ТОРБА-НА-КРУЧЕ  У "Торбы на Круче" нет ИНН

Музыкант расскажет заинтересованному человеку то, о чем профессиональный журналист никогда не узнает. Читайте "фанатское" интервью с группой Торба-на-Круче

Есть группы, которые стремятся обрести собственное лицо в музыке. Некоторым при этом даже удается не ударить этим самым лицом в грязь российского шоу-бизнеса. Лидерство здесь держит Питер - столп нашей пресловутой инди-сцены. Вот вам ярчайший пример: Торба-на-Круче. Группе с таким названием было не место в милом, но провинциальном Кирове. И вообще - это была другая группа.
После долгого периода привольной гастрольной жизни "торбинцы" на целый месяц стали затворниками студии звукозаписи. Они готовят к выпуску сингл "Номера", который включает в себя одноименную композицию, исполняемую вместе с Евгением Федоровым из Tequilajazzz, а также собственно "торбинские" "Ностальжи" и "Все фигня". Вроде бы, это неплохой повод для разговора.
У диктофона мы сидим вместе с обаятельным фронтменом питерской "Торбы-на-Круч" Максом Ива-вах!-вах!-новым. Вообще-то, планами на будущее у журналистской братии принято интересоваться по завершении разговора, но раз уж они послужили причиной встречи, то мы, конечно, в первую очередь о сингле и поговорим.

- В ноябре мы забиваем на гастроли, - говорит Макс, - И проведем это время в звукозаписывающей студии. "Номера" уже записали - в сентябре, но песня еще не сведена и не отмастерена. Предполагаем, что сингл выйдет в начале декабря.
Звуки.Ru: - А что насчет нового альбома, как скоро мы можем его услышать?
Макс: - Об альбоме подумываем, конечно. В планах - выпуск его после нового года, скорее всего, в начале весны. Альбом будет как отдушина после долгой зимы. Очень символично, да? (улыбается)
Звуки.Ru: - Торбу-на-Круче музыкальные критики частенько обвиняют в нежелании продвигать себя в отечественном шоу-бизнесе. Потенциал, мол, большой, а вот раскручиваться лень. А может, дело не в этом, просто любой группе тяжело пробиться?
Макс: - Очень тяжело. Нужна хорошая продюсерская поддержка. Вот потому-то мы и испытываем такую внутреннюю гордость за то, что идем очень честным путем. У нас нет никакой "лапы сверху", которая нас пихала бы и платила за нас колоссальные деньги. Четыре года, играя по небольшим московским и питерским клубам, мы набирали свою публику. Вот это на самом деле честно. Это - хорошо.
Звуки.Ru: - В России у вас уже есть слушатели, и немало. Нет ли у Торбы поклонников за рубежом?
Макс: - Знаешь, мы не выезжали. У нас тут другая небольшая проблема: с паспортами. Часть нашей группы - бомжи. Вот лично я - бомж. Когда закончилась прописка при консерваторском общежитии, я им и стал. И до сих пор не прописался.
Звуки.Ru: - А в Вятку не было желания вернуться?
Макс: - Нет. Киров - моя родина, а Питер - мой дом, это место моей силы, моей внутренней самореализации. Лучше этого города ничего нет.

...И вот тут в моей голове возникает картина: замерзший Макс идет навстречу холодному осеннему питерскому ветру, прикрываясь курткой, проситься к знакомым "на ночевку"... "Ну, ты ведь не на улице живешь?", - спрашиваю я в робкой надежде приютить когда-нибудь очаровательного бомжика.
Макс: - Я, вообще-то, недавно на квартиру переехал...
Звуки.Ru: - Купил?
Макс: - Нет, снимаю.
Звуки.Ru: - А трудовая книжка у тебя есть? Что, интересно, в ней написано?
Макс: - Нету у меня трудовой книжки. Мы - люди вне трудовых книжек, вне всяких там ИНН, вне каких-либо государственных и политических отношений.

Он говорит очень серьезно, и я понимаю - не зря Торба в своем райдере написала, что не выступает "под эгидой, благодаря и на средства политической или общественной организации или партии любых видов". "Просто это все может быть очень грязно. И нам бы не хотелось в это влезать", - говорит фронтмен.
Звуки.Ru: - Мне кажется, что Торба достаточно популярна - вас и на "Нашем радио" ротировали, и по МТV крутили, и на "Нашествии" перед стотысячной толпой вы здорово отпели. Тебе твоя популярность помогает как-то? Или мешает?
Макс: - Да пока не мешает, слава Богу. А помогает в том, что есть постоянное подтверждение тому, что то, что я делаю, мы делаем - не зря, что ЭТО нужно еще большому количеству народа.

