ФЕСТИВАЛЬ  Osheaga 2018: героиня на героине

Florence + the Machine, Дуа Липа, Blondie, Yeah Yeah Yeahs и другие украшения монреальского лета.

Проводящийся с 2006 года - и украсивший таким образом мое 13-е монреальское лето подряд - Osheaga Music and Arts Festival уже давно перестал быть местным "Пикником "Афиши", превратившись вместо этого в канадскую Lollapalooza. В прошлом году "Ошихагу" (как и "Лоллу") едва не смыло тропическими ливнями, в этом на фестивальный уик-энд обрушилась очередная волна аномально жаркой погоды, но новоиспеченному тинейджеру хоть бы хны - плюнув и на молнии с громом, и на лютое пекло, и на вынужденный переезд на временное место прописки (на постоянном заканчивается ремонт), Osheaga отчиталась об очередном солд-ауте (135 тысяч билетов) и пополнении муниципальной казны (70% их покупателей живут за пределами провинции Квебек).

В 2019 году Osheaga вернется на остров Святой Елены, который будет в состоянии принимать до 65 тысяч зрителей в день - и, в общем, уже примерно понятно, за какой музыкой они туда отправятся. Времена, когда фестивальные лайнапы возглавляли Sonic Youth, The Smashing Pumpkins и, страшно сказать, Элвис Костелло (Elvis Costello), явно позади - сделав себе имя 7-летней давности сетом Эминема (Eminem) и заявив хедлайнером Кендрика Ламара (Kendrick Lamar), когда это еще не было модно, Osheaga делает все более очевидную ставку на рэп и EDM. В пятницу хип-хоп-братья и сестры составляли на фестивале не простое, а 90%-е большинство - так что заработанный Трэвисом Скоттом (Travis Scott) апгрейд до хедлайнерского калибра уже не казался преждевременным никому.

Еще одна не ускользнувшая от внимания организаторов цифра (две трети фестивальной аудитории уже не первый год - женщины), по крайней мере, дала возможность выбирать между хип-хопом и поющими девушками - в диапазоне от начинающей инди-дивы Джулиен Бейкер (Julien Baker), с интимного (учитывая гремевшую рядом дискотеку - даже чересчур) сета которой начинался мой день, до старой приятельницы St. Vincent, спрятавшей лица музыкантов-мужчин под инфернальными масками, зато себя показавшей во всей красе: в интересном аутфите и с полудюжиной разноцветных гитар наперевес. Яркими и красочными были и декорации Дженни Льюис (Jenny Lewis), заинтересовавшей едва ли не самую скромную аудиторию в истории главных сцен (американа - это вам не трэп, чего уж там), но не смутившейся и охотно игравшей песни разных лет - включая совсем новую и страшно похожую на "Free Fallin'" Тома Петти (Tom Petty).

Тему женской солидарности официально оформила главная героиня вечера Карен О (Karen O), поименно перечислившая всех соседок по лайнапу, вплоть до певшей поздним вечером Люкке Ли (Lykke Li). Девять лет назад Yeah Yeah Yeahs обнаружили себя в амплуа хедлайнеров Osheaga, в последний момент заменив узнавших о болезни Адама Яука Beastie Boys. В 2018-м предзакатный сет YYY оказался в тени игравших одновременно Rae Sremmurd, но не разочаровал, кажется, никого: тех, кого не осчастливила ударная связка из "Gold Lion" и "Zero", порадовала "Maps", а занявшие место в первом ряду в ожидании Скотта поучаствовали в исполнении экстатического рефрена из "Cheated Hearts". Щедрая (и вообще прекрасная) Карен предоставила микрофон в буквальном смысле каждому, кто там стоял, а еще через пару песен вспомнила былое и разбила его вдребезги.

