ПРАВО  Как бы всё изменить, ничего не меняя

Госдума готовит поправки об отмене бездоговорного коллективного управления авторскими правами. Лучше поздно, чем никогда.

Госдума готовит реформу авторских обществ: бездоговорное коллективное управление правами на музыку и интеллектуальную собственность планируется отменить. 24 мая в Госдуме прошло заседание рабочей группы по совершенствованию законодательства в сфере защиты творческой деятельности. Эта группа была создана под руководством зампреда Госдумы Сергея Железняка в декабре 2015 г. В её работе участвуют чиновники, представители музыкальной и киноиндустрии, авторских обществ.

На последнем заседании обсуждался законопроект Медиа-Коммуникационного союза (МКС) о реформе действующей в России системы коллективного управления правами. МКС добивается создания госреестра авторских произведений, отмены бездоговорного управления авторскими и смежными правами в России. Это должно положить конец монополии, а точнее, олигополии действующих авторских обществ.

Сейчас сбором (и распределением) вознаграждений в интересах всех авторов музыки и песен собирают Российское авторское общество (РАО), Российский союз правообладателей (РСП) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС). Они действуют на основании собственных уставов, государственной аккредитации, полученной при неоднозначных обстоятельствах, а также действующего Гражданского кодекса.

МКС настаивает, что ОКУПы должны представлять интересы только тех авторов, с которыми у них есть прямые договоры.

Мнения по поводу законопроекта разделились, но в целом он не понравился никому: практически все участники заседания сошлись на необходимости его доработки.

Депутат Железняк дал понять, что реформа ОКУПов неизбежна как рассвет, а бездоговорное коллективное управление будет отменено, "так как Россия еще при вступлении в ВТО взяла на себя соответствующие обязательства". Эти обязательства, впрочем, не помешали дать РАО, РСП и ВОИС государственную аккредитацию в 2013 году. Между тем, как ранее писали "Звуки", к этому моменту бездоговорное управление уже должно было быть отменено.

По состоянию на 01.01.2013 года в часть 4 Гражданского Кодекса Российской Федерации должны были быть внесены изменения в связи с международными обязательствами, принятыми на себя Россией при вступлении в ВТО. Такое обязательство было закреплено в параграфах 1218, 1450 Доклада Рабочей Группы, статье 2 “Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года” и предусматривало изменение системы коллективного управления правами с тем, чтобы в течение 5 лет с даты вступления в силу части 4 ГК РФ (введена в действие с 01.01.2008 года Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ), отменить бездоговорное управление правами. Более того, такие изменения должны были предусмотреть оговорку и распространить свое действие и на отношения, возникшие до 01.01.2013 года. На деле никаких изменений в ст. 4 ГК РФ в 2013 году внесено не было.

Но есть вероятность, что это произойдёт в 2016-м году. По данным "Ведомостей", рабочая группа пришла к выводу, что проект нужно разделить на две части: одну посвятить реформе коллективного управления, другую – госреестру интеллектуальной собственности.

Если поправки будут доработаны быстро, Госдума успеет принять их в первом чтении еще в эту весеннюю сессию, сообщили анонимные источники "Ведомостей". Сам депутат Железняк заявил лишь, что Госдума ведет работу по созданию целого пакета законодательных инициатив по авторским правам, и говорить, что войдет в финальный текст поправок, преждевременно.

Директор МКС Сергей Петров заявил газете, что сторонники действующей системы коллективного управления "эмоционально возражали" против реформы, однако её поддержали сами правообладатели.

На данный момент Минкомсвязи и Минкультуры работают над конкурирующими проектами реформы авторского права.

Необходимость этих реформ очевидна давно. В разговоре со "Звуками" Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Анатолий Семёнов, "ошибочная" реализация самого института коллективного управления в нашем законодательстве приводит к массе разночтений. В частности, является ли выплата автору произведений вознаграждения объектом обложения страховыми взносами в ПФР. Формально является, но, по словам Семёнова, фактически ОКУПы "всегда избегали данных выплат, саботируя различным образом механизм исполнения данной обязанности". Получалось, что выплата пользователем вознаграждения автору напрямую подлежала обложению страховыми взносами, а через то же РАО, к примеру, нет.

"На самом деле основания для таких выплат по смыслу законодательства о пенсионных и социальных страховых взносах весьма сомнительны, - отмечает Семёнов. - "ОКУПы ничем не управляют, они лишь выполняют функцию публично-правового депозита для исполнения пользователями своих обязательств перед правообладателями. Никаких договоров для этого не требуется, поскольку указанные обязательства возникают на бездоговорной основе, как в случае с иными видами страхования ответственности за причинение вреда.

"Если наконец признать, что деятельность ОКУПов по сбору и выплате обязательных вознаграждений однородна деятельности страховых компаний по администрированию того же ОСАГО для автомобилей, то все вопросы о необходимости каких-либо выплат снимаются - возмещение вреда авторам за бездоговорное использование их произведений не является ни прибылью, ни добавленной стоимостью, ни объектом обложения пенсионными или социальными страховыми взносами, - отметил Семёнов. - "Кроме того, такой подход автоматически приведет к исполнению обязательства России перед ВТО о прекращении бездоговорного принудительного коллективного управления авторскими и смежными правами. Единственный "минус" такого подхода - необходимо будет отказаться от идеи монополии аккредитованной организации, поскольку никакой монополии единственного страховщика в таких отношениях быть не может."

Естественно, ОКУПы будут резко возражать (и уже возражают) против любых попыток отодвинуть их от "кормушки"; своё право на неё они уже считают священным.

Однако в последние годы (и особенно - в 2015-м году) РАО, РСП и ВОИС всё чаще оказываются главными героями скандалов и обвинений в нечистоплотности и непрозрачности. Дошло до обысков, расследований, депутатских запросов и проверок со стороны МВД и прокуратуры города Москвы, не приведших, правда, ни к чему. Как позавчера писали "Звуки", обе инстанции отказались возбуждать уголовные дела.

Впрочем, юрист Роман Алымов заметил, что это само по себе ничего не значит.

"Запросы депутатов Рашкина и Обухова [по чьим заявлениям и возбудили проверки - ред.], судя по сообщениям СМИ, носили общий и абстрактный характер, не касались каких-то конкретных лиц, сделок или эпизодов деятельности, - заявил Алымов "Звукам". - Правоохранительные органы должны были за 30 отведенных по закону дней найти там некое неправомерное "то, не знаю что" в деятельности трех организаций с общим годовым оборотом около 9 миллиардов рублей. Это десятки тысяч транзакций и в буквальном смысле горы бумаги. Проверить такой объем информации, найти в нем что-то, сформировать правовую позицию, собрать и корректно процессуально зафиксировать доказательственную базу за такой срок физически невозможно."

По словам Алымова, "скелеты в шкафах" РАО, ВОИС и РСП хорошо спрятаны, найти их можно только или в рамках расследования уголовных дел по конкретным эпизодам деятельности с привлечением экспертов.

"Зачастую при рассмотрении заявлений об экономических преступлениях признаки преступления находятся только с третьего-пятого круга, когда уже соберется надежная доказательственная база. Пока ее нет, идут формальные отказы. Это обычная практика: подал заявление: три раза отказали, три раза обжаловал, на четвертый возбудили дело," - добавил Алымов.

26.05.2016, Юрий ИЛЬИН (ЗВУКИ РУ)