FEDOROVA & TAKSER  "Сцена - и твой экзаменатор, и помощник"

Руководители необычной фортепианной студии "на колесах" - о концепции школы, следующей за учеником

Фортепианный дуэт Фёдорова&Таксер больше известен за пределами России, чем на родине: Дарья и Илья - не только талантливые исполнители академической музыки, но и руководители совершенно невероятной музыкальной школы, у которой нет никакого публичного адреса. 24 декабря эти космополитичные передвижники представят московской публике своих студентов из Канады - призеров множества мировых конкурсов. Концерт будет бесплатным, сразу по окончании выступления учителя и ученики поедут в короткое турне по России, а потом улетят в Китай.
Перед началом нашего разговора я спросила, в каких городах дуэт работал в этом году, и ребята бросились перечислять: Ванкувер, Москва, пара городов на Урале, Гуанчжоу, Гонконг, Макау, Санкт-Петербург, Нью-Йорк, острова Таиланда, Джухай, Шен-Жень... Как-то мало похоже на обычную музыкальную школу! И тем не менее, это именно школа, жизнь которой подчинена музыке и музыкантам с их ритмом выступлений, конкурсов и каждодневных занятий. Сегодня их ученики разучивают новую пьесу - завтра эта пьеса прозвучит на мировых площадках. Только за один 2017 год 10-летний Эриксон Линн выиграл 1 место на конкурсе "Крещендо" в Ванкувере, 3 место питерского "Ступень к Мастерству", 1 место на Международном конкурсе юных пианистов "Кауфман" в Нью-Йорке и стал полуфиналистом конкурса Моцарта в Жухае.
Вы спросите - как это возможно? Вот и мне стало интересно.


Русская мафия

Звуки: Друзья, вы окончили училище при Московской Консерватории и Монреальскую консерваторию. Что стало для вас самым важным опытом по переходе на западную систему обучения?
Илья Таксер: Дело в том, что нам невероятно повезло с нашим профессором. Он не только виртуозно играл, показывая с ходу произведения любой сложности, но и был большим мастером учебных планов. Иногда нам казалось, что он реально сошел с ума - отсылал по 10 мейлов в день с рекомендациями и апдейтами.
Дарья Федорова: В итоге мы осознали всю важность грамотного планирования и распределения времени и стали применять это в нашей студии.

Звуки: Представляю себе обычную музыкалку: хмурое утро, снег, мрачные сонные дети с футлярами нога за ногу мрачно идут пилить гаммы...
Илья Таксер: Я бы посмотрел на футляр для рояля! А если честно, я сам был вот ровно таким школьником с футляром: 10 лет отпилил на скрипке.

Звуки: А как и где родилась ваша школа для одаренных детей?
Дарья: Переехав из Монреаля в Ванкувер, мы получили возможность поработать в местных учебных заведениях. И пары месяцев оказалось достаточно, чтобы понять, что метод преподавания музыкальных дисциплин в том виде, в котором он есть, принести пользу детям не способен. У нас с самого начала было ясное видение того, как должен выглядеть образовательный процесс, и после очередного бесполезного разговора с директором об улучшении учебного плана мы всерьёз задумались над открытием собственной школы.
Илья: Однажды, прогуливаясь по району, в котором мы тогда снимали малюсенькую комнату, мы наткнулись на небольшое изящное здание с вывеской "сдается". Недолго думая, мы заняли некоторую сумму у друзей и арендовали помещение. Так и родилась Fedorova & Takser Piano Studio.
Дарья: Естественно, когда открываешь школу "с нуля", ни о какой селекции студентов речи не идет. Брали всех. Работа кипела. У половины наших студентов даже слух отсутствовал. Но нас уже ничто не могло остановить! Благодаря бесчисленным бесплатным концертам и мастер-классам слух о "безумной русской парочке" распространился мгновенно. И к декабрю 2014 года наступил fully booked.