Для большинства купивших пятничный билет Rae Sremmurd в итоге оказались бесспорным хайлайтом дня. Да, многим понравился и постиронический сет Portugal. The Man: их выход предварял канонический конферанс Бивиса и Баттхеда, они играли кавер-версии песен Pink Floyd, T. Rex и Metallica (да и в остальном зачастую звучали как совершеннейший classic rock), а под занавес их выступления на экране появился очаровательный дисклеймер "не волнуйтесь, ту песню мы сыграем после этой". Да, наряду с "Feel It Still" массовые танцы провоцировали и популярные молодежные группы вроде Sylvan Esso, Chromeo или Odesza, а культурно отдохнуть от них можно было во время chillout-сетов Cigarettes After Sex или Джеймса Блейка (James Blake). Но самое интересное происходило там, где ничего не происходило.

Хедлайнерский сет Скотта, по неизвестным причинам задержанного на канадской границе, начался c 75-минутным опозданием, заставил организаторов заплатить городу штраф за нарушение curfew и был вдвое короче, чем планировалось (хотя, рассказывают, хорош). Как бы то ни было, вопрос о том, дорос ли бойфренд Кайли Дженнер и лидер альбомного чарта Billboard до статуса фестивального хедлайнера, получил непредвиденно красноречивый ответ (тем более что, строго говоря, пятница была единственным из трех дней, билеты на который оставались в продаже утром).

Несмотря на обилие рэперов (Tyler, the Creator, традиционно убедительный Anderson .Paak и примкнувшая к ним звезда R&B Халид), международным женским днем оказалась и суббота. Первой отличилась LP, выглядевшая и звучавшая так, как будто она ошиблась не только фестивалем, но и столетием, но шпарившая без страха и оглядки на условности - перебирая струны мандолины, осознанно злоупотребляя художественным свистом и вдохновляя вокализами в "Lost on You" (кроме шуток, замечательной песне, про которую к тому же невозможно поверить, что ее поют не на русском и ротируют не на "Нашем радио").

Инициативу писавшей для Backstreet Boys, Рианны и Шер женщины в желтых штанах и оранжевой футболке поддержали Кали Учис (Kali Uchis) с актуальными в эту погоду латиноамериканскими ритмами и The Beaches с никогда не лишним в фестивальное лето девичьим поп-панком, а до совершенства довела, ну кто же еще, великая Дебби Харри (Debbie Harry). За Blondie на Osheaga было, прямо скажем, боязно, но их вышедшая на сцену в плаще с лозунгом "Stop Fucking the Planet" и с ходу запевшая "One Way or Another" солистка без особого труда покорила годившуюся ей во внуки аудиторию, не раз заставив вспомнить обмен репликами из сиквела "Mamma Mia!": "Grandma, you weren't invited" - "That's the best kind of party, little girl".

Выехав не столько на классе (голоса Харри, будем откровенны, не хватает), сколько на желании (уже спев "The Tide Is High", "Dreaming" и "Heart of Glass", она как будто не хотела уходить со сцены), Blondie уступили место Future Islands, фронтмен которой меньше всего на свете похож на солиста популярной (популярнее Blondie?) рок-группы, а больше всего - на портового работягу Фрэнка Соботку из великого телесериала "Прослушка". К слову, на еще одной сцене нарисовались тем временем Calpurnia - ванкуверские тинейджеры, возглавляемые Финном Вулфхардом (Finn Wolfhard) из "Очень странных дел" и игравшие в числе прочего песни The Beatles, Pixies и группы, гм, Twin Peaks.

Во многом благодаря запоминающимся камео во все тех же телесериалах (вы еще смотрите "Любовников"?) продолжают прибавлять в весе фолк-рокеры Lord Huron, но к чему лукавить - для тех, кто пришел не за рэпом, вся суббота была разогревом к возвращению Arctic Monkeys. Их задник красовался на сцене с раннего утра (возможно, давая зрителям понять, что уж эти точно приедут?), а более-менее всеобщее недоумение по поводу их последнего альбома (спору нет, смелого, но как никогда скупого на хоть сколько-нибудь яркие песни) компенсировалось воспоминаниями об их выдающемся хедлайнерском сете четырехлетней давности.

