ФЕСТИВАЛЬ  Письма с острова Sziget. Дни 4-й и 5-й

Выполняя данное себе накануне обещание, мы начинем день с неизвестных имен. Вот, к примеру, что такое Traband? Откуда мы знаем MC Panjabi? Как охарактеризовать то, что играют Lo'Jo? И, разумеется, главный вопрос - чего ожидать от хедлайнеров?..

День четвертый, удивительный.

Выполняя данное себе накануне обещание, я начинаю день с неизвестных имен. Вот, к примеру, что такое Traband? Оказывается - чешская команда, играющая нечто среднее между джазом, "музыкой пабов" и кабаре, с такой задушевной скрипкой, что так и представляешь себе последнего посетителя швейковского кабачка, проливающего скупые слезы над стаканом сливовицы. Неожиданно трепетный соул сменяется на веселый клезмер, и тогда все поле перед сценой приходит в движение: публика с удовольствием скачет, схватившись за руки и изображая паровоз.

В последнее время из всех ларьков и из всех "продвинутых чартов" звучит рэп с восточными мотивами и индийским вокалом. Меня уже давно интересовал автор и исполнитель этого произведения - и вот, проходя мимо очередной сцены, я с интересом слышу знакомый голос. Это MC Panjabi, и на сцене во время выступления работают два индийских dj, а также колоритный негр-солист и красавица-индианка с бинди на лбу. Увы, очень быстро оказывается, что кроме известного рэпа, показать этому составу толком и нечего: все остальные их вещи - лишь бледные подобия первого хита.

Подлинным открытием дня становятся для нас французские экспериментаторы Lo'Jo. Как это часто бывает с хорошими группами, охарактеризовать их творчество привычным набором определений и жанров весьма затруднительно. Так или иначе, пусть получившийся жанр называется "артистическая музыка". Не меньшие затруднения вызывает определение экзотических инструментов, которые состав использует в игре. Возможно, эрудированные посетители Звуков помогут нам с идентификацией интересного инструмента, который служит иллюстрацией к этой статье. Его звучание больше всего напоминает помесь лиры и арфы, но с очень мягким тембром.
На сцене - две солистки, очень разные по характеру и по внешнему виду: одна - тоненькая, гуттаперчевая, подвижная, вторая - уверенная, увесистая, с задушевным вокалом. Дамы не только поют, они также играют на массе инструментов: колокольчиках, фаготе, цимбалах, уже упоминавшейся "ситаро-лире". Их поддерживающий состав - восхитительный скрипач и ритм-секция. Получающееся в итоге музыкальное полотно прихотливо и тонко, оно невесомой сетью окутывает слушателя. Слушая Lo'Jo, быстро перестаешь задаваться вопросом, из чего состоит очередная песня. Даб, немного джаза, что-то от народной баллады, немного соула и самая малость колдовства? Пожалуй, что так.

Тому, кто решил разместить финских фиолончелистов Apocalyptica под душными и тесными сводами тента Hammer Metal World, следовало бы оторвать произвольную часть тела. Ибо через 50 минут ожидания появления группы на сцене в толпе нет ни одного сухого человека. Пот стекает даже по стенам ангара. Постепенно интернациональная металлическая "коза" сменяется на не менее интернациональный "fuck". Воздуха, воздуха! Дайте мне атмосфэры!..
Правда, появившиеся в конце концов финны не разочаровывают: они сразу берут публику в оборот, обрушивая на нее четыре "ударных" хита Metallica. Толпа мгновенно преображается: на месте угрюмых суровых гоблинов - просветленные лица, с детским восторгом в глазах выводящие припев из какой-нибудь "Nothing Else Matters". Что интересно - не менее тепло принимаются и вещи с последнего альбома группы, состоящего из собственных хитов, - Reflections. Кстати, вы в курсе, что на этом альбоме группа обзавелась ударником, и это не кто-нибудь, а знаменитый Ломбардо (Dave Lombarde) из Slayer? В этот вечер Дэйв не выступает: его звездный час настанет 4 августа, во время сета Slayer на главной сцене.

Тем временем на главной сцене полным ходом идет выступление группы Moloko, о которой я рассказывала ранее в своем репортаже с фестиваля Гластонбери. Дуэт вновь выступает с расширенным составом, но в этот раз в его программе меньше спокойного трип-хопа и больше танцевальных ритмов. Прекрасная Розин (Roisin Murphy) в развевающихся белых одеждах вихрем носится по сцене, картинно изображает умирающего лебедя и тореадора, накидывает на бас-гитариста мантию с кроваво-красным подбоем и при этом еще успевает петь - точно, сильно, красиво, невероятно нежно. Ее лукавая улыбка парит над толпой:
Is this me,
Breaking free,
Or just breaking down?
ha-ha
...
А в это время основатель группы Марк Брайдон (Mark Brydon), в традиционном котелке и подтяжках, суетливо перебирает клавиши, словно драгоценности в потаенном ларце, передвигается по сцене комичной ломаной походкой и - апофеоз концерта - прыгает по клавишам, вытанцовывая на них мелодию ногами!!!
Финал выступления группы-дуэта не менее живописен: отлично зная, что публика ждет хита "Sing It Back", сладкая парочка сэмплирует вступление к песне и делает из него ди-джейский сет в стиле диско, длящийся ровно 12 минут. Толпа изнемогает от вожделения, а когда песня начинает-таки звучать, поле покрывается огоньками зажигалок. Однако видно, что на этом группа выдала все, что смогла: изнемогающая Розин только и может, что сказать: "Спасибо! Мы любим вас! " - и на бис группа уже не выходит.