Звуки: Это очень быстро.
Илья: Да, музыкальные старожилы Ванкувера делились с нами, что за 25 лет их работы такое стремительное развитие они видели впервые. Год без единого выходного, два переутомления и 30 призов в копилке. В анонсах нас даже стали в шутку называть "Russian piano mafia".

Звуки: Чем же вы их зацепили?
Дарья: Мы просто предложили им инвестировать в настоящее образование, вместо бесполезных кружков.
Илья: Как мы все знаем, Канада – страна капиталистическая. Те люди, которые открывают частные музыкальные школы, - это либо рядовые преподаватели, которые борются за каждого клиента, либо товарищи с деньгами, которые рассматривают школу исключительно, как бизнес. Оба типа идут по пути наименьшего сопротивления: никогда не спорят с клиентом. Они понимают, что если студент будет брать один урок в неделю, то пусть это никакой пользы ему и не принесет, но зато и его возможный уход никак не скажется на положении дел. А то, что программу, которую вполне реально пройти за 4 года, они растягивают на 10-12 лет, прекрасно вписывается в их бизнес-план.
Дарья: Они так приучили людей, что те уверовали, что музыка – это кружок, такой же как макраме, к примеру. Да простят нас любители этого замечательного прикладного искусства. Желаете 30 минут в неделю? - Пожалуйста! Не хотите делать домашнее задание? - Нет проблем. А мы сразу объяснили людям, что будем реально развивать их детей, а не заниматься профанацией.
Илья: Да, многие, заслышав непривычную риторику, мгновенно разворачивали лошадей, но оставшиеся становились верными адептами нашей секты (смеется)!


Случайная звезда

Звуки: Как получилось, что всего спустя год занятий ваш 10-летний ученик начал выигрывать этапы мировых конкурсов? Это работает ваш рецепт скоростного обучения? Или все же студент попался экстраординарный?
Дарья: Говоря об Эриксоне – он пришел на третьем году работы нашей студии, к тому моменту в копилке нашей школы уже было более 60 побед на локальных и международных конкурсах, включая 1 место на Национальном конкурсе Канады, - крупнейшем соревновании, где ведущие консерватории и другие профессиональные школы выставляют своих лучших студентов.
История нашей встречи и последующей коллаборации могла бы стать частью отдельной холистической книжки. Уж столько мистики и совпадений там было намешано… А вышла бы она под названием "Не пытайтесь это повторить". Начнем с того, что его к нам направили, собственно, по ошибке.

Звуки: Как это - по ошибке?!
Илья: Его мама искала временного репетитора на лето. Безобразием этим мы не занимаемся, и все об этом знают. Но его все-таки к нам кто-то послал, предварительно слегка дезинформировав обе стороны. Ну, приходят они, значит, на прослушивание в наш пентхаус…

Звуки: Пентхаус?
Дарья: Съёмный, не пугай человека.
Илья: Я не пугаю, я историю рассказываю. Ну, значит, предстает пред нами такой бутуз лет восьми. Здрасьте, говорит, я Эриксон. Ну, "найс ту мит ю", Эриксон. Прошел, без лишних сантиментов/слов - сразу к роялю. Ну, думаем, щас Рихтер даст! И он дал… повод маме его остановить на очередном хромом пассаже. Бедный Григ, своим вращением он мог бы осветить небольшой городок… Все прелести его предшествующего опыта с китайским безжалостным преподавателем предстали перед нами, как на ярмарке: зажатые руки, неумение вести линию, грязная педаль и тому подобное.
Дарья: Повисла неловкая пауза, а Илья и говорит: "Повтори-ка мелодию" - и сыграл ему какую-то абракадабру. А тот взял и повторил без особых раздумий.
Илья: Мы тестировали бедное дитя до изнеможения. Выяснилось, что уши у него прекрасные, но что делать с руками? Даша стала показывать ему различные трюки на расслабление рук, он стал повторять и о, чудо, все зазвучало совершенно иначе. Понятно, что это было на уровне трех нот, но нам это дало главное – ощущение того, что с ним можно работать.
Дарья: Парень оказался на редкость восприимчивый: за месяц он показал такой прогресс, что не оставил ни тени сомнений, что музыкой ему необходимо заниматься серьезно. Илья взял на себя дипломатическую миссию поведать об этом маме.
Илья: А через месяц - как обухом по голове: "Мы уезжаем в Китай".
Дарья: "Как в Китай? Зачем?" Мы же были не в курсе, что к нам обратились за летними уроками. "Семья", - говорят.
Илья: Ну, думаем, прощай, бутуз. А мама вдруг говорит: "Мы не представляем, как мы без вас, может, по скайпу как-то можно?" И ящик Пандоры открылся…
Дарья: И не закрывается до сих пор! Мы действительно до трети своих уроков сейчас даем по скайпу. Особенно с тех пор, как пришлось много гастролировать…


