Ian ANDERSON  Иэн Андерсон: "Я - хуже, чем фальшивый "Роллекс"."

Иэн Андерсон артистичен и обладает прекрасным чувством юмора; отвечая на вопросы, которые явно набили ему за много лет оскомину, он старался разнообразить диалог, вставляя в ответы веселые истории и подыгрывая себе на флейте. Вашему вниманию предлагается транскрипт пресс-конференции музыканта...

Мы ждали этого события много лет. Мы могли лишь надеяться, что когда-нибудь он состоится. И вот остался день до концерта, а напротив нас сидит уникальный музыкант, удивительный флейтист, перевернувший представление многих людей о роке и о том, каким он может быть. Когда слышишь его голос в телефонной трубке, он выдает умного собеседника и внимательного слушателя. Встреча с Сумасшедшим Флейтистом доказала: Иэн Андерсон - еще и невероятно открытый и артистичный человек. По словам организатора концерта - Александра Чепарухина - это один из немногих музыкантов, с которым было приятно общаться и работать, планируя нынешние концерты Jethro Tull в Москве. Иэн артистичен и обладает прекрасным чувством юмора; отвечая на вопросы, которые явно набили ему за много лет оскомину, он старался разнообразить диалог, вставляя в ответы веселые истории и подыгрывая себе на флейте.
Вашему вниманию предлагается транскрипт пресс-конференции музыканта...

- Иэн, Вы являетесь автором практически всего музыкального материала группы Jethro Tull. В то же время, один из лучших альбомов группы - "Thick As A Brick" - написан 11-летним вундеркиндом. Часть источников утверждает, что это - не более чем шутка. Проясните ситуацию.

Jan Anderson: - Начнем с того, что ему было 12 лет. Примерно 50 процентов слушателей поверили, что этот человек существует на самом деле. Вторая половина поняла, что я просто так немножко поиграл. На самом деле, "Thick As A Brick" - это была такая сатира на концептуальный альбом. Никто и не предполагал, что это было серьезно. Но примерно половина людей поверила. И перед этими людьми я хотел бы сегодня извиниться.

Звуки.Ru: - В вашей концертной программе слушатели будут ожидать от Вас как новых, так и старых песен. Можете ли Вы поделиться с нами подробностями завтрашней программы?

Jan Anderson: - Мы начнем с хита группы Doors, продолжим песнями Led Zeppelin... На самом деле, это будет такой коллаж из преимущественно очень старых вещей, однако мы сыграем несколько песен с нового альбома.

Звуки.Ru: - Мы уже знаем, что на концерте Вы будете играть "Aqualang", но будете ли вы исполнять Teacher? Это довольно редкая вещь...

Jan Anderson: - Мы никогда не исполняем эту вещь на концертах. Дело в нашем менеджере, который основал свою группу: он убежден, что мы написали эту песню о нем. На самом деле, эта песня - не о нем, но это породило несколько неприятную и деликатную ситуацию между нами. Тем не менее, я готов напеть ее специально для Вас (напевает).

- Ваш первый альбом вышел с опечаткой Jetro Toe - Вы подавали в суд?

Jan Anderson: - Нет, потому что тираж был отозван, и продано было всего, может быть, 200 копий этого сингла. Я думаю, это они нарочно так ошиблись, решили подшутить над нами: это было самое начало нашей карьеры. Эта пластинка - мечта коллекционеров.

- 30 лет назад Вы написали композицию "Too Old To Rock-N-Roll, Too Young To Die". Уже тогда вы понимали, что средний возраст рокера меньше, чем возраст обычного человека. Что вы сейчас думаете о возрастном цензе в рок-музыке, и считаете ли вы роком то, что играете сейчас?

Jan Anderson: - Я не думаю, что Jethro Tull - рок-группа, в том смысле, в каком рок-группами считаются Rolling Stones и Motorhead. Наша музыка - это вводящая людей в заблуждение смесь различных жанров. Она вводит в заблуждение всех - особенно журналистов. Но это и хорошо, потому что это и меня самого вводит в заблуждение.

- В таком случае, как бы Вы сами охарактеризовали стиль, в котором играет группа?