Ночь на Сигете - это живописные представления на открытом воздухе, это шабаш любителей металла и кроссовера, это эмбиент и театр. Мимоходом мы попадаем на самую настоящую оперу: с костюмами, декорациями и оркестром. Сцена Theatre ad Dance Tent расположена у подножия холма, так что все зрители имеют возможность наблюдать действо, удобно расположившись в естественном амфитеатре. Сегодня ночью дают "Севильского цирюльника" - очень красочное, слегка гротескное представление со смешными костюмами. Жаль только, что разобрать, о чем идет речь, невозможно.


День пятый, team's choice.

У каждого из нас есть в музыке свои маленькие пристрастия. Не свободна от них и редакция Звуков. И именно в воскресенье, 3-го августа, мы отрываемся по-полной, попутно приобщая остальных к радости прослушивания.

Пристрастие нашего фотографа - яркие лаунж-немцы De Phazz. Парочка вокалистов этой команды действительно очень колоритна: чернокожий лидер Карл Фрайерсон (Karl Frierson), - томный, с бархатным голосом, и великолепная вокалистка Барбара Лар (Barbara Lahr) - этакая секси-киска из 50-х, с манерами и жестами жены Кролика Роджера и отличным голосом серьезной блюзовой певицы. При этом тексты группы сплошь состоят из забавной абракадабры, а музыка настолько легка и приятна, что все это как нельзя лучше подходит к летнему дню. Львиную долю программы составляют хиты с альбома Death by Chocolate и последнего релиза Daily Lama. Всем известная песенка про утренний Эквадор замечательно иллюстрирует солнечную поляну главной сцены, где валяются в пыли счастливые и разомлевшие от жары граждане Сигета.

Мой выбор - музыка более "суровая": это шведская группа Garmarna, играющая мрачный кровавый фолк северных народов. В языческой мифологии шведов и норвежцев Гармарна - собака, охраняющая врата между миром живых и миром мертвых. Творчество команды может повергнуть неподготовленного слушателя в шок: зачастую эти народные песенки звучат более агрессивно и жестко, нежели самые зверские вещи из арсенала death-metal. Когда солистка Эмма Херделин (Emma Hardelin) начинает пересказывать содержание очередного народного опуса (эпоса), становится жутковато: "Это песня о девушке, которая должна была отнести два хлеба своей больной и нищей матери. Вместо этого девушка отнесла хлеб в поле и встала на него ногами. И разверзлась земля, и сия пучина поглотила ея навеки, и была она похоронена заживо. Никогда, никогда не вставайте ногами на хлеб! ". Жуткие истории следуют одна за другой: вот девушка, доверившись лживому другу, похоронена заживо за мнимое предательство, вот другую девушку семья продает за море... Сама группа весело именует это "bloody and glory evil ballads". Но главное, разумеется, - не о чем эти песни, а как они сыграны. В составе команды - пять человек и семь инструментов (не считая компьютера, обеспечивающего спецэффекты). Скрипач и лидер команды Ханс играет, помимо скрипки, на любопытном инструменте под названием колесная лира, из которого он зачастую умудряется извлекать запилы похлеще иной электрогитары. Гитарист, отвечающий в групе за драйв, готов, кажется, выпрыгнуть из своей шкуры, чтобы музыка звучала еще жестче, еще отчаяннее. К концу концерта все поле перед сценой скандирует и хлопает. Мы не ошиблись в своем выборе.
Кстати, все желающие послушать Гармарну могут сделать это на Звуках: в нашем архиве имеется, в частности, альбом Guds Spelleman, большинство хитов с которого звучало в этот вечер.

А пока мы ожидали выступления Гармарны, нам удалось послушать на той же world-сцене великолепный сборный цыгано-итало-австрийский оркестр.

В отдалении от главных сцен и основных магистралей расположилась живописная африканская деревня: тут и торговцы образцами народного промысла, и музыканты, и фокусники: все желающие, к примеру, могут пойти курс игры на тамтаме или научиться танцевать народные танцы. Посреди поляны высится странная конструкция из раскрашенных деревьев: это - цирк "Баобаб", дающий вечером свои экзотические представления публике. Цирк представляет собой дерево, по которому с проворством обезьян и с обезьяньей же пластикой передвигаются негры-гимнасты, жонглеры и глотатели огня. Однако мы, избалованные советским цирком, не впечатляемся этим диким зрелищем и направляем свои стопы в сторону главной сцены.

Хедлайнеры дня - мелодичные хип-хопперы Fun Loving Criminals. Их смешной и заводной рэп замешан на фанке и дабе, хотя встречаются среди всего этого великолепия и более жесткие ритмы. Однако это, скорее, все-таки более спокойный и неагрессивный хип-хоп - его, скажем так, романтическая версия. Заводила и вокалист Хью (Huey) выкладывается по полной, чтобы превратить поле в огромный танцпол - и ему это прекрасно удается.

Следующий день на Сигете обещает быть полностью "роковым". Проверим, насколько оправдаются наши ожидания...

04.08.2003, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)