НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС  Хоронили тещу. Порвали два баяна.

А что именно отмечали субботним вечером в Лужниках? На этот счет у собравшихся не было единого мнения. Кто-то поздравлял с днем Рождения группу Наутилус Помпилиус, кто-то отмечал ее безвременный уход, кто-то говорил спасибо всем бывшим членам команды. Вячеслав Бутусов вообще категорично заявил: Мы сегодня собрались потому, что бабушка Игоря Иваныча курит трубку"...

А что именно отмечали субботним вечером 12 октября в Лужниках? На этот счет у собравшихся не было единого мнения. Кто-то поздравлял с днем Рождения группу Наутилус Помпилиус, кто-то отмечал ее безвременный уход, кто-то говорил спасибо всем бывшим членам команды, опрометчиво называя их "сотоварищами". Илья Кормильцев, передавая с экрана приветственное слово собравшимся, вообще решил дипломатично обойти эту тему, а Вячеслав Бутусов, заступая на вахту, категорично заявил: Мы сегодня собрались здесь потому, что бабушка Игоря Иваныча (Сукачева - прим. авт.) курит трубку. А вообще вечер памяти Наутилуса плавно перешел во встречу друзей!".
Как бы то ни было, повод действительно неважен, а была ли это встреча друзей - не нам судить. Те, кто побывал на вечере, наверняка унесли с собой воспоминание о замечательном концерте. Так уж сложилось на нашей сцене, что собрать несколько маститых рок-команд без особого повода удается редко - поэтому стоит быть благодарными даже поводу насквозь "дутому".

Пример такой иррациональной радости подал ведущий - Макс Любимов, чья нарочитая аффектация придавала вечеру законченную театральность. Объявив первую группу, он мотивировал ее выход тем, что "на сцене - единственная леди, и к тому же, коллега по Архитектурному институту".
"Леди-коллегой" была, разумеется, Настя Полева. Свой сет она начала со знаменитой песни "Снежные волки" Держась несколько неуверенно и слегка запутавшись в словах, Настя "разогналась" только к третьей вещи. Зато это был настоящий раритет - "Летучий фрегат". Еще пара песен - и на сцену вышли бравые молодцы под управлением Евгения Хавтана.

Вообще говоря, программа вечера была продумана слабо. Каждая последующая группа резко меняла настроение на сцене, полностью "отменяя" предыдущее выступление. Стареющие мачо из Браво начали свой сет радужным "Любите, девушки, простых романтиков", а завершили - забойным рок-н-роллом, напомнив, что ему тоже исполнилось в этом году двадцать лет:
Cвет в городе давным-давно погас,
Ты танцуешь рок-н-ролл со мною в первый раз...

В течение этого сета весь зал отрывался - да так, что и десять минут паузы перед следующим выступлением не охладили его пыла.

Пикник взял аудиторию в оборот, начав с энергичной "Стрелы". Аудитория восторженно взревела, и тут же получила в подарок великолепную новинку - "Говорит и показывает". Вообще, из всех групп, бывших на сцене в тот вечер, Пикник смотрелся наиболее цельно, и проблем со звуком, как Настя или Сукачев, не испытывал. Когда после "Египтянина" и "Фиолетово-черного" музыканты стали сматывать удочки, из зала раздалось дружное "Куда?!".

Следом на публике появился Константин Кинчев. Ожидания услышать Алису в полном составе (а также Машину Времени, Шевчука и Чижа) не сбылись. Зато в качестве аккомпаниатора Костя взял себе героя вечера - Бутусова. В таком составе они исполнили невнятную балладу "Жизнь без креста". Посчитав на этом свою миссию выполненной, Кинчев исчез со сцены, прихватив и Бутусова.

Гарик Сукачев и Неприкасаемые выдали свой традиционный набор хитов: "Напои меня водой", "Бела, Чао!", "Моя бабушка курит трубку". Засунув в припев одной из вещей лозунг чилийских компатриотов, Гарик провоцировал толпу на скандирование. Нельзя сказать, что у него что-то получилось.

И, наконец, ход мамонтом - Ю-Питер. Запестревший черно-белыми кадрами экран, гул и визг зашкаливших микрофонов и застывшая в нерешительности толпа невольно заставили порыться в памяти и извлечь наружу сравнение с рок-фестивалями восьмидесятых. Однако дальше приступ ностальгии не пошел, поскольку был жестоко подавлен Бутусовым: в течение всего вечера Слава исполнял хиты двадцатилетней давности в новой обработке - энергичной, битовой, бескомпромиссно-коньюнктурной.
Некоторые песни (к примеру, начавшую сет "Отход на север" и "Гороховые зерна") было поначалу просто невозможно узнать. Однако новое прочтение не дало им новой жизни. Куда органичнее звучали "Настасья", избавившаяся от своих легких электронных одеяний в пользу наряда в стиле реггей, забронзовевший "Тутанхамон", ритмизованные "Прогулки по воде", густонаселенный "Берег", ставший уже окончательно бредовым "Гибралтар-Лабрадор"...
Был в программе Ю-Питера и класс песен, которые косвенно выражали отношение Бутусова к происходящему. Это было цинично. Это было во всех смыслах обидно. И потому это было даже весело.
Песня "К Элоизе" высказала невысказанное:
Ты, я - вместе всегда
На желтой картинке с черной каймой.

Не знаю, нарочно ли Бутусов интонировал так, что создавалось ощущение, будто все собравшиеся танцуют на похоронах, глумясь над покойником...
Добавила яду и песня Праздник общей беды":
Праздник общей беды - это просто когда
Наступает действительно большая беда
И все, что в тебе - все это к общей беде,
И это всех нас достойно вполне.


Финал этой могильной вакханалии был неожиданным: с каменным лицом Бутусов объявил "А сейчас будет трогательная прощальная песня" и флейтист начал проигрыш из "Гуд бай, Америка", быстро перешедший в суматошный твист.

"А мы-то Нау послушать хотели!, - сокрушались слушатели, валившие толпой из Лужников. - Какие же они сволочи - так на народе наживаться!"
Но на бис Ю-Питер исполнил не что-нибудь, а "Звезду по имени Солнце" - словно напоминание о том, что бывают поводы для сборищ и похуже...

30.03.2009, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)