MONTREUX JAZZ FESTIVAL  Монтре-51. Дни 10-12

Sampha, Solange, Эрика Баду, Yello, Shabaka & The Ancestors и London Grammar - репортаж с Женевского озера продолжается!

Любите ли вы разгадывать драматургию концертов? Я всегда радуюсь, когда нахожу в программе Montreux Jazz Festival неожиданные "рифмы". Интересно наблюдать, как главную сцену захватывают молодые артисты, в то время как легенды выступают на камерных площадках. Забавно находить пересечения тематики у авторов разных эпох. И, разумеется, всегда интересно слышать, как по-разному звучат дуэты и кавер-версии.

Молодой соул-певец из Лондона Sampha (его полное имя - Sampha Kamara, и его родители переехали в Британию из Сьерра-Леоне) презентовал на сцене Stravinsky свою футуристическую программу "Process". Сампа уже многое спел за свою недолгую карьеру: его голос звучит на пластинках Дрейка (Drake - “The Motion”, “Too Much”), Канье Уэста (Kanye West - “Saint Pablo”), Beyoncé (“Mine” ft. Drake) и FKA twigs (“Numbers”). Его обожают Фрэнк Оушен (Frank Ocean) и Coldplay. В 2010 году артист всего за неделю приобрел известность как самостоятельный автор, выпустив EP "Sundanza", на котором обозначил свой фирменный почерк: мягкий, меланхоличный глубокий вокал в сочетании с электроникой.
Певец вышел на сцену в компании барабанщика Пола Стэнли (Paul Stanley), электронщика Бена Уолкера (Ben Walker) и клавишника Джонатана Жевю (Jonathan Geyevu) - и сразу зарядил серию r'n'b номеров - от "Timmy's Prayer" с эмулятором волынки и нервной "Under", но постепенно, не теряя темпа, разогрелся и уже на пульсирующей параноидальной "Blood On Me" он достигает пика напряжения. Его голос тоскует и плачет, и зал ритмично качается в такт мелодии, словно укачивая свою боль. И, наконец, финальная, самая болезненная вещь - "Like the Piano", исполненная одиночества и печали, спетая под соло на клавишных. Цельный и эмоционально насыщенный сет.

Следом появилась Solange, с которой Сампа исполнил дуэтом “Don’t Touch My Hair”. Похоже, артистка в этот вечер находилась не в лучшей творческой форме: ее сет был довольно анемичным и невыразительным, было видно, что каждая песня исполняется чуть отстраненно, словно Соланж находилась мыслями в другом месте - даже в тот момент, когда спустилась со сцены, чтобы пожать руки слушателям. Жаль, что певица не использовала возможность заполучить в Монтре новых поклонников своего потустороннего вокала.

Технические неполадки почти на полчаса отодвинули старт следующего шоу. А дальше началось нечто любопытное: на сцене появились затянутые в кожу и латекс, в фуражках с кокардами, музыканты ритм-секции - и из-за кулис величаво выплыло чучело в плаще, сшитом из флагов разных стран. Адская фигура в высоком котелке и наморднике подошла к авансцене и слегка коснулась пальцами тачпада электронных барабанов. А потом начала раскачиваться и медитативно заклинать пространство под аккомпанемент ударных, вводя зал в транс и недоумение. Разумеется, когда маска и котелок были сброшены, под ними оказалась хитрющая физиономия Эрики Баду (Erykah Badu)!