Jan Anderson: - Это фолк-рок, арт-рок, прогрессив-рок, классик-рок, никогда-не-умирающий-рок... понимаете, люди называют это роком, но я-то - акустический музыкант: я играю на флейте и мандолине, на акустической гитаре... а сзади меня стоят громкие ребята с гитарами и барабанами, которые играют рок. И на самом деле, наша музыка - смесь акустической музыки с роком. И вообще основное влияние на меня оказали фольклорные культуры многих стран. В этой связи, следующий возможный вопрос - повлияет ли на меня музыка, которую я услышу здесь, в России. И ответ - наверное, да. Но, наверно, не в ближайшее время, потому что я только что закончил писать музыку для нашего следующего альбома. Однако у меня есть хорошая пьеса, которая посвящена вашему политику Борису Ельцину - "Boris Dancing". О, прекрасный Борис: он танцевал так потому, что у него было три ноги!

- Недавно была опубликована Ваша фотография с животным, которое больше всего похоже на пуму или леопарда. Много ли у Вас таких зверей, и насколько легко ли с ними управляться по сравнению с кошками и собаками?

Jan Anderson: - Да, совершенно верно, это североамериканская пума, большая дикая кошка. Но это - леди-пума, самка.Она не такая большая и страшная, как самец пумы. Так что предел моего бесстрашия - это леди-пума или что-нибудь поменьше. От всего, что больше по размеру, я стараюсь держаться в стороне. На самом деле, это была не моя пума - я посещал питомник, в котором содержались дикие кошки, попавшие туда в результате незаконной транспортировки, либо содержания нелегально в неволе, а также были доставлены из притонов по нелегальной торговле шкурами и шерстью. Я это делаю в рамках своей благотворительной программы. У нас такая ситуация: Элтон Джон, к примеру, заботится обо всех, у кого СПИД, Стинг - о тропических лесах... а я вот забочусь о маленьких кисках. Это ничего не говорит о том, хороший я человек, или плохой: это говорит о том, что я - немного странный.

- Все мы любим пластинки Jethro Tull, но у Вас ведь совершенно великолепные сольные записи - Вы планируете выпустить новый диск?

Jan Anderson: - Да, я только что записал 12 песен с нового альбома. Мне еще нужно записать парочку - не на следующей неделе, а через недельку-другую. Потом я должен буду все это смикшировать - и готово. Мы также недавно записали новый альбом Jethro Tull, и в мае я буду заниматься его микшированием. Выход обоих альбомов намечен на сентябрь-ноябрь этого года.

- Есть такая легенда, что когда-то в Ваши юные годы, когда Вы уходили из дома, отец подарил вам свою старую вещь - кажется, это было пальто. Оно сохранилось?

Jan Anderson: - Это была старая куртка. Потеряна, к сожалению. В 1969 году, когда мы играли в Чикаго, она таинственно исчезла. Кажется, ее cпер Роберт Плант. Мы тогда разогревали Led Zeppelin - и вот в их-то гримерке это и произошло. Я был очень-очень зол, потому что это была единственная вещь, которая досталась мне от отца, - да к тому же, зима была очень холодной. Не то, чтобы это был именно Роберт Плант.. возможно, кто-то из его тех. персонала.

- Какой самый непостижимый и желанный для Вас инструмент?

Jan Anderson: - Я полагаю, таким инструментом можно назвать очень старую гитару с нейлоновыми струнами. У меня дома есть коллекция гитар Мартинз середины девятнадцатого века. У меня много этих гитар дома, но я никогда на них не играл, потому что у них очень деликатный, очень классический звук. Но я начал использовать одну из них два месяца назад - на своем сольном альбоме. И сейчас фирма Мартин решила выпустить ограниченным тиражом - 200 гитар - копию такой гитары, одна из которых у меня имеется. Эти гитары будут точными копиями гитары, произведенной в 1880 году. Так что если здесь есть примерно 200 человек, у которых найдется примерно по 6 тысяч долларов за гитару - пожалуйста, передайте ваши имена мне, а я передам их фирме Мартин. Но я за свою платить не намерен.

