Damo SUZUKI  Дамо Сузуки в России

Дамо Судзуки, вокалист группы Can, который не умеет петь, был в России во времена хипповской молодости. Теперь он приезжает сюда, как маститый авангардный музыкант.

"Пожалуйста, планируйте начало концертов как можно раннее, так как мы любим очень долго играть"
Д.Сузуки

Все началось с того, что на гостевой книге группы Аукцыон появилось сообщение:
"Я переписываюсь с экс-вокалистом группы Can Дамо Сузуки (Damo Suzuki). Он выразил желание приехать в Россию и сыграть с вами несколько концертов. Свяжитесь пожалуйста с ним. C уважением, Михаил".

Шум вокруг CAN поднялся четыре-пять лет назад, когда об этой, честно говоря, всеми забытой группе вдруг заговорили, что с нее, якобы, берут пример нынешние модные и прогрессивные коллективы. В своей любви к группе признавались (путем декларирования, ремикширования и создания кавер-версий) Sonic Youth, Unkle Einsturzende Neubauten. В 1998 CAN исполнилось тридцать лет со дня рождения, тоже хороший повод вспомнить прошлое. Были выпущены альбом эмбиент- и драм-н-бэйс-ремиксов, видеокассета и книга. Ветераны дали горы интервью, попали на обложки большинства музыкальных журналов, похвалились своими нынешними сольными проектами (как правило, не очень убедительными), - и на этом волна, которую гнал британский лейбл Mute, тихо иссякла. Одним словом, Can вытащили из забвения, как морковку из грядки, а потом опять туда же и посадили.

А между тем, Сan были - и остаются - в высшей степени неординарным явлением...
Первая запись Can была сделана в июне 1968 года во время их первого концерта на выставке современного искусства в Schloss Noervenich рядом с Cologne. В дальнейшем им посчастливилось получить разрешение на обустройство собственной студии в Schloss Noervenich. Эта студия представляла собой две стерео-деки и четыре микрофона. Концертный усилитель использовали как "микшерный пульт".
В Can в то время играли: Ирмин Шмидт (Irmin Schmidt) - клавиши, Хольгер Шукай (Holger Czukay) - басист и звукоинженер, Михаэль Кароли (Michael Karoli) - гитара, Джеки Либецайт (Jaki Liebezeit) - барабаны и вокалист - Малькольм Муни (Malcolm Mooney). Второй альбом Can "Soundtracks" (1970), состоял из композиций записанных к фильмам молодых немецких кинорежиссеров. Группа рассматривала его не в качестве своего второго студийного альбома, а в качестве промежуточного между первым и вторым. Промежуточный он ещё и в том смысле, что на нём звучат голоса двух вокалистов - старого и нового. Дело в том, что Малкольм Муни покинул группу. Несмотря на то, что к нему относились с редкой теплотой и вниманием, он вёл себя неадекватно, никак не мог найти смысл жизни, прогуливал репетиции и концерты, непрерывно курил траву и много пил. В результате он стал неуправляемым и буквально сошёл с ума: его нужно было охранять, чтобы он не выпрыгнул из окна. По совету психиатра его отправили домой в США, где он надолго прекратил петь. Однако это не помешало ему в 1989 спеть полностью весь альбом "Rite Time", а знатоки также любят упоминать более раннюю запись с его участием: "Delay...1968", выпущенную только в 81 году, где тоже есть вокал Муни
В мае 1970 года на свой концерт в Мюнхене Can прибыли без вокалиста. Хольгер Шукай и Джеки Либецайт сидели в кафе, сквозь стеклянное окно они увидели странного вида (маленького, худенького и с волосами до колен) уличного музыканта, который пел либо громко медитировал и делал такие движения, как будто молился солнцу. "Знаешь что, - сказал Хольгер своему коллеге, - вон тот парень будет нашим новым певцом". Джеки только хмыкнул. Тем не менее музыканты допили кофе и подошли к странному типу: "Мы, дескать, экспериментальная рок-группа, и сегодня у нас концерт в клубе "Blow Up". Если ты вечером не занят, не хочешь ли присоединиться?" Парень, оказавшийся японским хиппи, отзывался на имя Дамо Сузуки, хотя его настоящее имя было Кенджи (Kenji (Damo) Suzuki). Подумав, он с важным видом согласился.
По общему мнению, концерт в "Blow Up" прошёл блестяще. Сначала Дамо не подавал признаков жизни и еле слышно и довольно загадочно гудел в микрофон, а потом ожил, схватил в руки микрофонную стойку, начал скакать по сцене, размахивать руками и ногами, изображать из себя самурая и кидаться на публику. Музыка превратилась в откровенный нойз. Полторы тысячи человек, собравшиеся на концерт модной группы, дико перепугались и ломанулись к выходу. Началась драка. Группа продолжала в том же духе дальше... наконец, в зале осталось всего человек тридцать - как потом оказалось, американцев. Среди них был голливудский актер Дэвид Найвен (David Niven), который, возможно, представил себе, что он присутствовал на в некотором роде представлении ночного кошмара.
"Don't Turn The Light On, Leave Me Alone" стала первой записью Can совместно с Дамо Сузуки.

