МУЗЫКА  Проверка пульса: июль.

Скандинавская диско-психоделия, эмбиент-техно из Италии, чиллвейв из США и другие новинки июля.

Richard H Kirk "Dasein" (Intone)

Три года назад Ричард Кирк решил наконец реанимировать проект Cabaret Voltaire и выйти на сцену фестиваля Berlin Atonal. С тех пор он еще несколько раз давал концерты в этой ипостаси, но новой музыки не издавал (все сравнительно недавние пластинки, подписанные что его именем, что Cabaret Voltaire так или иначе были переизданиями архивного материала). "Dasein" – первый новый материал за долгое время, и звучит альбом так, что имеет все основания называться Cabaret Voltaire. Это нарочито сырая, рыхлая и злая аналоговая электроника – именно то, что Кирк триумфально обрушил на публику в Берлине в 2014-м. Местами этот прото-EBM с коллажами из голосов и криков вместо вокала звучит насколько мощно и грязно, что кажется, будто перед нами какие-то новообретенные ауттейки времен "2x45". Но если верить Кирку, всё это записано в его шеффилдской студии как раз между 2014-м и 2017-м. Откуда в 61 год берется такая энергия? Кажется, Кирка просто здорово достал окружающий мир.

Washed Out "Mister Mellow" (Stones Throw)

Шесть лет назад чиллвейв был на подъеме, а Эрнест Грин (Ernest Greene) aka Washed Out считался если и не большой звездой, то музыкантом с хорошими перспективами. Его альбом "Within And Without" даже подписал лейбл Sub Pop. С тех пор хайпа изрядно поубавилось, но Грин честно гнёт свою линию, что к четвертой пластинке привело его на нишевый, но уважаемый Stones Throw. В его музыке чуть прибавилось фанкаделики, коллажей из старых (а скорее искусственно состаренных) сэмплов и какого-то более явно ощутимого диско-гува (ретро-фокус как будто сместился с восьмидесятых на семидесятые). Но в остальном Грин верен себе – усталым голосом он исполняет меланхолический кассетный поп, полный ностальгии по тем временам, которых никогда не видел.

Toro Y Moi "Boo Boo" (Carpark)

История Чеза Бандика (Chazwick Bundick) очень похожа на историю Эрнеста Грина. Оба – сонграйтеры-одиночки, вышедшие в какой-то момент из спальни на сцену, обзаведясь группой. Оба начинали с чиллвейва, а пришли в конце концов к поп-фанку. Наконец, оба пережили хайп, но вполне смогли жить и без него. Главное отличие между их пластинками (и их подходом в целом) в том, что ностальгия у Washed Out полна какого-то аутсайдерского надрыва, а песни Toro Y Moi – честное поп-реконструкторство без лишней рефлексии. То есть, у хорошего человека всегда найдется повод погрустить, поэтому все песни в миноре, но вокруг солнце, красивые девчонки, а вечером в клубе будут танцы. В этом смысле "Boo Boo" куда ближе к Roosevlt, чем к чиллвейву – году в 1982-м песни Чеза наверняка были бы в чартах.

Eraldo Bernocchi & Netherworld "Himuro" (Glacial Movements)

За 40 с лишним лет карьеры итальянский гитарист Эральдо Бернокки успел попробовать всё: от панка и индастриала до джаза и трип-хопа – в разное время он играл с Биллом Ласвеллом (Bill Laswell), Миком Харрисом (Mick Harris), Робином Гатри (Robin Guthrie), Тошинори Кондо (Toshinori Kondo) и многими другими, а вот теперь объединился с другим итальянцем, электронщиком Алессандро Тедески (Alessandro Tedeschi) aka Netherworld. Тедески в этом дуэте, пожалуй, слышнее – общее настроение определяют именно его амбиентные текстуры, то отстраненно-печальные, то умиротворенно-возвышенные, то полные тревоги и напряжения. Бернокки вклинивается в этот ландшафт размазанной гитарой и тяжеловесным, почти дабовым битом. На выходе получается редкой глубины и красоты техно-эмбиент с Biosphere в качестве ближайшего ориентира для сравнения.