В проходе появляется армянский фанат Jethro Tull. Он выражает восторг по поводу того, что видит своего кумира: "это - просто мечта!" На что Андерсон с легкостью парирует: "Это не мечта, это - галлюцинация". Пожать руку Иэну не удаcтся - у музыканта провреждена кисть, и приходится использовать вместо этого локоть, стукаясь им с другом. "Эскимосы трутся носами, Элтон Джон трется... ну, я не буду говорть, чем"...а я вот стукаюсь локтями, - говорит Андерсон, и продолжает:

Jan Anderson: - Как-то я встретил Элтона Джона на рождественской вечеринке у Стинга. Я не уверен, но мне кажется, что я не гомик. И когда Элтон сказал "привет", я решил не рисковать. Ведь я увидел, как он обнимает незнакомых мужиков и целует их в губы... Поэтому для Элтона я изменил своей обычной привычке, и, подойдя к нему, сказал (демонстрирует далеко протянутую кисть и очень далеко отклоняется): "О, привет, Элтон! Очень рад Вас видеть". Кстати, дружок Элтона - весьма приятный человек.

- Каждый год группа дает много концертов, и среди коллекционеров гуляет куча бутлегов c этих концертов. Как вы относитесь к ним?

Jan Anderson: - С бутлегами у меня никогда не было проблем - даже дома у меня хранится парочка таких записей, в том числе и с того памятного концерта в Чикаго, когда у меня украли куртку. С бутлегами у меня проблем нет - зато с пиратами у меня отвратительные отношения: это, если вы в курсе, те, кто производит незаконный выпуск официально записанных альбомов. Во-первых, за пиратскую запись никто не получает денег. Композитор - не получает денег, издатель не получает денег, лейбл, имеющий официальные права на выпуск альбома, не получает денег... то есть денег мы все не получаем, но мы хорошие парни, потому что налоги-то платим. И получается, что пираты обкрадывают не только нас, но и тех, кто учится в школах, лечится в больницах и вообще получает пользу от государства. Таким образом, пиратские записи наносят вред вам и вашим детям. Так что покупайте альбомы у тех людей, которые являются честными гражданами, и платят налоги. Это - конец сегодняшнего урока.

- Кого из современных поп-исполнителей последнего десятилетия Вы бы выделили?

Jan Anderson: - Если бы вы спросили меня об этом в 60-х годах, когда я был тинейджером, я бы почесал голову и ответил: "да я, в общем-то, никого и не знаю". Сейчас мне - 55 лет, и я до сих пор не могу ответить на этот вопрос. Я никогда не любил поп-музыку. Я рос на черном американском блюзе, на кельтской фолк-музыке, на классике, джазе... так что я не тот человек, которого стоит об этом спрашивать.

- Если бы Вам вдруг надоела та музыка, которой вы сейчас занимаетесь - что бы вы предпочли: совсем бросить занятия музыкой, или стать ди-джеем?

Jan Anderson: - Я думаю, я бы стал политиком, потому что мне кажется, что я это сделаю лучше, чем это делают Тони Блэр и Джордж Буш. И я, наш барабанщик, который сейчас летит из Америки, - оба испытвапем стыд за участие наших стран в войне.

- Меня зовут Генри Шеппард. Мой отец, мой дед и я росли на Вашей музыке. Но в Ваших новых альбомах используется много электроники. Вам не стыдно за них? Мы просто откладываем их всторонку и никогда не слушаем.

Jan Anderson: - В современной музыке произошли два очень важных исторических изменения. Первый произошел в 50-х и 60-х годах, когда появились электрогитары, полностью изменившие лицо поп- и рок-музыки. Это были годы, когда родились гитары "Fender Stratocaster" и "Gibson". А для клавишных это, конечно, был Hammond-орган. В течение последующих лет это были те инструменты, на которых играли все музыканты поголовно. В 81-92-х годах родилась новая революция - появились новые инструменты: компьютеры и продвинутые синтезаторы, с их сэмплерами и секвенсорами. Перед нами стоял очень простой выбор: либо мы осваиваем новые технологии и развиваемся, либо отвергаем их остаемся в прошлом. И нам казалось, что очень важно - понять эту технологию и попробовать использовать ее в нашей музыке. И - да, мы облажались. Но все-таки мы используем эту технологию и далее. Секвенсоры, компьютеры, цифровая запись - это часть моей повседневной работы. Но мы научились использовать новые технологии в серьезной и ответственной манере, и сейчас Jethro Tull работает, преимущественно, со старомодными инструментами. Но наши записи проходят компьютерную обработку. И сейчас, если мой барабанщик играет вперед на десять милисекунд, я всегда могу "вернуть" его назад. Но это - наш с вами секрет. Пожалуйста, не говорите ему об этолм, а то он будет голодать неделю . Что, в принципе, ему бы не повредило...