Эрика - частая и любимая гостья Монтре. В 2012 году она презентовала здесь свою великолепную программу "New Amerykah part Two". Альбом вышел лишь спустя 2 года, но с тех пор новых альбомов певица не записывала, так что можно было ожидать существенного пересечения сет-листов. Однако Баду не была бы собой, если бы просто эксплуатировала успех предыдущего шоу. Она построила свое выступление как ретроспективу движения Baduizm - двадцатилетней истории экспериментов в области нео-соул и r'n'b,- от древней "On & On" до хип-хоповой “But You Caint Use My Phone” с цитатой из Дрейка. На заднике зажглась и начала пульсировать световая панель, на сцене появились бэк-вокалисты в стиле "Ночного портье" - и певица, ухмыльнувшись, скороговоркой представила себя: "Эрика Баду, также известная как аналоговая в цифровом мире, как черная в мире белых, как женщина в мире бесполых". Потом поинтересовалась: "Я впервые выступала в Монтре почти 20 лет назад - есть здесь двадцатилетние? Возможно, вас зачали под мои песни, ха-ха! А есть здесь те, кто был в зале 20 лет назад? - Неплохо! А тем из вас, кто здесь впервые, - я говорю "welcome" и приглашаю вас пристеннуть ремни, потому что ваше место у окна уже зарезервировано за мной.", - пошутила Эрика, выбивая пальцами вступление к "Window seat".

"Бадуизм это мой мир; мои слова всегда ясны и мы можем коммуницировать посредством моего звука", - продолжает певица свой монолог, чтобы прервать его душераздирающим мяуканием или сбить с толку хоровым пением а капелла. С Баду никогда не знаешь, как именно она себе представляет эту комуникацию, так что остается просто пританцовывать и хлопать в такт. Мастерство певицы заключается в том, что, вместо того, чтобы увеличивать накал и громкость по мере развития программы, она с ювелирной точностью применяет разнообразные вокальные техники, виртуозно держит паузу и искрометно шутит. Сет Баду стал настоящим украшением MJF. Крайне рекомендую сходить на ее концерт, даже если вам кажется, что вы уже знаете репертуар Эрики от начала времен.

12 июля - день лучших концертов фестиваля. В Montreux Jazz Lab весь вечер рвет танцпол швейцарский электронный дуэт Yello - одна из культовых групп 80-х, вернувшаяся на сцену, когда все уже отчаялись дождаться ее камбэка. Дитеру Майеру (Dieter Meier) недавно исполнилось 72 года, Борису Бланку (Boris Blank) - 65. Это - настоящая швейцарская музыка, с ее парадоксальными решениями, изобретениями и тонким юмором. Только представьте себе, что 13 альбомов Yello были проданы в мире совокупным тиражом 14 миллионов экземпляров - и последний из них, "Toy", был издан всего 2 года назад!
Их сет умудрился органично вместить в себя и авангард, и ретро; в нем нашлось место старому доброму "электрошоку" и нежнейшим пронзительным партиям. И, что особенно ценно, в перерывах между песнями Дитер устроил нечто вроде мини-лекций, рассказывая истории создания композиций и представляя всех участников концерта (12 человек, не считая Дитера с Борисом).

Дитер охотно рассказывает: "Много десятилетий назад я записывал в студии Клода Нобса свой первый панк-альбом. Точнее, это был сингл под названием "Cry For Fame" - это была моя первая панк-песня. И вот я снова здесь, спустя бог знает сколько лет. И вот вам моя программа на сегодня - "Do it"!
Живое исполнение этой программы оказывается на порядок интереснее и разнообразнее альбомных записей, во многом - за счет живой духовой секции (два саксофона, два тромбона и флюгельгорн). Они придают электронному звуку дополнительный объем. Под знакомый с детства бит на полном ходу пролетают "The Evening's Young", "Limbo", "Bostich", "Electrified", "Cold Flame"... А Дитер продолжает сыпать историями: "Мы ничего не знали о рекламе, наши песни отвергали все радиостанции. Но пять или шесть из них все же пробились в эфир - мы отправили их Фрэнки Крокеру, американскому радиодиджею. Фрэнки думал, что мы - двое черных парней с West Coast. Ну, и мы не стали его разубеждать". "Я хочу рассказать вам, как Борис сочиняет песни. Он сначала ищет правильный звук, а потом вокруг него конструирут композицию. Борис, покажи, как ты это делаешь" - и Борис действительно выстраивает мелодию, основанную на бэк-сэмплах в iPad.
В какой-то момент программа неожиданно начинает прирастать вокалистками: пару номеров исполняет малавийская певица Malia, продюсером которой стал Борис Бланк. В ее исполнении очень необычно звучит "The Rhythm Divine" - хит, известный нам в исполнении Билли Маккензи. "Малина - великий антерпренер и посол джаза", - церемонно замечает Дитер.
Еще один невероятно странный номер - инстурментальная композиция с элементами industrial, во время исполнения которой на экране крутится автомобильное колесо в разных фильтрах. Называется она "Time Tunnel", и создана при участии китайской вокалистки, студентки Fifi. История появления Фифи в семействе Yello больше похожа на сказку про случайные продюсерские находки - девушка прислала Бланку несколько своих композиций, Борис влюбился в ее голос и написал ей песню "Kiss a Cloud" - непривычно воздушную и неземную.
Заканчивается двухчасовая программа известной всем российским телезрителям "The Race". Старые электронные парни дадут сто очков вперед молодым коллегам, которые играли до них на главной электронной площадке Монтре. И мы уже мечтаем увидеть их столетний юбилей.

