NEGATIVE  Клубы жмут в плечах

70 процентов публики - всего лишь жертвы моды на все финское. Для них Negative - еще одна группа из страны, подарившей миру клюквенную водку, H.I.M. и Nightwish. Negative у нас теперь любят еще больше, чем раньше. Но все-таки какой-то странной любовью.

"Смотри-ка, а Negative стали популярны!" - выйдя на свежий воздух, один из организаторов концерта указал другому на очередь, уходившую от дверей клуба через всю площадку сперва вверх по лестнице, а потом - куда-то в глубину в который раз перекопанных до полной непроходимости переулков. Было сыро, накрапывал мелкий дождик. Однако зрительская масса, с серьезным преобладанием в ней девочек-подростков, героически терпела тяготы той контрольно-пропускной системы, благодаря которой выражение "дойти до точки" в наше время приобрело совершенно конкретный смысл.

Интересно, но при всей своей популярности на территории нашей необъятной, Negative по-прежнему группа из разряда недопонятых. Причем даже в большей степени, чем во время своего первого визита в Москву в 2004 году. В тот раз такой давки на их шоу не наблюдалось. Но и тогда, и сейчас процент пришедших на концерт поклонников бодрого попсового хард-рока а-ля 80-е был примерно одинаков. Как тут не вспомнить один из законов Мэрфи: "Число умных людей на земле - величина постоянная, а население растет..."

Но девочки в говнодавах, полосатых чулках, кружевных платьицах, розовых лифчиках поверх винилловых курток и сварочных очках на обильно подведенных тушью глазах не знают про восьмидесятнический хард-рок. Для них Negative - еще одна группа из страны, подарившей миру клюквенную водку, H.I.M. и Nightwish. Семьдесят процентов очереди - всего лишь жертвы моды на все финское. Пускай доподлинно известно, что герои этого вечера никогда не поют песен про похороны в тундре при свете черной луны и вырезание хартограмм на дедовой избе - какая разница?

Разогревать финских гостей в очередной раз взялись московские мальчики в черном, чье название на афишах прочитать было крайне затруднительно. Вспоминается еще один афоризм, на сей раз принадлежащий великолепному Сергею Троицкому aka Паук: "Дэтовые логотипы не особенно полезны для раскрутки". Лишь из разговора с барабанщиком после концерта выяснилось, что группа называется Bloody Vostok. Последним номером разогревающая команда исполнила "Dangerous Tonight" Alice Cooper, причем на октаву ниже оригинала. Если верить все тому же барабанщику, чтобы было "готичнее". Говорят, гитарист Bloody Vostok играет еще в паре команд - "потому что больших денег на рок-музыке не заработать". Знаете, есть мнение, что эту фразу музыканты повторяют вслед за теми "деловыми людьми", которым доверились. А те, произнося ее, всякий раз имеют в виду следующее - "работу мы вашу примем, но платить за нее не будем..."

Долгое тягостное ожидание, заполненное этими невеселыми мыслями, наконец-то прервано появлением на сцене самих Negative. Музыканты весело выбежали на сцену, причем гитарист Ларри деятельно поливал передние ряды из зажатой между ног бутылки с минералкой. Два года назад он просто напоминал молодого Слэша. Сейчас эта схожесть стала носить несколько утрированный характер. Хотя бы потому, что обе гитары этого парня - "Les Paul Studio", в оригинале намеренно лишенный каких-либо украшений, и "Fender Jaguar" - раскрашены теперь под змеиную кожу. Второй гитарист, Кристус, и раньше замеченный в пристрастии к кричащим нарядам, теперь же стал похож на клоуна из фильма ужасов. А вот вокалист Йонне Аарон малость обкарнал свой блондинистый хайр и похож теперь скорее на Винса Нила, нежели на Себастьяна Баха. Тем более, что голос парня несколько прибавил по части благородной хард-роковой хрипотцы.

К сожалению, нынешний концерт ребят воспринимается чуть хуже позапрошлогоднего. Да, количество поклонников группы ощутимо выросло. Но, как следствие, сцена "Точки" теперь ощутимо "жмет в плечах" и музыкантам, и их публике. Света и звука на всех явно не хватало. Не говоря уже о месте. Какой бы ни была по составу аудитория группы - за два года она увеличилась до размеров аудитории таких признанных монстров рока, как Grave Digger или Rage. Кроме того, нельзя было не ощутить некого витавшего в воздухе напряга. Очень многое на рок-концертах, как ни крути, зависит от обмена энергией между сценой и залом. Так вот, не покидало ощущение, что в этот раз это скорее обмен валюты, причем сразу по нескольким не слишком выгодным курсам. Ибо по глэмоватому хард-року группы большая часть публики пыталась тащиться так же, как тащатся по дарк-вейву, готик-року, или даже (о, ужас!) лав-метал.

Тем не менее, группа героически отыграла весь набор своих очевидных хитов - от хуковых "After All" и "Love Is Right Now" до скоростных "Creeping Inside" и "L.A. Feeding Fire". Жаль только, что парни перестали исполнять "My, My, Hey, Hey (Out Of The Blue)" Нила Янга. И что на последнем альбоме группы многовато среднетемповых номеров в минорном ключе - можно расценить это, как некий вынужденный реверанс в адрес поклонников поп-готики. Грустно, если так окажется на самом деле. Ибо чрезмерное потакание массовым вкусам уже ввергло в кризис их земляков из Nightwish. А более-менее широко известных приверженцев традиционного хард-рока из последнего поколения и так раз-два и обчелся. Особенно после того, как поле боя покинули англичане Darkness...

В этот раз музыканты попрощались с народом аж пятикратным коллективным поклоном. И традиционно раскидали по партеру букет роз. Negative у нас теперь любят еще больше, чем раньше. Но, право, все-таки, какой-то странной любовью.

23.10.2006, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)