100 Магнитоальбомов Советского Рока  Вкус магнитного хлеба. Введение в стандарты советской магнитофонной культуры. Глава 10

Глава X. Дом юного техника. Продолжение и окончание Часто случалось так, что мы даже не знали, что происходит вокруг студии. Мир нас не интересовал - мы были счастливы оттого, что занимаемся...

Глава X. Дом юного техника. Продолжение и окончание

Часто случалось так, что мы даже не знали, что происходит вокруг студии. Мир нас не интересовал - мы были счастливы оттого, что занимаемся любимым делом. Мы создавали новые звуковые пространства, относясь к Тропилло, как к Мастеру и человеку, который пожертвовал свое время, энергию и деньги на все это. Борис Гребенщиков

Очередным подвигом Андрея Владимировича стала организация рок-записей в стенах ленинградского отделения государственной фирмы Мелодия . Если называть вещи своими именами, все эти диверсии происходили не где-нибудь, а в логове идеологического врага. В свое время Тропилло очаровал подпольным роком звукрежиссера Мелодии Виктора Динова, после чего они вдвоем дописали ряд композиций Аквариума для альбомов Электричество и Акустика .

Чтобы понять степень грандиозности новых тропилловских акций, необходимо заметить, что тот же Динов слыл на Мелодии одним из самых реакционно настроенных в отношении рока звукорежиссеров. Но то ли благодаря силе высокого искусства, то ли ввиду умения Тропилло находить в любом споре неотразимые аргументы, Динов вскоре начал напевать на работе... Мочалкин блюз . А спустя еще пол-года способствовал осуществлению записи на Мелодии Машины времени . Тропилло в очередной раз разорил родной психологический факультет, и на выделенные 5000 рублей Машина времени записала двойной альбом Москва-Ленинград , не получивший распространения по инициативе Макаревича.

Но Тропилло-продюсер не успокоился и наметил себе новую жертву. За годы сотрудничества с Мелодией он чувствовал себя в ее стенах как дома и лучше многих знал, что в этом доме плохо лежит. Где-то в районе 84-го года Андрею Владимировичу путем серии выверенных ходов удалось заполучить восьмиканальный магнитофон Ampex - тот самый, на котором в 70-х записывал свои альбомы Юрий Морозов. Для того чтобы провести подобную операцию, Тропилло отловил какого-то важного ленинградского начальника, который не глядя подписал вовремя подсунутую бумагу. Смысл документа заключался в том, что Дом юного техника просил фирму Мелодия оказать шефскую помощь начинающим звукорежиссерам. Получив такое письмо, администрация Мелодии могла смело списывать устаревший реквизит в фонд Дома юного техника. Плюс, для страховки, Юрий Морозов вовремя замолвил словечко.

Восемьдесят пятый год был пиком деятельности Тропилло в Доме юного техника. Звукорежиссер и музыканты освоили многоканальную технику и стали записывать альбомы с использованием новых технологий . В деятельности Дома юного техника начался новый период. Ленинградские рок-группы получили уникальную возможность работать на многоканальной технике, экспериментируя с неограниченным количеством вариантов звучания. Для пользы дела Андрей теперь все чаще и чаще выступал в роли активного продюсера. Именно в студии Дома юного техника к определенному моменту был найден и сформирован определенный звук, названный впоследствии специалистами не иначе как ленинградский саунд .

К 83-84 годам у нас образовался некий студийный коллектив музыкантов, из которого формировались разные составы, - вспоминает Тропилло. - Курехин, Рахов, Кондрашкин, Титов, Васильев, Гаккель могли всплывать совершенно в неожиданных сочетаниях. Это была одна семья, работающая в одной студии и с одним звукорежиссером. В Доме юного техника присутствовало единство места, действия, времени, личности и единство состава. Ни в каком другом городе ничего подобного не было .

Часто Андрей Владимирович занимался не только звукорежиссурой и продюсированием, но и подыгрывал музыкантам на блок-флейте или принимал участие в хоровых оргиях, подпевая рокерам низким голосом. Иногда Тропилло даже придумывал аранжировки - вплоть до наигрывания на гитаре набросков каких-то партий. Не случайно после записи Белой полосы Майк настоял, чтобы на альбоме было написано: Андрей Тропилло - блок-флейта, аранжировки .