Школа на колесах

Звуки: Ваши перемещения по земному шару в компании студентов мало напоминают рутинную преподавательскую работу.
Илья: Ну, так же намного веселее! Чего сидеть в четырёх стенах… Даша однажды здорово сформулировала: "школа там, где мы с тобой!". Это она так пошутила, лежа на живописном берегу одного миленького островка в Таиланде, держа апельсиновый фреш в одной руке и телефон с висящим на проводе студентом из Ванкувера в другой.
Дарья: Не судите строго, это был наш первый отпуск за 7 лет.
Илья: А если серьезно, помимо наших гастролей, приходится еще сопровождать студентов в их международных поездках, вот и получается такая круговерть…
Дарья: Перемещения по миру для музыкантов – обычное дело. Когда я была маленькой я изъездила пол России, участвуя в различных конкурсах и фестивалях.
Выступления на конкурсах - очень важная часть для развития карьеры. Опыт и закалка, приобретаемый на полях музыкальных сражений, дает невероятный рост. Каждый раз, привозя Эриксона на очередной крупный конкурс, мы увозим новую, обновленную его версию.
Илья: Да, апгрейд впечатляющий! А вообще, все как-то само собой происходит. Иногда даже кажется, что совершенно помимо нашей воли… Но потом открываешь папку "исходящие" и видишь: за пару месяцев мы в 40 филармоний отправили предложения. Слава Богу, это взаимно - они нас всегда рады видеть и часто приглашают поиграть. Вот, в конце этого сезона намечается очередной тур Fedorova & Takser по городам России. Расписание, конечно, диковатое… временами мы даем 5 концертов за 5 дней, - но это замечательная возможность обозреть хоть малую часть нашей необъятной родины.
К тому же, этот тур будет совсем необычный. С нами едет Эриксон! Это означает, что он достиг того уровня, чтобы заинтересовать взыскательных музыкальных агентов. И это в свои-то 10 лет…

Звуки: Я правильно понимаю, он, скорее, ваш протеже, ежели обычный студент?
Илья: Абсолютно верно! В настоящий момент мы действительно вплотную занялись его карьерой. Проводим помногу часов вместе, даём совместные концерты. Ну а что, парень имеет потенциал и пашет иногда по 6 часов. Если таких не поддерживать, то кого тогда?..

Звуки: А как же остальные студенты?
Дарья: Прекрасно себя чувствуют! Продолжают успешно сдавать экзамены и побеждать на конкурсах. Просто у всех свой путь и свой темп развития. Кто-то рано понимает, что хочет стать музыкантом. Кому-то нужно время. Наша задача - музыкально оснастить наших студентов так, чтобы у них как можно дольше оставалась эта лазейка: возможность начать музыкальную карьеру. В любом случае, даже если они не изберут музыку своей профессией, они всегда будут свободно обращаться с инструментом и читать с листа любимые композиции.

Звуки: Для ваших учеников совместные концерты с вами - это такая форма экзамена, или вам важно показать им взаимодействие на сцене?
Илья: Верно говорил мой педагог: "сцена – лучший учитель". Это и твой экзаменатор, и помощник. Может вдохновить и подарить незабываемые минуты наслаждения, а может и отшлёпать на виду у всех, раскрыв все твои недоработки, которые ты так хотел бы оставить незамеченными.
Пока возможность делить одну сцену с нами – это привилегия для наших учеников. Но мы верим, что в один прекрасный день мы будем привилегированны стоять на одной сцене с замечательными артистами - нашими воспитанниками.