- Ваш последний студийный альбом выходил под логотипом J.Tull. И потом, в интервью немецкому журналу, Вы обмолвились, что невозможно было придумать более идиотского названия для группы, чем имя изобретателя автоматической сеялки. Вы действительно так думаете?

Jan Anderson: - Вы знаете, я очень плохо изучал историю, и не знал, что наш агент назвал группу в честь средневекового изобретателя сеялки. Та часть, которая TULL, - мне нравится, это сильное название, это имя плохого парня из следующей бондианы, или межпланетного бойца в следующей серии "Звездных войн". Но JETHRO - звучит как имя деревенского дурачка. Jethro is bad, Tull is good. Но группа называется так - ничего не поделаешь.

- Изучаете ли вы культуру и музыку стран, которые вы посещаете?

Jan Anderson: - Прежде всего, я изучаю карты. Преимущество компьютерной эры состоит в том, что я могу посмотреть на компьютере все: названия улиц, отелей, ресторанов и клубов. После того как все спланировано, я иду и покупаю путеводитель. таким образом, я знаю названия трех лучших индийских ресторанов в Москве. Но поскольку они не являются нашими спонсорами, я вам их не назову.

- Вас считают неординарным и несколько даже странным человеком. Это - продуманный образ, или импровизация, как и визит в Москву?

Jan Anderson: - Что видите - то и имеете. На самом деле, я - хороший политик. Я знаю, что "обойти" вопрос неудобный вопрос достаточно легко. На вопрос об электронной музыке ведь проще всего ответить: "да пошел ты!" Но я также знаю, что хороший политик также может быть и честным человеком, и я стараюсь быть честен. Надеюсь, что то, что вы видите - это я и есть. Я не думаю, что я странен, но, безусловно, я не соответствую образу звезды рок-н-ролла.
Я каждое утро встаю в 7 утра. Настоящая рок-звезда в это время только ложится спать. Я пью свою вторую чашку декофеинированного кофе в 7.30. А настоящий рок-музыкант отрубается после дозы кокаина или героина, находясь на грани жизни и смерти - это обычная рок-н-ролльная жизнь. Но я не играю в гольф, я не рыбачу... я, на самом деле, очень скучный человек. Я, пожалуй, самый скучный человек из тех, что играют музыку, потому что я просто ее играю. И музыка - это моя работа, мое хобби, моя страсть. И я почему-то не думаю, что мне нужно жить в стиле рок-н-ролла. Так что в основном я, конечно, фальшивый. Я - хуже, чем фальшивый "Роллекс". Если вы увидите моего сына (он настраивает нашу аппаратуру), то вы увидите у него на руке огромный фальшивый "Роллекс". так вот, когда он собирался в Москву, он меня спрашивал: "Может, оставить часы дома? Украдут ведь!" Я ему говорю: "Ты что, это же фальшивый Ролелкс!" А он на это: "Да, но он же выглядит ТАК натурально!" Так что если увидите у него на руке часы - имейте в виду: фальшивка.

- В Вашей музыке отчетливо прослеживаются сказочные мотивы. С кем из сказочных персонажей Вы себя ассоциируете?

Jan Anderson: - Не то, чтобы я верю в сказки или готов себя с ними ассоциировать, но у меня огромный интерес к сказкам и мифологии. Они оказывают огромное влияние на нашу культуру на протяжении веков. Важно признавать историю, извлекать из нее уроки. Кстати, мне было очень интересно узнать, что Кришна, к примеру, играл на флейте, стоя на одной ноге. Об этом я узнал в Бомбее, когда один журналист с гневом спросил меня, почему я высмеиваю их религию. Я сначала не понял, в чем дело, говорю - "объясните". И он мне показал изображение Кришны, играющего стоящего на одной ноге с флейтой. Я не смог ответить ничего, кроме "это - странное совпадение". Но самое интересное, что после этого я нашел изображения североамериканских богов, которые тоже стояли на одной ноге! То есть эти ребята делали то же, что делаю я, пять тысяч лет назад! Наверно, EMI Records были бы очень расстроены, что им не удалось подписать с ними контракт... Но у всех этих богов-флейтистов есть одно общее качество: они играли на флейте как на инструменте соблазнения, чтобы завлекать молоденьких девушек. Кришна в этой области был особенно успешен. Со мной это не очень хорошо работает, хотя у меня еще есть время.

