ФЕСТИВАЛЬ  Налаженный импорт

Ноябрьскими длинными вечерами, отгремев слегка, закончился эфесовский блюз-фестиваль. Москвичи к нему уже попривыкли, никто особо и не замечает совпадения фестиваля с днями Великой Октябрьской социалистической революции. День согласия, да и ладно. Блюз - тоже музыка согласия.

Ноябрьскими длинными вечерами, отгремев слегка, закончился эфесовский блюз-фестиваль. Москвичи к нему уже попривыкли, никто особо и не замечает совпадения фестиваля с днями Великой Октябрьской социалистической революции. День согласия, да и ладно. Вполне удачный выбор: блюз - тоже музыка согласия. Началась его история в миссиссиппской хлопковой глубинке... А нынче играют блюз коренные жители Японии, Финляндии и Сингапура. Играют и в Москве, но все согласны, что это "не то", а ведь можно бы было с этим поспорить...
Зато импортированный из североамериканских южных штатов блюз имеет в Москве и России поразительный и все умножающийся успех. Четвертый год, как он тут. В Москве за это время из двухдневного он вырос в трехдневный и переехал из фойе МДМ в более просторный СКЗ "Дружба". Закралось опасение, что от метро далековато, но публику это обстоятельство не остановило: зал был полон. И, более того, российская часть фестиваля проходит уже в трех городах - Москва, Санкт-Питербург и Ростов-на-Дону. Экспансия! практически триумфальное шествие блюзовой власти!

Вообще же фестиваль кочует с одной программой по многим городам Европы, в мире фестиваль под этой пивной маркой проходит уже в 13й раз. По блюзовой абсурдной логике, программа тринадцатого и оказалась едва ли не самой удачной за всю историю. С точки зрения знатоков подбор участников был просто ослепительным! По выражению А. Липатова: "Драматургия вечера оказалась крайне интересной - сперва матерый человечище, потом луизианский, несколько навязчивый угар, затем - удивительно небанальный и разнообразный малыш, реально - хозяин вечера..."

"Матерый человечище" - это живая легенда. Звать Луизиана РЕД. Лет ему 66. Судьба - самая что ни на есть блюзовая. Карьера - увлекательная и разнообразная. А достижения - неоспоримы.
В эфесовские дни ему довелось открывать концерт, поскольку у фестиваля всегда одна программа: сначала традиционный акустический блюз, затем близкородственный блюзу стиль, чаще всего зайдекоу, и в завершение - современный. В 1962м, пока "битлы" еще хлопали в ладоши: "люби-люби меня" - Луизиана Ред записал свой дебютный альбом, опередивший появление блюз-рока лет на пять, спев он на серьезнейшие темы, как личные, так и общественные. По велению времени начавший свою дискографию с интенсивной электрики, Луизиана Ред на самом деле адепт акустики до печенки, до мозга кости. Его акустические альбомы (вроде Midnight Rambler, 1975) - это высшая метка в этом направлении. (Хотя, раз уж разговор зашел о дискографии артиста, нельзя не признать, что есть в ней и откровенно халтурные альбомы... Что делать, вдохновение не приходит к блюзменам по вызову в студию, а без вдохновения блюз - бессмысленное ковыряние известного квадрата. Но в удачный вечер блюз Луизианы Реда архисерьезен, глубок и уникален). Как он сказал: "Блюз - это сама жизнь. И в жизни и в блюзе радость и беда, веселое и грустное идут рука об руку."