Звуки: А ваша собственная концертная деятельность подчинена преподаванию, или вы ее строите как отдельную музыкальную карьеру?
Дарья: Это, конечно, вещи раздельные. Например, в скором времени мы планируем записывать свой первый дуэтный альбом. Это с учениками никак не связано.
Илья: Я бы сказал, что наша жизнь подчинена преподаванию, а собственная концертная деятельность пока еще в состоянии существовать независимо. С другой стороны, педагогика настолько пронизывает всю нашу жизнедеятельность, что бывает трудно эти вещи разделять. Ну вот едем мы в тур, играем концерт, а на следующий день что? - Мастер-класс…


Как все устроено

Звуки: На каких принципах базируется ваша методика обучения?
Илья: Первое и главное: благодаря нашим замечательным учителям, мы отлично ориентируемся в репертуаре и вместо того, чтобы "долбить" с учеником пять сложных пьес в год (как зачастую бывает в других школах), мы проходим объемный репертуар комбинированной сложности.
Руководствуемся очень простым правилом - даже самая сложная на свете пьеса состоит из простых элементов. Вот наша задача-то и пройти с учеником как можно больше этих элементов. Как только он расправляется с теми, казалось бы, никчемными малюсенькими пьесками, вы даете ему ту, сложную и… он читает ее с листа целиком! А почему? Потому что элементы-то все знакомые. Всё просто. Только это подразумевает мега-интенсивную работу педагога. Шутка-ли, 5 пьес в год или 35.

Дарья: К тому же, мы почти никогда не даем один урок в неделю, что для Америки, к примеру, является нормальным явлением. У нас было всего пару взрослых учеников, которые приходили единожды, но они были довольно продвинутыми и могли делать весь объем задач самостоятельно. С детьми же один урок музыки в неделю – это просто трата времени и денег.
Как это должно работать: например, студент приходит на урок в понедельник, учитель прорабатывает с ним пьесы и дает задание, во вторник и среду ученик работает самостоятельно, в четверг они опять встречаются, учитель исправляет ошибки, фиксирует прогресс и дает новое задание. И так далее.
Илья: Второе: мы чётко структурируем наши уроки. Если в нашем распоряжении час, то 10 минут пойдут на гаммы, 10-15 минут на чтение с листа, а остальное на пьесы. Не чураемся также составления индивидуальных планов…
Третье: Мотивация. Будь то экзамен или концерт, не важно. Любой ребенок изучающий музыку должен иметь доступ к сцене, возможность публично заявить о своих достижениях. Наши ученики играли по 4 отчетных концерта в год, тогда как в большинстве частных школ едва проводилось по одному. А так как, согласно негласным правилам нашей студии, студент должен исполнять минимум 2, а чаще 3 новых пьесы каждый концерт, вот вам и скоростной метод.
Однажды я спросил у мамы, кто ее научил так играть на аккордеоне. Она поведала мне, что в детстве у нее был замечательный педагог, который как-то раз увидев ее кислую мину по поводу предстоящего публичного выступления сказал: "Не будешь выступать для людей, так и будешь играть среди бочек с огурцами". Моя мама по сей день прекрасно играет… преимущественно, в публичных местах: в парках и скверах Монреаля, на радость тамошних завсегдатаев. Уж точно вдали от огурцов…
Четвёртое: посещение концертов, прослушивание и анализ музыки – все это является неотъемлемой частью нашего общения со студентами. Чем больше они погружены в искусство, тем им интереснее. Мы регулярно отправляем их на художественные выставки, предварительно дав им задание подготовить мини-лекцию на ту или иную тему. Да, это больше походит на университетский подход, но детям это действительно нравится.