- Известно, что при работе над одним из ваших альбомов вы сменили студию, и высказывали недовольство записью, отказавшись от гонораров...

Jan Anderson: - На самом деле, это была неплохая музыка, но технические стандарты студии не позволяли нам нормально это записать. Однако мы все-таки издали запись, чтобы удовлетворить самых чокнутых фанатов. Я тогда решил, что все авторские гонорары отдам на благотворительность. Таким образом, кошечки благодарят вас за то, что вы купили этот альбом... если, конечно это - не пиратская запись.

- Правда ли то, что в благодарность за то, что Вы приняли участие в записи альбома Blackmore's Night, Ричи Блэкмор подарил Вам пистолет, и если это правда - есть ли у Вас объяснение этого странного подарка?

Jan Anderson: - Обычно, когда я принимаю участие в чьих-нибудь записях, я делаю это не из-за денег а потому, что уважаю музыкантов, - вне зависимости от того, молодые это музыканты, или известные. Я просто люблю музыку. И Ричи это знал. Вместо денег он решил сделать мне подарок. Но у ричи очень странное чувство юмора. Он знал, что если он пошлет мне пистолет, я буду арестован за нелегальное хранение огнестрельного оружия. Но он не был в курсе, что я - зарегистрированный продавец оружия, и имею право импортировать его откуда угодно. Так что я получил пистолет, поблагодарил Ричи - и этот пистолет у меня все еще где-то заперт. Но моя карьера стрелка в Англии закончена, потому что ужесточились законы. Правда, я и так никогда не стрелял по животным - я стреляю по мишеням. Мне это занятие кажется расслабляющим и одновременно дисциплинирующим. Однако сейчас единственная стрельба, которая мне доступна, - это стрельба фотокамерой.

- В декабре 68 года с вами играл на гитаре c Тони Йоми. Как он попал в первый состав Jethro Tull, и мог бы он стать членом группы?

Jan Anderson: - Тони Йоми уже тогда играл с музыкантами, которые позже стали называть себя Black Sabbath. Он приходил к нам в студию, где мы устраивали что-то вроде джема, и мы действительно обсуждали его возможное участие в качестве гитариста Jethro Tull. Однако его стиль игры на гитаре и наш стиль были несочетаемы. Но когда мы нуждались в гитаристе, мы пригласили Тони, потому что он был нашим другом. Так что он играл с нами буквально один раз. Я думаю, что он сделал правильный выбор, пойдя в Black Sabbath, потому что это - очень важная группа. И после огромного коммерческого успеха Оззи Осборна в "Семейке Осборнов" на MTV все, думаю, осознали, насколько важной была группа Black Sabbath и ее послание в мир... Как-то роковый магазин "Терран" попросил меня вручить премию за вклад в развитие музыки - и я был чрезвычайно рад вручить эту премию Тони. использовал эту возможность, чтобы покопаться в его шевелюре, проверив ее на натуральность. А то, может, она у него - как у Ричи Блэкмора... Но я убедился, что это - натуральные волосы, что меня очень сильно огорчило.

- Вы сказали, что очень уважительно относитесь к классической музыке, однако много лет назад Вы сделали очень неожиданный ход, записав версию Баха для God Rest. Что это было - дань уважения, или такая усмешка?

Jan Anderson: - И то, и другое. На самом деле, если ты ответственен и обладаешь чувством музыки, ты можешь это с легкостью совмещать. Я могу играть это традиционно (берет флейту и исполняет)... а можно джазу подбавить (показывает)... а можно и так... (аплодисменты в зале). Думаю, что Бах, который был величайшим из мировых импровизаторов, одобрил бы мою версию. Мне хочется так думать. Но, возможно, я и неправ.

15.04.2003, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)

Ian ANDERSON

Дата рождения:

10 августа 1947