Вот тут-то мы и добрались до самой животрепещущей для всех слушательниц Торбы темы:
Звуки.Ru: - Да уж Макс, ты некоторым нужен настолько, что иногда, наверное, спасаться бегством приходится? Я имею в виду фанаток или просто других женщин. Да?
Макс: - От женщин я убегал. Образно говоря и не в испуге, а с каким-то другим чувством, сам даже не знаю, с каким. Фанатки? Вообще-то, они у нас очень искренние, действительно любящие и, к счастью, весьма адекватны и стараются не досаждать. Ну, иногда, конечно, бывает, когда эмоции через край...
Звуки.Ru: - А как ты относишься к группи?
Макс: - Мне кажется, это нормальное явление для рок-н-ролла. Ничего в этом страшного нет. (блин, он очаровательно краснеет, честное слово)
Звуки.Ru: - Интересно, есть ли у тебя муза?
Макс: - Ты имеешь в виду реального человека?
Звуки.Ru: - Ну, это ты понимай, как хочешь...
Макс: - Я, в общем, влюбчивый человек. Безусловно, влюбленность - стимул к творчеству.
Звуки.Ru: - Ты влюблен сейчас?
Макс: - Конечно.
Все ясно. Больше он ничего не скажет. И секс-символом он себя не считает, естественно, хотя любая поклонница Торбы скажет, что "он - самый-самый, и красивее Ильи Лагутенко в сто раз!"

Звуки.Ru: - Как у тебя рождаются тексты, откуда ты берешь темы?
Макс: - Из жизни. И из снов. Песни, на самом деле, сочиняются не понятно по какому поводу, и вообще без оного. Они не навеяны никакими житейскими ситуациями, это просто выход подсознания. Все они - песни-состояния.

Это общеизвестный факт, что свой альбом "Непсих" Торба закончила сводить 11 сентября 2001 года, и те самые строчки из "Психа" ("...мы минируем дамбу, и вместо огромных заводов будут дымиться руины...") начали постоянно мусолить те, кому не дают покоя поиски всяких провидческих знаков. Что это такое, Макс, интуиция?
Макс: - В моей жизни на самом деле много мистических совпадений. Ну, значит, все в мире неспроста. Это означает, что что-то происходит, и мы - часть движений этого мира.
А что означают бесчисленные многозначности, игра слов и всяческие заморочки в песнях Торбы? Ну вот, смотри, в твоих "Номерах": "Нам дают номера, нас ведут в номера, в нас введут номера..." - одна практически фраза, разница в нескольких буквах, зато...
Макс: - Ну, у меня так получается, мне так нравится писать. А разночтения моих песен как раз отражают то, что происходит с внутренним миром человека: в жизни ведь нет ничего однозначного - можно на вещь с одной стороны посмотреть, можно - с другой. И все - все равно - правда.

На обложке их "Непсиха" - разбитый елочный шарик. Можно трактовать эту картинку как раны и надрыв Торбиных песен. Но это - тоже неоднозначность. Есть что-то еще?..
Макс: - Осколки елочной игрушки - это какая-то несбывшаяся детская мечта. Название "Торба-на-Круче" - тоже из детства, мы вообще все родом оттуда, мы же этим детством подпитываемся. И все в группе это понимают.
Звуки.Ru: - Как ты считаешь, в чем главная фишка вашей группы?
Макс: - М-м-м: Наверное, качественная музыка и заводящая визуальная картинка на концертах. Да, и искренность - вот, наверное, та самая "основная фишка". Все ребята - очень красивые, все ведут себя абсолютно искренне, адекватно и не стремаются того, что о них подумают в тот или иной момент...
Звуки.Ru: - А, это ты как раз о тех, для кого на обложке "Непсиха" отдельная благодарность - "спасибо тем, кто не верил, за то, что они ошибались", да?
Макс: - Да. Споры были постоянные, и нас, конечно, это заводило. Это ж было нормальное мужское "слабо" - блин, мы ж это сделаем по-любому!..

И сделали. И сделают еще не раз.

08.11.2002, Юлия МЕТЕЛЬКОВА (ЗВУКИ РУ)