ПИКНИК  Эдмунд Шклярский: "У каждого - свой отсчет".

Сегодня, когда полным ходом идет подготовка к празднованию 20-летия группы Пикник, а лучшие музыканты страны записывают ей в подарок трибьют, мы беседуем с лидером команды Эдмундом Шклярским. Ему вся эта шумиха совершенно не кажется важной, и даже сколько-нибудь значительной...

Когда заводишь речь о том, что группе Пикник исполняется на днях 20 лет, собеседник начинает судорожно что-то высчитывать, а потом говорит категорично: "Не сходится! Они сто лет играют! Я их слышал еще в конце семидесятых!" И, в общем-то, он прав. Группа Пикник могла отпраздновать 20-летие со дня основания в 1998 году. Однако, будучи людьми последовательными, члены группы празднуют двадцатую годовщину с того момента, как Пикник играет в этом, постоянно изменяющемся, составе, и его вселенная вращается вокруг персоны Эдмунда Шклярского. Свой юбилей Пикник отпраздновал выходом очередного альбомом, который называется "Чужой", и который уже можно услышать в сети. Сегодня в группе полным ходом идет подготовка к празднованию круглой даты, а лучшие музыканты страны записывают ей в подарок трибьют. Об этом мы и беседуем с Эдмундом Шклярским, напоившим страну тонкими винами арт-рока. И выясняется, что ему вся эта шумиха совершенно не кажется важной, и даже сколько-нибудь значительной. И в процесс создания трибьюта Эдмунд не вмешивается - собирается прослушать его уже на стадии полной готовности...

