, потому что его папочка был их большим поклонником. А мой крутил The Beatles, и о Talking Heads я и слыхом не слыхивал.
Пол: - Журналисты зачастую пишут, будто на нас повлияли группы, о которых мы, на самом деле, даже и не знаем ничего. Например, кто-то написал, что мы похожи на Gang Of Four. На нас норовят свалить всех, у кого были похожие резкие гитары и "угловатый" ритм. Но то, что мы стали играть, не было сознательным решением, мы не собирались кого-то целенаправленно копировать. Я люблю Joy Division, и это как-то отразилось на наших песнях. У каждого было что-то свое.

Звуки.Ru: - Franz Ferdinand выглядят очень свежо, и, что важно, похожи на обычных людей, в отличие от многих рок-звезд. Вы не боитесь потерять самих себя в популярности?
Ник: - Конечно, риск есть. Но в человеческом плане мы стараемся не меняться. Мы не читаем рецензий на наши работы и не особенно забиваем себе голову вопросом "Насколько высоко мы находимся?".
Пол: - Я тоже не собираюсь превращаться в звезду. Статьи о нас я бросил читать около месяца назад - слишком много энтузиазма. Я лучше буду просто барабанить и заботиться о том, насколько хорошо выглядит группа на сцене.

Звуки.Ru: - Что вы почувствовали, когда увидели, что ваш альбом получает только высшие оценки в прессе и набирает популярность в хит-парадах?
Пол: - Мы были счастливы. Но, при этом, для нас это все же было большим потрясением. Журналы по всему миру принялись ставить нам высокие оценки: типа, лучшая группа в мире, и тому подобная болтовня. На самом деле, мы все осознали только тогда, когда увидели на концертах массу людей, которые уже знали тексты песен. Мы были... польщены. Знаете, на концертах люди всегда почувствуют тухловатый душок, если что-то не так, и тогда уже не имеет значения, насколько великим ты назван прессой.
Ник: - Поначалу было очень клево попасть в журналы, которые тебя вовсю расхваливают. Но, в итоге, весь этот шум неважен, и не должен быть важен. Если ты начинаешь воспринимать его слишком серьезно, это негативно отразится на твоей голове.
Пол: - Нужно просто записывать хорошие альбомы, играть на концертах и стараться, чтобы было одинаково хорошо и тебе, и публике. Должен быть обмен энергией с людьми. Мы записываемся во многом для собственного удовольствия, музыка требует честности. Если к нам придет какой-нибудь большой человек и скажет "У меня есть идея насчет вашей группы. Нужно делать музыку вот так...", то мы его пошлем подальше (fuck off!), пусть даже и не станем миллионерами.

