BUTTERFLY TEMPLE  Купала, Кострома и heavy metal на среднерусской возвышенности

Группа Butterfly Temple была создана весной 95-го тремя американскими энтомологами, бывшими в Москве проездом: собирались проследовать на Суматру - ловить бабочек. Не получив, однако, транзитных российских виз, трое молодых людей самоорганизуются в суровую рок-группу, которая бабочек не ловит и ворон не считает. Читайте рассказ о группе и слушайте музыку..

Для российской pagan metal группы Butterfly Temple и ее многочисленных сторонников последние зимние и первые весенние дни выдались днями "Х" и днями "Ч" одновременно: Irond, "звукозаписывающая" компания "бабочников", отдала на откуп покупателей новый альбом группы "Тропою Крови По Воле Рода!", и одновременно у ВТ сбылась "мечта музыканта", когда москвичи вышли на одну сцену вместе со своими кумирами Moonspell.

Butterfly Temple была создана весной 95-го тремя американскими энтомологами, бывшими в Москве проездом: собирались проследовать на Суматру - ловить бабочек. Не получив, однако, транзитных российских виз, трое молодых людей самоорганизуются в рок-группу, исполняющую модный в середине 90-х doom, и black с ним же. В последующие 3 года группа записывает ряд демо-лент под общим рабочим названием "Этапы большого пути" или "Как молоды мы были!". К 98-у году Butterfly Temple отходят от подростковой антихристианской риторики и шаблонного "свирепого" звучания в пользу "славянского языческого металла" - новой моды металлического российского андеграунда - лидерами которого BT предстоит в скором времени стать. Музыка отныне отталкивается от русской фольклорной традиции, вбирает в себя элементы black и doom metal, "амбиентных" клавишных; партии вокала разделяются между Ксенией ("Сахарная мама"), Абрэем ("Вельветовый оркестр") и основным вокалистом, автором стихов и "лицом группы" Лесьяром.

В феврале 99-го BT заканчивают запись своего первого альбома "Велес", который затем издается собственными силами. "Велес" был благосклонно встречен российской "металлической" публикой, вполне заслуженно, увы, относящейся к производителям отечественного "металла" с изрядной долей скепсиса, а подчас и вовсе с нескрываемым сарказмом. За группой как-то сразу утверждается титул "русского Moonspell", основанием для чего может служить разве что "кавер-версия" "главной" песни португальцев "Alma Mater". Музыканты, однако, и не думают открещиваться, радуя зявлениями навроде: "Да, Moonspell - наша любимая группа!"

Если на "Велесе" сходство с Moonspell начиналось на "Alma Mater", и на ней же заканчивалось, то на "Колесе Чернобога" влияние раннего Moonspell угадывалось уже с поразительной отчетливостью. Альбом, выпущенный в 2001 г. восставшими из праха "распущенной" мэрскою волей пиратской индустрии "пионерами лицензионного рынка", компанией Irond Records, стал для группы семимильным шагом вперед. На смену колядкам и купаловским песням пришли темы про навок, оборотней, да Мару, более подходящие под голос Лесьяра - вполне допускаю, что именно таким пением сопровождались "Дикая охота" или экстатическое мухоморное исступление берсерка. "Помрачневшие" металлические кощуны ("Хорт Ямы", "Зри Сатано!") перемежались инфернальными музыкальными зарисовками к фильму ужасов и фрагментами из фильмов "Хмель" и "Русь изначальная", авангардными врезками и таким с трудом представимым в металлическом климате инструменте, как труба.

Диск "Сны северного моря" (2002) стал на сегодняшний день, пожалуй, лучшим в карьере ВТ. Проведя однажды "творческий отпуск" на русско-карельском Севере, ВТ возвратились домой с ворохом свежих идей. Некоторые из них оказались находками фольклорных экспедиций, превосходно аранжированными ВТ. Такие песни, как "Русалки", "Купало и Кострома", "По морю", авторства народных музыкантов и народных же стихотворцев, звучали как новые "Картинки с выставки", "картинки с выставки славянского языческого металла".
Сразу же за мистической синтезаторной интродукцией "В туман..." открывает пластинку агрессивная "Кровь выйдет из рек", которая могла бы сделаться одним из основных боевиков группы, не будь несколько затянута. Видимо, поймав волну, ребята несколько затянули и не остановились вовремя, желая растянуть удовольствие. Дальше начинается самое интересное. Композиция "Русалки", спетая а капелла в совершенно единственном лице девушки по имени Людмила, открывает череду тех самых миниатюрных музыкальных фрагментов, вычерпнутых из глубин народного творчества и аранжированных ВТ. Они, в свою очередь, чередуются с полнометражными песнями, без рекламных пауз, от чего создается ощущение целостности и неразделимости "языческого металла" с фольклорной традицией. Вслед за "Русалками" идет "Солнцестояние" - хит, боевик, творческая удача и весь прейскурант эпитетов, выписанных на бумажке телеведущих "Песни года". Интересная особенность альбома: на порядок уменьшившийся объем вокала Лесьяра. Партии чистого вокала, как обычно, исполняет Абрэй. На "Солнцестоянии" таковых девять десятых. Далее наступает кульминация альбома: самая лиричная "Купало и Кострома", сменяющаяся открытым рыком Лесьяра в однориффном зубодробительном блэк-метал "Сны северного моря". Завершает альбом совершенно бракованная песня "Последняя битва богов", "взятая из демо-работы "Книга Велеса" (98)" - очевидно затем, чтобы продемонстрировать, какой путь прошла группа за то время, как другие московские музыкальные гуру пили пиво на Горбушке и выясняли в чатах, есть ли в ненавистном Совке "митал", или нет.

По воле Рода-Вседержателя на новом альбоме ВТ пошли тропою "ускорения" и "утяжеления". Утяжеление - это когда "звук гитар" делается "более плотным". (Как звук гитар может сделаться "более плотным", я, хоть убейте, не знаю. Но так пишут в ведущих российских изданиях о тяжелой музыке. А они, как говорил один педофил мальчику, знают, что делают.) Термин же "ускорение", не сомневаюсь, всем собравшимся знаком хорошо. Особенно хорошо и особенно доходчиво это слышно на открывающей альбом "Вабить, кликать, стон глотать". Остальные композиции - на той же скорости, отчего у меня народилась вот такая забавная ассоциация с бегуном-средневиком, поддерживающим изнурительный бег на ровной высокой скорости. Исключение - открывающаяся кантеле-аморсофской преамбулой "Полны реки вражьей крови". Стоит, кстати, здесь же отметить усугубившуюся кровожадность стихов Лесьяра. Здесь исключение - "С сотней девушек сошелся", написанная по мотивам известного сюжета Калевалы об утонувшей девке: Waters of the sea so much blood of mine, fishes of the sea so much flesh of mine...
А еще на альбоме есть флейта Олега Мишина, ныне, вкупе с другим ех-End Zone'овцем Андреем Ищенко, занятым поднятием группы неизлечимой творческой импотенции Catharsis. Но все, что не делается, делается по воле Рода, и нам ли быть в печали?..

Послушать Butterfly Temple на Звуках:

"Сны северного моря"
"Тропою Крови По Воле Рода!"

10.03.2003, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)