Shackleton with Anika "Behind The Glass" (Woe To The Septic Heart)

Сэм Шэклтон заработал себе имя, исполняя этакий трайбал-дабстеп, росший корнями чуть ли не из Muslimgauze, но в последнее время все дальше уходил от танцевальной музыки, погружаясь в тёмные дебри. Его новый проект – дуэт с Аникой Хендерсон (Anika Henderson), певицей и политическим журналистом, на счету которой до этого было несколько пластинок на стыке пост-панка и даба для лейбла Stones Throw. Вместе Аника и Шак записали четыре пьесы по 15 минут, напоминающие не то мантры, не то православные молитвы. Сэм выстукивает трайбал-ритмы, шелестит экзотической перкуссией, звонит в колокола и гипнотизирует трансовыми арпеджио (и снова музыка девяностых вылезает там, где её не ждешь). Аника то монотонно читает на распев стихи (порой навевая ассоциации с Энн Кларк), то исполняет вокализы, устраивая сама с собой не слишком стройный хор. Пожалуй, чересчур "крипи" для музыканта, еще недавно взрывавшего танцполы, но с точки зрения эмоциональной силы штука мощнейшая.

Bjørn Torske & Prins Thomas "Square One" (Smalltown Supersound)

Совместный альбом двух героев нашумевшей документальной киноленты "Северное диско сияние". Принс Томас на пару с Линдстремом (Lindstrom) создавал канон скандинавского нью-диско, но в последнее время отошел от танцевальной музыки, увлекаясь то краут-роком, то эмбиент-техно девяностых. Торске скорее любил хаус, но тоже не чурался всевозможных лефтфилд-экспериментов, а главным его козырем всегда были сложнейшие перкуссионные рисунки. Словом "диско" не назовёшь и эту пластинку – да, здесь безусловно есть и прямая бочка, и некое подобие заторможенного грува, но совсем нет ощущения праздника, слишком уж это музыка медленная, ночная и репитативно-гипнотическая (чему не в последнюю очередь способствует как раз перкуссия Бьорна). Скорее уж "Square One" – психоделический балеарик-даб вроде того, что иногда выходит у украинца Вакулы. Этакие альтернативные семидесятые, которые могли бы случиться, если бы Salsoul Orchestra, Pink Floyd и Ли "Скрэтч" Перри (Lee "Scratch" Perry) пересеклись бы в одной точке.

Public Service Broadcasting "Every Valley" (Play It Again Sam)

Сложный рубеж второго альбома лондонский дуэт преодолел с блеском – уж насколько многообещающим был их дебют, но последовавший за ним диск "The Race To Space" все эти ожидания оправдал и даже превзошел. А вот к третьему (если не считать концерт и альбом ремиксов) лонг-плею дело как-то застопорилось. Все характерные черты вроде бы сохранились – это по-прежнему узнаваемый гибрид пост-рока, краут-рока и инструментальной музыки середины прошлого века. На месте и сэмплы старых радиопрограмм, и ностальгия по временам Гагарина и Армстронга, и даже совершенно не характерный для современной музыки оптимизм. Но группу стало изрядно болтать, и стилистический баланс держится уже совсем не всегда. "All Out" кажется вполне заурядным пост-роком, да и Джеймс Дин Бредфилд (James Dean Bradfield) едва ли многое добавляет в "Turn No More" – выходит какой-то дурновкусный "хард". Женский вокал в исполнении Трейсиэнн Кэмпбелл (Tracyanne Campbell) из Camera Obscura подходит их музыке куда больше, но всё равно, поп-формат – очевидно не сильная сторона Public Service Broadcasting. Начав записывать песни, PSB (уж простите за аббревиатуру, которая обычно обозначает совсем другую группу) перестали записывать хиты. И в этом, очевидно, главная проблема "Every Valley".

Bauri "Vinkelvolten" (Firescope Records)

Ну что за "проверка пульса" без камбэка какого-нибудь старого айдиэмщика? На этот раз вернулся швед Мартин Абрахамсон (Martin Abrahamsson), известный нам по релизам на Neo Ouija, Pitchcadet и Awkward Silence начала 2000-х. Строго говоря, Мартин никуда и не пропадал, но многочисленные техно-пластинки на пару с Нихадом Туле (Nihad Tule) явно были частью какой-то совсем другой истории. А вот IDM Мартин не выпускал, кажется, с 2004-го и теперь вернулся с 4-трековой ЕР, изданной на лейбле Firescope под крылом у ветеранов B12. Звучит "Vinkelvolten" так, будто 13 лет Баури пролежал в криогенной камере, а 2005-й еще не наступил. Неторопливо чавкающий бит, минорные струнные и лаконичные клавиши, которые выводят наивно-романтические мелодии. Звучит настолько просто, насколько же и красиво.

31.07.2017, Ник ЗАВРИЕВ (ЗВУКИ РУ)