Shabaka & The Ancestors - мое недавнее открытие; в преддверии этого концерта я рассказала о нем, кажется, всем друзьям и коллегам. Дело в том, что из всей молодой лондонской джазовой сцены именно Шабака Хатчингс (Shabaka Hutchings) - музыкант, которому вновь удалось совершить удивительный поход в межжанровое пространство, объединив в своей игре "низовой" contemporary jazz Ист-Энда с музыкой Карибского бассейна, и сделать это органично и здорово. Его тенор-саксу подвластны все способы сломать слушателю шаблоны: от сумасшедшего импрова до "правильного", технически выверенного этно-джаза.

В этом турне Шабаке аккомпанируют музыканты из Иоханнесбурга, и встреча разных культур на сцене впечатляет. Вокалист Шиябонга Мтембу (Siyabonga Mthembu) - тоже из карибской диаспоры, и его работа со звуком - такое типичное шаманство. На всем протяжении концерта он повторяет мантру: "Burning the Republic of the Mind, not a Republic of the Heart - We need you, people, We need to feminize our politics, we need to liberate our land. We need you people. Black Lives Mattter". - бог знает, находят ли эти слова отклик у публики, но музыка завораживает.

Джаз Шабаки Хатчинса невероятно пластичен и смел; даже в его записях слышно, насколько музыканта способна увлечь зарождающаяся мелодия, как его уносит ритм. Его альбом "Wisdom of Elders" был записан буквально за один сессионный день, и живьем музыкант исполняет бесконечное количество его вариаций. Шабака пишет свои вещи сам, - и они агрессивные, яркие и спонтанные, с явным привкусом roots. Немало аплодисментов приходится и на ритм-секцию - южноафриканские барабанщик и перкуссионист великолепно сработались с басистом-поляком Ариэлем Зомонским (Ariel Zomonsky). Музыка не для всех, но я верю, что вам понравится.


И, наконец, London Grammar с их новым синглом “Rooting For You” - сумасшедше красивой вещью, на которой вокал Ханны Рид (Hannah Reid) проявился во всей красе. Дрим-поп трио 9 июня выпустило новый альбом "Truth Is a Beautiful Thing", и на нем Дэн и Дот (Dan Rothman - гитара, Dot Major - клавишные) разорились аж на симфонический оркестр. Но в Монтре ребята выступают в привычном составе, позволяющем оценить простоту новых песен. И вот спустя три вещи ты понимаешь: команде не удалось создать ничего принципиально нового, она просто эксплуатирует удачно найденный образ "группы печального образа".
При всей раскрученности хитов "Big Picture" или “Rooting For You” в часовой программе песни просто неотличимы друг от друга. Но подождем еще немного: возможно, команде просто нужно найти правильный концертный саунд для каждой композиции, так что уже к середине турне многие аранжировки будут звучать по-другому - такое с командой уже случалось, и это здорово.


Окончание репортажа - в следующем выпуске.

14.07.2017, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)