Я требовал от Зоопарка исполнять композиции в более рокабилльной форме, - вспоминает Тропилло. - Я придумывал какие-то ходы, а гитарист Саша Храбунов доводил их до логического завершения .

Тропилло всегда был идеально тактичным партнером, - говорит Гребенщиков. - Несмотря на свои взгляды, которые порой кардинально отличались от наших, Андрей позволял музыкантам делать в студии почти все, что приходило в голову .

...Со временем звукозаписывающий процесс в Доме юного техника начал напоминать четко отлаженное производство. Летом-осенью 85-го года студия работала чуть ли не по 24 часа в сутки. Писали посменно: Алиса - Энергию , Облачный край - Стремя и люди , Странные игры - Смотри в оба , Аквариум - Детей декабря .

Параллельно увеличивалось количество тиражируемых альбомов - от Тропилло . Долго оставаться незамеченной подобная сверхактивная деятельность не могла. Первые тревожные симптомы появились в начале 86-го года, когда число анонимок, написанных на имя директора Дома юного техника ветераном-завхозом и лимитчиками-вахтерами, превысило все нормы. Получив несколько выговоров, Андрей Владимирович стал осмотрительнее и осторожнее. Теперь рокеры проникали в студию не через главные двери, а с черного хода. В качестве дополнительных вариантов использовались ворота пионерской автомобильной мастерской или пожарная лестница, расположенная по соседству с кружком картингистов.

Казалось, проблему вахтеров кое-как удалось решить. Но тут Тропилло поджидал новый, куда более серьезный удар. Сложно установить, что именно произошло в структуре правоохранительных органов Красногвардейского района Ленинграда зимой-весной 86-го года. По версии Тропилло, после прихода к власти Горбачева у Дома юного техника сменился куратор. А новая метла, как известно, метет по-новому. После поездки с музыкантами Ноля в Москву Тропилло оказался в кабинете старого партийного босса по фамилии Ковальчук, выполнявшего обязанности директора Дома юного техника. Обвинив Андрея Владимировича в незаконном прогуле, Ковальчук настойчиво порекомендовал Тропилло уйти с работы по собственному желанию . Столь крутой поворот событий мог объясняться только одним: на администрацию Дома юного техника было оказано сильное давление извне. На это указывало все: поспешность увольнения, интонации, с которыми протекал разговор, и т.д.

Почувствовав, что вокруг сгущаются тучи, Тропилло отступил с насиженных позиций по всем правилам военной стратегии. Небезосновательно опасаясь слежки, он уничтожил все следы преступной деятельности : сжег обложки десятков альбомов и забрал из Дома юного техника свою аппаратуру.

Студия закрылась на вечный ремонт - т.е. до дирекции, наконец, донесли, что кружок звукозаписи обжили далеко не пионеры, - вспоминает Гребенщиков. - Прозорливый Андрей Владимирович успел унести из студии мастер-ленты всех альбомов, сделать с них копии, талантливо замаскировать копии под оригиналы и спрятать копии в тех местах, где их должны будут искать, если что . Где были спрятаны сами оригиналы, никто уже и не спрашивал .

В данной, казалось бы, кризисной ситуации ленинградский Джордж Мартин нашел малозаметные на первый взгляд плюсы. В отличие от своих незримых кураторов он четко представлял, что именно будет делать дальше. Я благодарен организациям, которые меня откуда-нибудь выгоняли, - говорит Андрей. - Потому что иначе не развиваешься. Я понимал, что с Домом пионеров пора расставаться и следующие шаги делать самому. Начинать всегда интересней, чем продолжать . Через месяц Тропилло в Доме юного техника уже не работал. Последним альбомом, записанным в его студии, была Музыка драчевых напильников Ноля . Прямо на глазах подрастало новое поколение рок-музыкантов, но продолжать учиться искусству звукозаписи им суждено было в иную эпоху и в иных местах.