Звуки.Ru: - "Звуки" любят писать о Пикнике весьма разноречиво, но я никогда не видела, чтобы кто-то мог сказать о группе Пикник как о явлении. 20 лет - это солидный срок, уже можно дать историческую перспективу...
Эдмунд Шклярский: - Честно говоря, я бы этого не сказал, потому что часто спрашивают: вот вы отметили очередную круглую дату, у вас вышла очередная антология, что вы скажете по этому поводу, - но это - лишь одна из песчинок, которые попадаются в общем потоке. Хронометраж - от него никуда не уйдешь: но мерять можно как угодно. Когда у нашего клавишника родилась дочка, он отмечал каждые пять дней. Был бы повод.
Особого внимания мы этому не придаем: идет хронометраж, и мы его применяем. Но не стараемся использовать его для каких-то оправданий или объяснений, поскольку это - промежуточное звено, и в общем-то не значит ничего, кроме того, что мы на концертах исполняем какие-то вещи, которые раньше не могли исполнять. С течением времени обстоятельства позволяют кого-то привлечь, что-то новое сделать. Потому что если привлекать народ насильно - как правило, ничего не получается. Если взять (чисто гипотетически) просто хороших музыкантов, то как правило дело не пойдет, потому что нет взаимного стремления. А все, кто хочет участвовать в этот раз, имеют одинаковые чувства и одновременно - свободу. Вот это и есть единственная разница в предстоящем концерте, посвященном 20-летию, от предыдущего.
Звуки.Ru: - Я бы хотела вернуться на год назад. Альбом "Фиолетово-Черный" составлялся по Вашему личному выбору?
Э. Шклярский: - Нет, это был не мой выбор, а издателей.
Звуки.Ru: - А если все музыканты сейчас воспроизведут порядок песен "Фиолетово-черного в трибьюте?
Э. Шклярский: - Кто-то уже называл другие песни.
Звуки.Ru: - Но какой альбом Вы бы назвали словом best? "Фиолетово-черный", или, может быть, новый?
Э. Шклярский: - best, в моем понимании, - все равно что-то другое, потому что иногда, когда люди говорили "это best", они называли такие песни, которые я никогда и не исполняю на концерте. Они могут быть заключительными композициями в пластинке, или это вещи, которые создают "настроение" на пластинке. Как бой часов у Pink Floyd: его же нельзя ставить отдельной композицией, ведь это просто "склейка", которая создает настроение в альбоме и самостоятельного хождения не имеет. У каждого какой-то отдельный смысл.
Некоторые слушатели присоединяются к нам по мере появления у них пластинок. Кто-то слушает нас уже десяток лет, и наверняка остановился на одной лучшей пластинке - в его понимании. Он ее слушает уже давным-давно, и больше ничего ему не надо. А другие начинают слушать, допустим, по Интернету, и начинают они с песни "Фиолетово-черный": где-то они ее услышали, и вот теперь заинтересовались. А что было раньше, они и не знают.
Звуки.Ru: - Просто потому, что у них не было возможности это услышать раньше.
Э. Шклярский: - Да. Поэтому у каждого свой отсчет, и свой best.
Звуки.Ru: - Можно спросить о Ваших новых работах?
Э. Шклярский: - Новые работы - о них что говори, что не говори: это как разговор о кинофильме, который не снят. Можно говорить о сценарии, но воплощение может быть ужасным. Или наоборот. Можно говорить до посинения, но это ничего не весит.
Звуки.Ru: - Вы планируете что-то показать на концерте?
Э. Шклярский: - На концерте... прожалуй, что-то будет с альбома Чужой - что-то, что мы никогда раньше не показывали, - плюс те старые вещи, которые мы не играли потому, что у нас не было саксофона. Играть их будет Алексей Могилевский, бывший саксофонист Наутилуса.
Звуки.Ru: - Это, насколько я понимаю, разовая акция?
Э. Шклярский: - Да, мы будем иногда пересекаться, но Алексей верно сказал: у каждого из нас своя жизнь, и мы не можем давать друг другу клятвенные обязательства, что мы сейчас будем "идти нога в ногу". Иногда это очень хочется - но у всех людей, которые участвуют в шоу, своя жизнь. Просто в Ленинграде и Москве это реальнее всего осуществить. Поэтому по другим городам с нами ездит, в основном, только товарищ шаман, который танцует, а барышню-Виолончель нам выдают в каждом городе.
Звуки.Ru: - Переносная экспериментальная модель...
Э. Шклярский: - Ну да. Потому что Дух Виолончели - это несложное занятие, не занимающее много времени. Нужно просто выйти на сцену и принять определенную позу.
Звуки.Ru: - Вы планируете продолжать использование в шоу новых необычных музыкальных инструментов?
Э. Шклярский: - Да, вот один такой мы недавно сделали, и уже используем его. Это световой инструмент.
Звуки.Ru: - Я говорю о нем, как о чем-то уже существующем, я неправа?
Э. Шклярский: - Да, этот инструмент уже есть. Но с каждым разом выдумывать что-то новое все труднее, - ведь такие идеи не лежат на поверхности. Так что пока я думаю, что новый инструмент у нас появится нескоро.
Звуки.Ru: - Есть ли что-то, на чем (или что) бы вы играть никогда не стали, что-то, что не стали бы делать на сцене ни при каких условиях?
Э. Шклярский: - Мы делаем то, что мы делаем. Я не думаю, что будет естественно, если мы будем материться или показывать стриптиз :) Если нам это несвойственно, то это несвойственно. У кого-то это может получиться настолько здорово и естественно, что можно только радоваться. Но не у нас.
Звуки.Ru: - Что для вас квинтессенция Пикника? Какой образ бы Вы использовали, если бы вам предложили Пикник увековечить?
Э. Шклярский: - Образ, который всегда присутствует - это, наверное, облако, в котором можно различить какие-то черты, но само оно достаточно расплывчато.
Звуки.Ru: - Вас редко можно увидеть в Москве, вы даете преимущественно клубные концерты - с чем это связано?
Э. Шклярский: - Это связано с только тем, что в стране Москва - единственный город, где есть такие клубы и есть клубная жизнь. Пищеварительные заведения, где играют не под фонограмму - это московское явление, там совершенно другая атмосфера. В Ленинграде и других городах ее практически нет.
Звуки.Ru: - А клубы типа Молоко и Полигона - не вашего класса?
Э. Шклярский: - Я не знаю, я там не был. Есть Спартак, но это, скорее, уже казино.
Звуки.Ru: - Я вспоминаю ваш концерт в "России" как один из наиболее любопытных концертов - вот всяком случае, того года...
Э. Шклярский: - Ну, это было... сейчас скажу... Тогда еще порвалась струна на виолончели... я потом с удивлением оьбнаружил, что на гитаре куда-то вылетел джек - некуда было провод вставить. куда-то это все вырвалось прямо на концерте.
Звуки.Ru: - Но тем не менее, это было здорово.
Э. Шклярский: - Это было ужасно. На тот момент - это было ужасно.
Звуки.Ru: - Я бы и не вспомнила, если бы Вы мне не напомнили об этом проводе... Вы вообще нервничаете, когда выходите на сцену, или уже давно перестали?
Э. Шклярский: - Когда мы играем одни, то выходим в одном состоянии. Когда появляются дополнительные люди, которые участвуют в концерте, то волнение уже больше...
Звуки.Ru: - Мандраж?
Э. Шклярский: - Да (смеется) Мандраж.
Звуки.Ru: - Вы часто общаетесь с поклонниками по сети, и, насколько мы заметили, у вас на сайте идет активная виртуальная переписка.
Э. Шклярский: - Виртуальную переписку мы ведем с помощью Марата. Он, в основном, решает технические вопросы.
Звуки.Ru: - Там встречаются довольно любопытные темы: о закольцованной прозе, к примеру. Вы всегда на такие письма сами отвечаете?
Э. Шклярский: - Да, обычно.
Звуки.Ru: - У меня есть такая поговорка: скажи мне, что написано в гостевой книге под твоим альбомом в гостевой, и я скажу тебе, что ты играешь. У вас довольно любопытные и интеллектуальные поклонники; они, как правило, слушают вас достаточно давно, либо те, кто услышал вервые именно на "Фиолетово-черном"...
Э. Шклярский: - Ну, поклонники в Интернете,- тем более те, которые пишут,- это немного другой срез. Потому что на концерты ходят люди буквально из соседних деревень, часто не обремененные образованием. Недавно я с большим удивлением узнал, что наши песни звучат, к примеру, на радио Шансон, и имеют определенный отклик.
Звуки.Ru: - Что же там звучит, на радио Шансон?
Э. Шклярский: - "Шарманка", например. Мы иногда становимся заложниками того, что сами произвели. Песни начинают жить самостоятельной жизнью.
Звуки.Ru: - Когда вы пишете песни, вы стремитесь донести до слушателя какую-то конкретную мысль, что-то сформулировать?
Э. Шклярский: - Вряд ли. Чаще всего это - не то, чтобы настроение, а может быть, то, что мы даже словами не можем определить. Все начинается с отображения. Наши первые работы начались с подражания кому-то, уже потом они обрели более "осознанный" вид. И все театральные и зрелищные приемы тоже были нами нами заимствованы.
Мне когда-то попалась видеокассета Херби Хэнкока, который тогда играл брейк-данс, и там спускалась с небес какая-то фигура с механическими ногами, приводившая в движение какие-то другие механизмы... такой механический театр. Все это было здорово. Это как на том концерте в "России" было: вдруг вышел человек и начал танцевать. Понятно, что зрители пришли не на этот танец, но с помощью этого нехитрого движения зрители смогли посмотреть на происходящее немножко иначе. И эти вещи натолкнули нас на мысль, что надо к зрителю искать разные пути, по-разному доносить то, что ты делаешь. Надо пытаться поднимать градус происходящего при помощи разных средств. Не обязательно, чтобы они как-то интерпретировались: вот он вышел затем-то, и это говорит о том-то...
Звуки.Ru: - То есть можно сказать, что вы стремитесь передать прежде всего состояние.
Э. Шклярский: - В общем, да. Так же, как запах мгновенно переносит нас в какую-то ситуацию, в которой мы когда-то находились - так и музыка переносит в то состояние, которое мы когда-то ощущали. К примеру, в конце восьмидесятых, во время перестройки, было всего два-три дня, в которые страна находилась в состоянии эйфории... Это ощущение сохранилось, мы его вспоминаем, но бесполезно тем, кто не ощущал этой эйфории, пытаться пересказать его: они просто не поймут. Нам важнее передать состояние, ощущение, чем говорить о чем-то. Погрузить слушателя в это состояние. Это общее, но не необходимое, свойство нашей музыки. Для нас это - такой метод существования.