Звуки: А какой музыкальной программе вы следуете? Я слышала, что Российская система музыкального образования кардинально отличается от западной.
Дарья: Ну, нот-то семь, да и пальцев требуется одинаковое количество…, но системы действительно различаются. Мы, в основном, следуем британской системе ABRSM и канадской RCM. Это широко известные и признанные во всем мире программы, обращенные к людям, очень дружелюбные. Не важно, сколько вам лет, где и с кем вы учитесь,- есть система критериев, четкая инструкция по их выполнению и ясная система оценки.
Илья: А на выходе – диплом международного образца, за который вам начисляют дополнительные баллы при поступлении в зарубежные университеты.

Звуки: Вы имеете ввиду музыкальные учебные заведения?
Илья: Напротив! Живете вы, к примеру, на окраине Москвы и мечтаете изучать микробиологию в Гарварде. И вроде оценки у вас замечательные, и английский в совершенстве, а до стипендии вам чуть-чуть не хватает. Так вот, вам не хватает тех заветных 40 баллов, которые дал бы вам такой диплом.
Диплом ABRSM - по сути, эквивалент российского сертификата об окончании музыкальной школы, только он интегрирован в общую образовательную систему, в отличие от русского аналога.

Звуки: Получается, русские опять в стороне?
Илья: Ну, уже не совсем. Мы набрали хорошую команду и планируем запустить курсы ABRSM и RCM в России для всех желающих в середине 2018 года. Это очень интригующий нас проект, который мы долго откладывали, но, кажется, время пришло. Надеемся, люди оценят его по достоинству.

Звуки: Но такое обучение ведь огромных денег стоит. А как же обычные дети, для которых музыкалка - пытка?
Илья: Не таких уж и огромных! На шторы в школах требуют куда больше. Я скажу, что мы конкретно собираемся делать: набирать молодых, энергичных преподавателей в команду. Готовить их. Рассказывать обо всех нюансах из нашего опыта. И через эту агентурную сеть мы сможем помочь куда большему числу ребят.

Звуки: Набирать куда? У вашей школы ведь нет даже здания или там официальной вывески?
Илья: Мы готовим сайт. Еще будет открыт небольшой центр в Москве. Преподаватели будут выезжать на дом. Это бешеная экономия времени, между прочим! У нас классные координаторы. Плюс, мы будем постоянно их мониторить, подсказывать. Всем нужна работа - сейчас все те же преподаватели мотаются по Москве. Учителя устают получать 142 рубля в час.

Звуки: То есть вы повышаете доход преподавателей за счет отказа от аренды?
Дарья: Именно!

Звуки: Почему вы играете в Москве бесплатный концерт? Это влияние кризиса?
Илья: Бесплатный - потому, что такие международные проекты должны быть бесплатными и охватывать большие массы людей. Кто-то же должен это делать. Считайте это формой благотворительности.
Дарья: Потому, что если ничем и никем вокруг не интересоваться, то далеко не уедешь. Какое наслаждение дарят концерты классической музыки! А когда можно не покидая родной столицы бесплатно заглянуть в Канаду...
Сегодня, когда дети погрязли в айпадах, стали такими развитыми и зачастую такими бесчуственными и безучастными наш преподавательский долг показать им, что отдавать иногда гораздо лучше, чем брать.

Звуки: Меня заинтересовало, что вы решили дать партию маленькой сестре Эриксона.
Илья: Элиз, сестра нашего бутуза, делает большие успехи!
Дарья: Дело в том, что Элиз начала совершенно с нуля, в отличие от Эриксона, и за год мы прошли с ней программу 5 классов (грейдов), она всеми силами старается не отставать от Эриксона. Так что она достойна выступать с братом на одной сцене, а не только поддерживать его в зале.
Илья: 24 декабря в Москве, близ Кремля, в старинном особняке, некогда принадлежавшем графу Сухтелену, именуемым просто Концертный Зал "На Кисловке", мы сыграем первый российский концерт. География выступающих: Канада, Китай, Россия. Рук - от двух до шести. Играет и стар и млад … В программе - всё: от величественных фуг Баха до джазового хулиганства Розенблата. Приходите, познакомимся!

12.12.2017, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)

FEDOROVA & TAKSER