URIAH HEEP  Still High, Still Mighty

Антагонизма между фанатскими сообществами "хиппо-манов" существенно меньше, нежели у "пинкоманов". Многие на концерте Uriah Heep щеголяли в майках с рекламной графикой последнего тура Кена Хенсли. Если бы Pink Floyd до сих пор продолжали гастролировать - приверженцев Уотерса на их концертах было бы существенно меньше...

Аншлаговым концерт Uriah Heep, увы, не был. Кого-то из потенциальных посетителей отпугнула небывалая для мая африканская жара, кого-то - невысокие акустические характеристики цельнобетонной "Дружбы", а кого-то - жалкое впечатление, производимое последнее время зачастившими к нам стареющими монстрами британского хард-н-хэви. После той звуковой пытки с редкими вкраплениями приличной музыки, которую в апреле устроил москвичам Кен Хенсли, было решительно непонятно, чего можно ждать от покинутой им некогда группы.
У группы, однако, дела обстоят превосходно. Трудно, конечно, требовать от коллективов, существующих более тридцати лет, того же напора, какой наблюдался у них в одна тысяча девятьсот семьдесят затертом году. Разумеется, большинство артистов с таким трудовым стажем срывает свои апплодисменты в уважение прошлых заслуг и с неизбежной скидкой на возраст. Удивительно то, что герои этого репортажа в такой скидке не нуждаются. Да, в настоящее время Uriah Heep - по большей части лишь машина для воспроизведения хитов золотой эпохи рока. Но, в отличие от ровесников из Sweet и Slade - машина прекрасно отлаженная (т.е. свободная от лажи). Исполняя довольно сложные композиции, старички если и отступают от своих "классических" аранжировок, то в сторону усложнения оных. И отнюдь не за счет привлечения симфонических оркестров.

Рассказывать о концерте Uriah Heep без оглядки на недавнее сольное выступление их бывшего "мозгового центра" Хенсли невозможно. Тем более, что где-то треть концертного репертуара обеих сторон составляют одни и те же песни. И это тот случай, когда отказываться от сравнения, говоря "у них (у него) - просто по-другому" - значит обманывать самих себя. Да, подавляющее большинство номеров из нынешней концертной программы Uriah Heep так или иначе отмечено авторским участием Кена. Однако, невероятно, но факт - былые подмастерья работают с унаследованным песенным материалом гораздо лучше, нежели сам его создатель. Причем, даже с точки зрения элементарного качества исполнения. В чем-то ситуация, сложившаяся с Uriah Heep и Хэнсли, напоминает уже ставший притчей во языцех антагонизм между фанатами Pink Floyd и Рождера Уотерса. В чем-то, но далеко не во всем. Это, впрочем, тема для отдельного исследования. Обратимся непосредственно к концерту.

А концерт открыла всенародно любимая "Easy Livin'". Ни единой фальшивой ноты - ни в лидер-вокале Берни Шоу, ни в традиционно-"хипповских" бэках басиста Тревора Болдера и клавишника Фила Лэнзона. Очень удачное начало - если, правда, не считать традиционно заваленную в начале частотку. Похоже, напуганные гипертрофирующей режущие "верха" акустикой зала звукорежиссеры группы немного перестарались и дали слишком много ватных "низов". К началу неожиданно прозвучавшей вторым номером древней и не самой хитовой "Shadows Of Grief" ситуация со звуком несколько выправилась.
Признанными радиохитами группа не ограничивалась. "Shadows Of Grief" плавно перетекла в "Seven Stars" - не самую запоминающуюся в оригинале, зато весьма выгодно преображающуюся в концертном исполнении песню со "Sweet Freedom". Такой стратегии группа придерживалась на протяжении всего выступления. "The Other Side Of Midnight", одна из немногих в программе песен, над которой не витала тень Хэнсли, в оригинале - весьма традиционный стадионный рок-гимн образца начала-середины восьмидесятых. А исполненная вживую, эта песня начинает играть яркими красками, подобно успевшему высохнуть до состояния невзрачного булыжника и вдруг возвращенного на дно морское окатыша из полосы прибоя.

Публику, что называется, "отпустило". Многие в партере уже скинули обувь и отплясывали босиком, когда бессменный гитарист Мик Бокс сменил свой черный "Les Paul" на акустическую гитару, и заиграл вступление к "Wizards". Здесь, опять-таки, в противоположность старине Кену, все было на своем месте - и акустическая гитара, и электроорган, и куда более убедительная хоровая импровизация ближе к финалу.