18.10.2011, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.piknik.info

Группа ПИКНИК

Рок-группа Пикник была образована в сентябре 1978 в Ленинградском политехническом институте. В первый состав группы вошли: Сергей Омельниченко (гитара, вокал), Евгений Волощук (бас), Алексей...

Дата образования:

20 сентября 1982

Подробности из жизни:

Рок-группа Пикник была образована в сентябре 1978 в Ленинградском
политехническом институте.
В первый состав группы вошли: Сергей Омельниченко
(гитара, вокал), Евгений Волощук (бас), Алексей Добычин (вокал),
Николай Михайлов (флейта) и
Александр Мацков (барабаны).
Некоторое время группа успешно сотрудничала с самодеятельным театром
Ленинградского политехнического института и принимала участие в постановке
музыкального спектакля
"Слово о полку Игореве".
В марте 1979 Пикник дебютировал на ежегодном фестивале "Весна в Ленинградском
политехническом институте".
Вскоре группа рассталась с театральными подмостками и в течение последующих
двух лет стала одним из наиболее активных участников подпольной рок-сцены
Ленинграда. В рядах группы побывали разные музыканты, среди которых следует
отметить Павла Кондратенко (впоследствии Алиса) и Петра Трощенкова
(Аквариум, Трилистник).
В начале 1981 Пикник принял деятельное участие в создании Ленинградского
рок-клуба, выступив…

Далее... →