BLUR  Три танкиста и шесть музыкантов

Перемежая жесткие и насыщенные номера с балладно-лирическими, скача по сцене и развлекаясь с искажением голоса, Албарн провел зал через прошлое, настоящее и пообещал светлое будущее.

Аскетическое оформление сцены свидетельствовало - здесь вам не шоу, мы музыку играть будем. И они действительно играли музыку, ради которой пришли в Горбушку те, кто когда-то не верил в возможность увидеть Blur на московской сцене. Сообщество поклонников Blur в России всегда представлялось мне немногочисленным, но душевным. В отличие от, например, Radiohead, препарирующих мозг без наркоза и языкового барьера (снятие которого болезненность только усугубляет), Blur много проигрывают без понимания их ироничных текстов. Но публика в зале собралась благодарная, знающая Blur, судя по всему, давно. А уж их последний альбом "Think Tank" - на слуху и свеж в памяти.

Именно программа последнего альбома - основной костяк сет-листа. Группа, выслушавшая за свою историю не одно известие о собственной смерти, в очередной раз опровергла слухи о конце истории альбомом "Think Tank". Энергия, изобретательность, непропиваемый талант - то, что сделало альбом любимым и программу - живой. Отсутствие Грэма Коксона (Graham Coxon), покинувшего группу еще во время записи альбома, изменило расклад сил на сцене. Новый гитарист Саймон Тонг (Simon Tong) точен, но кажется слишком отстраненным. Оживление в происходящее вносит клавишник-саксофонист Майк Смит (Mike Smith), веселый черный перкуссионист Карл Ванден-Бош (Karl Vanden-Bossche) и роскошная группа бэк-вокалистов (Beverly Brown, Wendy Rose, Wayne Hernandez).

Именно с их помощью каноническая "Tender" превратилась в зажигательный спричуэлс, который не смотря на подзуживание Албарна, не смог поддержать зал. Сам Албарн ответственно выполнял роль фронтмена серьезной группы. Шел по бортику в народ, опираясь на жадно протянутые к нему руки, прыгал кузнечиком в эмоциональных моментах проигрышей, задумчиво присаживался на комбик, устало курил, с удовольствием дирижировал людской массой, взрывающейся по его велению то криком, то аплодисментами.

Музыканты действительно позрослели. Нынешняя версия "Girls & Boys" - это уже ирония в квадрате. В Албарне мало что осталось от прежнего ошалевшего колледж-боя, простебывающегося над евродискотечными штампами так тонко, что его начинают любить поклонники Duran Duran. Он взрослый человек в потертых джинсах, способный потратить год жизни на тусовку с персонажами мультфильмов, уехать в пустыню, спеть на концерте свою старую песенку, чуть ли не с яростью выплевывая слова и томно закатывая глаза, будто на собой прежним потешаясь. Бомба их нового альбома "Crazy Beat", идущая перед "Song 2", способна порвать зал не хуже этой всенародной любимицы. Только народ слов еще не выучил, а "Song 2" с наслаждением прокрикивает уже шесть лет. В таких взрывных моментах программы можно было любоваться неистовством барабанщика Дэйва Раунтри (Dave Rowntree), вызывавшим весело-завистливые взгляды перкуссиониста. Впрочем, Карлу тоже "дали порулить", когда Дэйв ненадолго поменялся с ним местами. Перемежая жесткие и насыщенные номера с балладно-лирическими, скача по сцене и развлекаясь с собственноручным искажением голоса (для чего на сцене был установлен отдельный микрофон), Албарн провел зал через настоящее (последний альбом) и прошлое (любимцы публики - "Song 2", "Bettlebum", "Boys&Girls", "For Tomorrow" etc).

Затем группа удалилась на перекур и вернулась, чтобы исполнить "антивоенный" блок. Присоединившийся к группе культовый актер, невысокий крепыш Фил Дэниелз, начитывал полные негодования тексты, посвященные Бушу и политике. Понимания в сердцах московских меломанов, далеких от проблем интервенции в Ирак, его читка не нашла. Но Албарн улыбался, приплясывал и подпевал, Раунтри гипнотизирующе долбил в барабан - и толпа двигалась в такт. Проколыхавшись так две композиции, зал встрепенулся на молниеносной "We've Got A File On You". И услышал сообщение о том, что сейчас будет последняя песня. А они скоро снова приедут. А пока...

26.09.2003, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)