Напоминал о том концерте и сетлист (песни с "AM" в нем благоразумно превалировали над новинками, без greatest hits вроде "I Bet You Look Good On the Dancefloor", "Crying Lightning" и "Don't Sit Down 'Cause I've Moved Your Chair" тоже не обошлось), но в целом это, конечно, было немного не то. Новые песни не то чтобы портят общую картину, но путаются под ногами старых (примерно как песни с "Everything Now" отвлекают от главного в теперешних Arcade Fire - для симметрии передававших привет Москве от Монреаля на проходившем в этот же самый день "Пикнике "Афиши"), а Алекс Тернер (Alex Turner) больше не похож, как четыре года назад, на Элвиса, смахивая скорее на провинциального крунера.

Зато третий день 13-й "Ошихаги" оказался не только самым жарким, но и безоговорочно лучшим - возможно, потому что начался он для меня с сета, каждым мгновением и всякой деталью напоминавшего хедлайнерский. При этом если учесть, что в Европе Дуа Липа (Dua Lipa) - уже вполне состоявшаяся звезда, ее часовой сет под палящим монреальским солнцем можно назвать не только отдельно взятым триумфом, но и серьезной заявкой на то, чтобы через два-три года лайнап Osheaga начинался с ее имени. Собрав перед главной сценой самую массивную аудиторию уик-энда (да, больше, чем у каждого из хедлайнеров), Липа обрушилась на нее всеми хитами (включая "One Kiss" без Харриса и "Scared to be Lonely" без Гаррикса), подведя итог как минимум дважды - спев "Hotter Than Hell" (истинная правда - по всем пунктам) и выйдя на бис (да, при свете дня) с окончательно поставившими всех на уши "IDGAF" и "New Rules".

За считанные минуты успели порадовать британские панки Slaves (выслушав песню "Fuck the Hi-Hat" и предварявшую ее тираду, моя дочь, начинающий музыкальный критик, сделала замечание, что "плохих" слов в репертуаре этой группы больше, чем "хороших") - в частности, обратившиеся к выступавшему одновременно с ними Джеймсу Бэю ("Fuck you, James Bay! Nobody gives a shit, James Bay!") и сыгравшие эпическую "Sugar Coated Bitter Truth". Как обычно, не подвели Franz Ferdinand, звучащие в новом составе чуть менее четко и собранно, чем мы привыкли за последнюю декаду, но по-прежнему имеющие возможность (и полное право) сыграть друг за другом "Take Me Out" и "This Fire" - в который уж раз напоминая, что дебютный альбом живее и здоровее, чем у шотландцев, в этом веке все еще не вышел.

Традиционно надежные The National попали в этот раз между молотом (непосредственно перед ними собственную заявку на статус будущего хедлайнера подавал Post Malone) и наковальней (скорыми сетами тяжелой артиллерии) и слегка потерялись, запомнившись разве что будничной репликой "Эй, Канада, у вас тут есть нацисты? А нацист-президент? У нас вот есть". А вот Florence + the Machine, вообще не впечатлившие новым альбомом "High as Hope" и не сыгравшие в Монреале ни одной из моих - двух - любимых их песен, вновь доказали, что из середняков в хедлайнеры они в свое время выдвинулись не зря.

Как всегда, босая, грациозная и обдуваемая фальшивыми ветрами, Флоренс Уэлч (Florence Welch) - идеальная фронтвумен с мощнейшим голосом, способным сорвать крышу с любого зала (вероятно, поэтому open air для группы - наиболее естественная среда), и массой полезных привычек: тут попросить всех спрятать на время телефоны (никто не возражал), там отправиться в бесстрашный поход по перевозбужденной толпе. "Delilah" - вокальная гимнастика на зависть кому угодно. "What Kind of Man" - пятиминутка, зацементировавшая ее звездный статус. "Big God" и "Shake It Out" - бис, ради которого не грешно постоять в получасовой очереди на выход. "Мы вас исцелим, - на голубом глазу обещает артистка. - Этот концерт закончится, вы поедете домой, и завтра ни у кого из вас не будет похмелья". Ты не настолько хороша, Флоренс, но, черт возьми, ты хороша!

До Osheaga №14 осталась 51 неделя.

14.08.2018, Сергей СТЕПАНОВ (ЗВУКИ РУ)