Дамо Сузуки оказался в Мюнхене на пути из Японии в США. Он пересёк СССР на поезде, побывал в Москве в 1968 году и двинулся дальше на Запад. Музыкант очень плохо говорил по-английски и сочиняемые им тексты были не лишены известной странности. Дамо во многом уступал своим новым коллегам, петь под сложные ритмические конструкции, которые выстукивал Джеки Либецайт, он был не в состоянии. Кроме того, Дамо стремился петь мелодично, а к мелодиям Can вовсе не стремились. Раздражало стариков из Can и то, что Дамо любил хард-рок и особенно группу Deep Purple. С появлением Дамо Сузуки изменилась расстановка сил: Дамо был ровесником гитариста Михаэля Кароли, но дело было не только в этом. Клавишник Ирмин Шмидт и басист Хольгер Шукай играли очень отрывисто и ритмично, и мелодично-протяжное пение Дамо было поддержано лишь гитарой Михаэля Кароли. В своих интервью в 90-х Хольгер Шукай подчёркивал, что Can - это четыре инструменталиста, с которыми сотрудничали разные певцы (Rosko Gee - пел в составе Can в 77 и 78-м, плюс исполнял партии бас-гитары в 77, 78, 79, 81-м гг. А Rebop Kwaku Baah - пел в те же 77 и 78-м, плюс играл на перкуссии); верно и то, что Дамо Сузуки ни в коем случае не был музыкальным лидером группы, однако с его появлением Can стали во многих отношениях новым коллективом, а с его уходом в 1973 все чудеса и неожиданности закончились. Can выпустили с Дамо четыре альбома: "Soundtracks" (1970), "Tago-Mago" (1971), "Ege Bamyasi" (1972), "Future Days" (1973).

Дамо женился на немецкой девушке из секты "Свидетели Иеговы" и покинул Can. Для остальных членов группы это был удар ниже пояса. Они прослушали массу вокалистов, но ни один из них не устраивал. В дальнейшем этот недостаток в группе восполняли гитарист Михаэль Кароли, органист Ирмин Шмидт и иногда Хольгер Шукай. Возвращение в музыку Дамо состоялось только десять лет спустя, когда он развелся с женой, покинул "Свидетелей" и присоединился к немецкой группе Dunkelziffer. Затем, через три года образовал свой проект Damo Suzuki Band который постепенно трансформировался в Damo Suzuki Network's.
О последнем проекте Дамо стоит рассказать отдельно. Damo Suzuki Network's не имеет постоянного состава музыкантов. Отправляясь на гастроли в "дальнее зарубежье", Дамо собирает местных музыкантов, способных композиторствовать на сцене. Он особо подчеркивает, что это не джем-сейшн и не импровизация, а именно композиторство, т.е. музыканты должны создавать музыку прямо на сцене. Что же в этом случае делает Дамо? О его манере пения ходят легенды. Вот, что говорит сам Дамо: "Поскольку я не умею петь, я использую свой голос в качестве инструмента. Мало какие вещи в жизни вызывали у меня интерес, поэтому я пою ни о чем. Я импровизирую как с мелодией, так и с текстурой. Я не концентрирую свое внимание на каком-то определенном предмете. Иногда голосовые звуки, которые я извлекаю, бывают похожи на английские, французские и немецкие слова, но на самом деле я пою на языке каменного века".

Его манера пения повлияла на таких вокалистов, как Джонни Лайдон (John Lydon) из Public Image Limited и Марка Смита (Mark Smith) из The Fall. Даже не пробуйте понять слова, которые Сузуки поет. Иногда он поет на никаком языке вообще, а когда он поет по-английски, то делает это расплывчато, так что требуется спектроанализатор, чтобы расшифровать хотя бы несколько фраз. Но в конечном счете это было только на руку музыкантам: эти бормотания и пятна - идеальное сопровождение к музыке Can и современному проекту Дамо. После переписки с Дамо было принято решение, что в октябре Дамо приедет в Россию со своим коллективом, сыграет пару концертов в Москве 18 октября ("16 тонн") и в Питере 20 октября ("RedClub"), познакомится с музыкантами из Аукцыона и уже в марте следующего года вернется создавать русский Network's.

30.03.2009, Дед ЗВУКАРЬ (ЗВУКИ РУ)