В первый вечер он почему-то не доставал свою гитару "нэшинэл-стил", которая завораживает публику металлическим блеском резонатора не менее, чем басовитым протяжным звуком. Пел свои песни, посвященные своим любимейшим музыкантам: Лайтнингу Хопкинсу и БиБиКингу. Пел традицию: того же Хопкинса и вечного Мадди Уотерса. Причем, было это истинно блюзово пропущено через свою манеру и трактовку и пропитано сердечной искренностью. В этой акустике Луизианский Рыжий был абсолютно самодостаточен, в одиночестве создавая плотный блюз, которого хватало на всех. Но и электрогитару он тоже брал в руки, и это тоже была блюзовая магия, где нот немного, но сверхвысока концентрация чувств.
Играл он в уникальной манере, которой не учат музыкальные профессионалы. Он не играл нотами, он гудел гитарой, как шаман. Ему подыгрывали бассист и барабанщик Лил-Эда на бас-гитаре. Легко было заметить, что на репетиции они время не тратили, и в первый день одна из песен просто развалилась на глазах у публики. Местные муз-профи в зале неодобрительно качали головой и цыкали. Но потом блюзовое со-чувствие, со-ощущение увлекло троицу на сцене, они и дышали в тот момент, наверное, в одном ритме. А то, что звучало - не описать словами. Все три Луизиана Ред импровизировал программу, не повторясь.
Михаил Владимиров-младший, который на всех блюзовых джемах ноет, как ему надоело блюз играть, сдружился с Редом за кулисами и получил приглашение на сцену. Которым и воспользовался, с достоинством подыграв в двух песнях на губной гармонике. Для Владимирова это уже второй выход на сцену с "настоящими" блюзменами, поскольку в прошлом году он играл гармошечную дуэль с Отисом Тейлором.

Вторым номером выступало отлично сработанное шоу. Луизианский аккордеон под трескучую стиральную доску. Эта музыка зайдекоу сочетает французский язык с английским, блюзовый квадрат с народным ту-степом. Си-Джей Чениер, руководящих своим "Раскаленным до красна луизианским оркестром" (Red Hot Louisiana Band), смешенье языков оставил, а вот вольность ритмов укротил. Ритм звучал унифицированно современно, и поклонникам традиции это портило настроение. Зато танцевать под такую музыку европейцам легче. В любом случае, не нам учить Чениера, как растягивать меха в луизианских традициях. Он сын и музыкальный наследник короля зайдекоу, легендарного Клифтона Чениера. Когда-то папа привнес в свою деревенскую музыку немного рок-н-ролла, чем и вошел в историю; а потом всерьез ездил в шикарных лимузинах по сельским пульным дорогам, а на сцену выходил в блестящей короне. Наследник тоже осовременивает звучание изначально деревенской музыки... Короны у него пока нет, но играет действительно горячо, аж жжется. Кстати, в клубе БиБиКинг, тиская симпатичную блондинку, он спел блюз красиво и естественно, продемонстрировав и хороший голос и чуткое понимание традиций. (Зашедший "на огонек" в клуб Михаил Мишурис ему подпел, и Си-Джей тут же оценил "местного", попросив его спеть еще сольно. Луизиана Ред на этом джеме был тих и сосредоточен, извлекая из гитары свой down home blues. А Лил-Эд действительно зажигал и с акустикой в руках - бесподобно держал ритм.)

Блестки и имперски и карнавальные до потешности костюмы были у музыкантов, завершавших вечер. Ну так их к этому название обязывало: Lil'Ed & The Blues Imperials. Чикагцы и тоже кровные наследники. Сам Лил-Эд, роста и правда небольшого, является и родным племянником знаменитого чикагского слайдиста J.B.Hutto, и фактическим продолжателем его дела. Играли жарко и менее дисциплинировано, чем их предшественники, и потому, на мой вкус, более увлекательно. Эта простовая развеселая музыка очень раззадорила зал, из-за столиков вышли люди, потреблявшие пивко, и стали танцевать, расталкивая серьезных слушателей перед сценой. Блюз - он такой, несколько попроще, чем представляют его себе европейские исследователи. Но Эд играл и долгие медленные блюзы - и как это было хорошо!

Но увы, кончилось: снова блюз-пауза. Видимо, на год.
Эфесовским импортерам блюза надо отдать должное. В России они умело распространяют блюзовую заразу, не скупясь на рекламу. Звук в "Дружбе" был не таков, чтобы его хвалить, но был он значительно лучше, чем можно было бы ожидать. И главное, разнообразная программа мини-по-сути-фестиваля представляет блюз во множестве увлекательных оттенков.

Архив фестиваля можно посмотреть на сайте Blues.Ru.

14.11.2002, Андрей ЕВДОКИМОВ (ЗВУКИ РУ)