Dehlia DE FRANCE  "Мне все еще намекают, что девушка не способна справиться с электроникой!"

Delhia de France - о музыке и искусстве, трансформации тела и предубеждениях.

В Москву со своим сольным проектом едет Delhia de France – немецкая певица и художница, вокалистка группы Pentatones, в чьей поп-музыке находится место и электронике, и классической арфе. Накануне выступления в Доме архитектора 31 мая Delhia рассказала Звукам об электронной сцене в пост-социалистической Германии, татуировке на лице и женском коммьюнити в музыкальной индустрии.

- Я родилась в Восточной Германии – и думаю, это оставило свой отпечаток на том, что я делаю и как смотрю на мир. Люди в Восточной Германии меньше думают о деньгах. Это наследие социалистического режима – они больше ориентированы на свое сообщество и взаимопомощь, чем на деньги. Отголоски этого слышны даже сейчас. К тому же, в Восточной Германии созданы все условия, чтобы стать музыкантом: маленькая, но сильная сцена электронной музыки, много групп, активное музыкальное коммьюнити. Для меня это была такая гавань, из которой началось мое плавание в мир музыки. Я ходила в клубы, встречалась с людьми, начала участвовать в каких-то музыкальных проектах. Все это меня вдохновило двигаться в направлении электроники.

Группа Pentatones вышла из Университета Баухаус, где я училась. С самого начала мы старались не просто писать песни, но создавать целый артистический мир, в котором бы переплетались и дополняли друг друга музыка, visual art, видео, даже мейкап и костюмы. Искусство – комплексное явление, включающее в себя все эти элементы, которые находятся в постоянном взаимодействии. Поэтому мне так важно работать на грани разных форм искусства и надеяться, что публика примет это и будет взаимодействовать со всеми гранями того, что я делаю.

Фальшивая татуировка на моем лице – это, пожалуй, одна из самых безумных выходок в моей карьере. Темой альбома "Ourobos", для которого мы это сделали, была искаженная реальность. Нам казалось, что нет ничего странного в том, чтобы обложку альбома – черный круг – вытатуировать на лице, пусть и на время. Для нас это был своего рода перфоманс. Реакция людей нас поразила: они не только поверили в то, что татуировка настоящая, но и были реально напуганы этим. В обществе, которое, как нам казалось, было довольно-таки открытым и продвинутым, люди чувствовали себя некомфортно при виде девушки с черным кругом на лице.

В какой-то момент я поняла, что мне нужно начать принимать решения самостоятельно. Быть в группе очень классно: каждый участник привносит свои идеи, ответственность делится на всех, это здорово. Но я чувствовала, что больше не хочу компромиссов. Это начинается с процесса написания песен: я не хотела слишком много думать, хотела делать все более интуитивно и полагаться только на свои идеи. У меня было свое видение, и я начала сольный проект. Конечно, и голос, и я сама остались теми же, и то, что я делаю в группе и сольно во многом перекликается. К тому же, я все еще в процессе осознания, куда Delhia и идет и как она будет развиваться. По сравнению с Pentatones мое сольное творчество, пожалуй, чуть медленнее и еще более меланхолично.

В своем EP "Suavium" и визуальных материалах для него я хотела исследовать разные аспекты человеческого тела. Вместе с художником MXZEHN из Университета Баухаус мы сняли видео на сингл "Share A Breath", где два танцора своими телами создают пространство из линий и теней, и таким образом как бы переконструируют собственные тела в каком-то смысле. Вся эта идея для меня была в том числе о том, как освободиться: музыкально и с точки зрения лирики вся пластинка о любви. В тот момент мои романтические отношения только что закончились, и я чувствовала, что хочу исследовать свои границы и отношения с собственным телом, глубже погрузиться в тему трансформации тела, его превращения в объект искусства. Я сделала несколько видео на эту тему – они еще ждут своего часа.

Я – очень интуитивный музыкант, звуки меня вдохновляют. Иногда песня может развиться из одного лупа или синтезаторного звука. Когда я работаю с другими музыкантами, мне нравится устраивать джем-сессии. Потом я добавляю вокал, и лишь потом – пишу лирику. Иногда я просто сажусь за пианино и позволяю мелодии развиваться. Иногда сначала появляются слова – обрывки предложений и фраз, и я верю, что они пришли откуда-то – и я их использую. Меня вдохновляют самые разные люди из мира искусства, просто мои знакомые или знаменитости, в том числе женщины-музыканты: Элла Фитцеджеральд (Ella Fitzgerald), Эрика Баду (Erykah Badu), Ройшн Мерфи (Roisin Murphy), Бьорк (Bjork) и Кейт Буш (Kate Bush).

Я чувствую себя немножко между разными мирами. Я училась играть на классическом пианино, потом я занималась электронной музыкой, и мне всегда хотелось эти музыкальные миры совместить. Наверное, поэтому я использую в электронных треках пианино и арфу. Арфа - удивительный инструмент: ее звук такой хрупкий, и в то же время такой сочный и сильный, и диапазон звуков очень широк – арфа может звучать очень низко и очень высоко.

Иногда кажется, что музыка перестала развиваться, что все, что происходит – это бесконечная переработка старого. Но это не так. В последние годы поп-музыка стала слишком перепродюсированной, очень громкой, со множеством каких-то дополнительных элементов. Мне хочется оставлять в своих песнях больше воздуха.

Электронная музыка – это мужской мир, как и арт, где всегда доминировали мужчины. Мне все еще иногда намекают, что девушка не способна справиться с электроникой! Но это меняется. Многие организации, даже Ableton, продвигают женщин-продюсеров, и это хорошо. Наконец-то появляется больше девушек, которые делают классную музыку и получают свою порцию признания, отвоевывают свое пространство. Я состою в сообществе she said.so – это международная сеть женщин, работающих в музыкальной индустрии, которые помогают друг другу. Это круто – видеть, как женщины объединяются и становятся настоящей силой.

30.05.2017, Александра ПАНФЕРОВА (ЗВУКИ РУ)