Поют в нынешнем составе группы все, включая ударника Ли "The Bear" Керслейка. Когда-то его и Мика упрекали в коммерцизации звучания группы и привлечению в состав музыкантов из глэмового лагеря. Однако, какая разница, откуда кто пришел? И начинавший в составе Spiders From Mars Тревор, и бывший участник Sweet Фил, и пришедший из попсовой хард-н-хэви-команды Stratus Берни обеспечили группе ту стабильность, которой, увы, не страдал ни один из "золотых" ее составов. Свободной басовой фразировкой Болдер продолжает традиции, заложенные покойным Гэри Тейном. Ни Пол Ньютон, ни Боб Дэйсли, ни даже Джон Уэттон в составе Uriah Heep такого класса игры не демонстрировали. Как вокалист второго плана и органист, Лэнзон совершенно не уступает своему предшественнику. Работа этого музыканта в "Sweet Freedom" - выше всяких похвал. А используемые им "Roland" и Korg" вкупе с компьютерными платформами воспроизводят звучание лампового органа и муг-синтезатора не хуже, чем вытащенный в апреле на сцену МДМ настоящий "Hammond" Кена. Наконец Берни, издали похожий на улучшенное и дополненное издание Винса Нила, до сих пор не растерял ни своих вокальных данных, ни хорошего вкуса при импровизации на исхоженные его предшественниками вдоль и поперек темы. Так что пускай никого не обманывают его майка и жилет дорожного рабочего и модные джинсы змеино-крокодильей расцветки.

"July Morning" прозвучала точно в середине программы. Отрадно, что группа не делает из этого номера кульминацию концерта и вишенку на торте - это было бы слишком скучно. Исполнение Uriah Heep - намного убедительнее симфонических понтов от старины Кена. И темп не плавал, и ни один аранжировочный момент не был упущен. Забытый в версии Хенсли фальцетный подъем в середине композиции Берни по-прежнему воспроизводит не хуже покойного Байрона, а Фил не отлынивает от финального соло на мини-муге. Следует напомнить, что клавишное соло в оригинальном варианте песни сочинил и отписал даже не Хенсли, а специальный гость в лице Манфреда Манна. Кроме того, группа весьма убедительно и с большим вкусом импровизировала. Умение не сыграть во время лирического отступления ни одной лишней ноты - это тоже, знаете ли, искусство.

Разумеется, публика восторженно приняла классические хиты: взрывной "Sunrise", совсем уже ветхозаветную "Gipsy" и опять-таки, с гораздо большим вкусом-смаком, нежели в шоу Хенсли, сыгранную "Stealin'". Однако еастоящей кульминацией концерта стала - что бы вы думали? - десятиминутная даже в оригинале "The Magicians Birthday" с ломовыми сменами мелодических тем и ритмов. Разумеется, не обошлось без сдвоенного соло ветеранов группы Мика и Ли для гитары и барабанов соответственно. Очень, кстати говоря, правильная задумка: по отдельности гитарные либо барабанные соло за редкими исключениями скучны до крайности. Второй голос в финальной перекличке исполнял, сидя за ударными, Ли. Для многих это было откровением. А чистенькое фальцетное финале Берни через час с лишним после начала концерта дорого стоит. Жаль только, что партию расчески с папиросной бумагой (помните - это там, где поется "Happy birthday to you"?) Фил исполнил не на расческе, а на синтезаторе... ну, да это мелочи.

На бис (а как же?) традиционно, как и на первом московском концерте (стадион "Олимпийский", 7-16 декабря 1987 года) исполнялась "Look At Yourself". Публике, однако, было мало и этого. После непродолжительного, но весьма поучительного мастер-класса Мика в области владения акустической гитарой (опять-таки, никакого нарциссизма, зато высший пилотаж в области искусства не играть лишнего) на сцену вернулись Барни и вооруженный тамбурином Ли. От души попев второй вокал в первых куплетах "Lady In Black", The Bear вновь воцарился за барабанами, и вместе со вступившими Филом и Тревором продолжил дирижировать благодарным хором слушателей.

Попрощавшись с публикой под финальные фанфары из оригинальной версии "Salisbury", музыканты покинули сцену. Публика расходилась крайне неохотно. Две экзальтированные юные леди из партера, пользуясь послеконцертной неразберихой, совершили дерзкую вылазку на служебный двор спортзала, и наломав там белой сирени, торжественно вручили букет уже садившемуся в автобус Мику.

В заключение следует отметить, что антагонизма между различными фанатскими сообществами "хип-манов" - существенно меньше, нежели это наблюдается у "пинкоманов". Многие из пришедших на концерт щеголяли в майках с рекламной графикой последнего тура Хенсли. Если бы Pink Floyd до сих пор продолжали гастролировать - приверженцев Уотерса на их концертах было бы существенно меньше.

28.05.2003, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)