Звуки.Ru: - Некоторое время назад мы видели настоящий бум нео-гаражных групп. Сейчас так же активно популярность набирают группы, ориентирующиеся на пост-панк, вроде Interpool, Hot Hot Heat, The Rapture и, конечно же, ваша группа. Как вы думаете, это вопрос моды или музыки?
Пол: - Мне кажется, что подобные направления раскручиваются журналистами, близкими к звукозаписывающим компаниям. При желании все можно создать на пустом месте. Музыка может быть только хорошей или плохой.
Ник: - А кто это сказал?
Пол: - Дюк Эллингтон. Когда же он сказал это?.. В пятидесятых еще, в конце-концов ничего не меняется. Если бы он был жив, то... Может он еще жив, вообще-то?.. (смех, переходящий в заливистый хохот)
Звуки.Ru: - По вашему мнению, как лучше добиваться звездного статуса - моментально, как Franz Ferdinand , или работать, работать, работать и однажды обнаружить, что ты добился-таки того, чего ждал годами?
Пол: - Мы помним о примере Pulp, которые безуспешно бились за свою популярность с начала 80-х и стали по-настоящему известны только в середине 90-х. Я бы, наверное, сдался задолго до этого времени. Такая работа определенно требует сильной веры в то, чем ты занимаешься. Но взлет Pulp на вершину после десятка лет несчастного существования тоже оказался стремительным.
Ник: - Все же мы возникли не слишком неожиданно: сначала наш первый сингл ("Darts of Pleasure" - М.Х.) получил положительные оценки, потом мы записали альбом, который тоже всем понравился, а вот после второго сингла ("Take Me Out" - М.Х.) был уже взлет как на ракете.(свистит и взмахивает рукой) Мы оказались на хороших позициях в британских чартах, и только после этого все принялись расхваливать наш альбом. Если бы второй сингл появился до альбома, то, наверное, давление на нас было бы более серьезным. Альбом это такая штука - если он готов и выпущен, то уже нужно принимать его таким какой он есть. К счастью, всем понравилось. (смеется) Было важно то, что у Franz Ferdinand своя специфика появилась еще до того, как мы стали "большими". Если ее нет, то можно двигаться очень долго с неопределенными результатами. До того как нас подписала звукозаписывающая компания, мы просуществовали около года в Глазго, что довольно далеко от такого музыкального метрополиса как Лондон. Это был здоровый образ развития. С одной стороны, мы были в курсе того, что происходит в музыкальной жизни, а с другой, это не давило на нас и мы занимались тем, что нам нравилось и попутно всему учились.
Пол: - Мы записали наш первый альбом еще до того, как в в серьезных изданиях о нас появилась едва ли пара статей. Так что он был целиком готов и отточен, а мы знали как представлять себя публике. И все присходило в Глазго; если бы это был Лондон, то, наверное, нам бы пришлось делать музыку "слаще" для слушателей. Все произошло очень здоровым путем. Попробуйте и вы так же. (смеются)
Звуки.Ru: - Когда вы будете выпускать следующий альбом давление со стороны прессы и слушателей на вас будет уже гораздо более сильным. Ваш первый альбом оказался очень хорош и теперь вам нужно записать нечто, что будет, по крайней мере, не хуже...
Ник: - Мы все время стараемся писать. И знаете, когда мы сейчас слушаем, то что уже выпущено, то иногда думаем: "Вот так барахло! Мы же можем создавать гораздо лучшие песни!" Легко! Я не беспокоюсь по этому поводу. Сейчас мы записываем отличный материал.
Пол: - Его пока не очень много, где-то на пол-альбома. Нам нужно только время, чтобы оказаться в студии хотя бы на пару дней. Самый длительный момент в записи это аранжировка, к тому же он требует одновременного участия всех нас. Большинство песен пишутся Ником и Алексом; они сочиняют основную мелодию, а вот аранжировка уже общее дело. Результат достигается только при вовлечении всех участников группы и их идей относительно того что и как играть. Мы же не можем просто выставить гитару на первый план. Здесь важно, чтобы группа работала вместе.
Ник: - У каждого из нас вообще есть привычка временами прекращать игру и просто слушать, что делают остальные ребята. (смеются)
Звуки.Ru: - Ник, Вы играете на довольно необычной гитаре. Что это за фирма и почему вы решили выбрать ее, а не, скажем, 'фендер', как Алекс?
Ник: - Да-да-да. Это действительно забавная история, потому что сначала гитара принадлежала Алексу. Мы с ним жили вместе некоторое время, и я выкопал ее в одной из коробок у него дома. А сам он купил ее на распродаже в Глазго. Гитара выглядела обалденно, на ней просто хотелось играть:
Пол: - Ужасно она выглядела. (смеются)
Ник: - Вы видели обложку альбома "For Your Pleasure" Roxy Music? Точно такую же гитару там держит Брайан Ферри. И на одной из этих гитар играют The Hives. Она называется "Hagstrom", шведская фирма. Эти гитары выпускались давным-давно, кажется, еще в 50-х. В Швеции это очень прославленный инструмент, если вы туда поедете, то легко их сможете найти. Но в мире такая гитара попадается довольно редко. У нее очень тонкий и звонкий звук, мне нравится ее использовать когда мы играем одновременно с Алексом. У его "фендера" очень насыщенный звук, а у моей гитары он наоборот тонкий, хотя и сильный. Вместе получается очень интересная комбинация. (пока Ник говорит, Пол рисует на листе бумаги гитару и пишет: "Franz Ferdinand plays "Hagstrom" guitars!")
Звуки.Ru: - Что вы слушаете в эти дни?
Ник: - Я опять начал слушать Бека после того, как в Лос-Анжелесе попал на его концерт. На некоторое время я даже забыл о том, что есть такой артист, но шоу было хорошим напоминанием.
Пол: - Я кручу Пи Джей Харви. Ну, и так выходит, что мы стараемся слушать все хорошие группы, с которыми нам доводится играть: The Hives, The Cure, Pixies.
Ник: - Мне еще понравилась группа Bright Eyes...
Пол: - А я вчера видел Magic Band, знаете Captain Beefheart? Очень здорово. Мы никого не забыли? А! Очень хороший альбом у Принса.
Ник: - Еще нам нравится Келис - крутые песни, отличное продюсирование...
Пол: - Мы видели концерт, меня очень впечатлила ритм-секция - бас-гитарист был просто виртуозом шестиструнного баса, а барабанщик справлялся с целой горой ударных.
Ник: - The Streets!
Пол: - Да-да-да!
Ник: - Забавный, наверное, набор получился. (смеются)

Звуки.Ru: - Ходят слухи, что вы приедете в Россию.
Ник: - (С восторгом) Да! Я думаю, что это получится! Были переговоры с московскими промоутерами, которые устраивают какой-то фестиваль, и они допускали возможность переноса даты фестиваля, так, чтобы это было наиболее удобно для нас. Все должно было произойти в начале августа, но вроде организаторы обещали подождать до сентября. Нам сказали, что мы играем нечто революционное и будет очень здорово если мы приедем. Я читал это сообщение и думал: "Вот это да!". Я до этого был только на Украине и получил огромное удовольствие от той поездки, а до России еще не добирался. Franz Ferdinand имеют гораздо больше отношения к России, чем вы можете предположить. Обложки наших дисков выполнены под влиянием русского конструктивизма 1920-х, мы знакомы с вашим авангардом тех лет. У нас есть песня по мотивам "Мастера и Маргариты" Булгакова. Мы прочитали книгу, и она произвела на нас такое впечатление, что была написана песня. Это очень-очень хорошая вещь, хотя она не попала в альбом, а вышла би-сайдом на нашем новом сингле ('The Dark of the Matinee' - М.Х.). Она называется "Love And Destroy", одна из моих самых любимых песен. Так что я с нетерпением жду, когда смогу увидеть Москву и заглянуть в места, описанные в романе.

18.08.2004, Макс ХАГЕН (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.franzferdinand.co.uk

FRANZ FERDINAND

Дата образования:

1 января 2002