...Как несложно догадаться, Тропилло принадлежал к тому типу людей, которые наиболее ярко проявляют себя в условиях очередного кризиса. В экстремальных ситуациях он всегда продолжал искать выход и всегда его находил. Следующий этап в деятельности Тропилло оказалcя не менее эффектным - поддавшись моде на кооперативы, он увлекся частным предпринимательством. На базе ленинградского рок-клуба было организовано объединение под названием Любительская магнитная запись , которое, тиражируя магнитоальбомы, стало приносить вполне конкретную прибыль. Но для Тропилло этот бизнес оказался слишком мелким и не слишком интересным.

На общественных началах весной 87-го года он организует фестиваль ленинградских рок-групп в поселке Шушары, весь материал которого был заснят на видеопленку при помощи передвижной студии MCI. Помимо этого, в Шушарах были записаны болванки будущей БлокАды Алисы и знаменитый концертник ДДТ Оттепель .

Одновременно Андрей Владимирович развил кипучую деятельность по выпуску виниловых дисков. Времена изменились, рок переставал быть запретным явлением. Cпродюсированная Джоанной Стингрей двойная пластинка Red Wave явилась своеобразным прорывом советского рока с магнитофонной пленки на винил. Воспользовавшись благоприятной ситуацией, Тропилло выпускает на пластинках Аквариум ( Радио Африка и компиляция День серебра - Дети декабря ), Алису ( Энергия ), Кино ( Ночь ), Зоопарк ( Белая полоса ), Телевизор ( Шествие рыб ), Странные игры ( Смотри в оба ), а также несколько сборников и миньонов. Общий тираж этих альбомов превысил к 89-му году миллион экземпляров.

Параллельно организации крупномасштабного фестиваля Аврора-89 Тропилло налаживает контакты с польскими кассетными заводами и выпускает новые альбомы Ноля , Трилистника и других питерских групп. Гениальный продюсер взял в Андрее Владимировиче верх над гениальным звукорежиссером. Джордж Мартин перевоплотился в Ричарда Бренсона . Я отдавал себе отчет, что заниматься звукозаписью больше не буду, - говорит Тропилло. - Тащить в одиночку всю эту нагрузку я не мог ни физически, ни психологически. Я отпахал свои шесть лет, как папа Карло .

Деятельность крестного отца советского рока в 90-х - идеальный сюжет для добротного детектива. Став в 89-м году директором ленинградского отделения Мелодии , Тропилло начал выпускать огромными тиражами виниловые пластинки западных рок-групп. Авторские права и аутентичность оформления дисков Led Zeppelin, Rolling Stones, Jethro Tull волновали его в самую последнюю очередь. Никто не сможет доказать мне, что я нарушаю российские законы , - уверенно чеканя слова, заявил Тропилло, глядя в глаза репортеру New York Times. На весь этот театр абсурда безучастно взирала со стены обложка антроповского Сержанта Пеппера , где среди десятков знакомых физиономий красовался и одухотворенный лик Андрея Владимировича.

Одновременно с виниловым беспределом законопослушный пират успевал заниматься массой других дел. Он боролся за авторские права звукорежиссера сразу с тремя пластиночными фирмами в России, открыл студийные филиалы в Архангельске и Москве и заканчивает строительство завода по производству компакт-дисков в Санкт-Петербурге. На стареньком Форде Тропилло ездит на рок-концерты в Хельсинки, планирует провести фестиваль в Тбилиси, изучает проблему замораживания людей в Египте, а также числится епископом Единой Евангелическо-Лютеранской церкви России. Частично его деятельность позднего периода отражена в ряде книг Владимира Рекшана: Смерть в до мажоре , Четвертая мировая война и Ересь . В одном из этих опусов Тропилло - звукорежиссер-лютеранин - замораживает людей и отправляет их в будущее.

Пожалуй, невозможно описать все авантюры, которые я совершил в этой жизни, - лукаво усмехается Андрей. - Их было слишком много, и иногда случались дела попросту колоссальные. Трудно поверить, что это вообще могло быть. Но это было .

28.08.2008, Александр КУШНИР (100 Магнитоальбомов Советского Рока)