ИЗ ЖИЗНИ  Step by Step: "почему ты все время такая милая?"

Регина Спектор без штанов, Стинг без стыда и совести, Агнес Обель и Dinosaur Jr. - в концертной колонке Сергея Степанова.

Свою неоднократно - но исключительно по делу - раздутую в этой рубрике репутацию фестивальной столицы континента Монреаль умудряется оправдывать даже лютой зимой, когда местная футбольная команда прячется от мороза под крышей Олимпийского стадиона, а школы и автомагистрали закрывают из-за метели. Об идущем в эти дни фестивале - он называется Montréal en lumière - я, кажется, еще не рассказывал, хотя давно пора: к тому же, в 2017 году в его программе хватало не только сезонных развлечений вроде спуска на санях по ледяной горке или интеллигентного пьянства у костров, но и концертов.

В числе многих, выступила на фестивале Агнес Обель (Agnes Obel) - базирующаяся в Берлине датчанка, чьих деликатно балансирующих на грани между фолком и классикой песен хватило на аншлаг в рассчитанном на 1500 зрителей Théâtre Maisonneuve. Вернувшись в Монреаль после трехлетнего отсутствия с обновленной программой (минувшей осенью у Агнес вышел хороший новый альбом "Citizen of Glass"), Обель извинялась за плохой французский (в качестве компенсации предъявляя свой на 50% франкофонный ансамбль), сетовала на отсутствие "настоящего" пианино и вообще многовато болтала - но стоило ей запеть, как все это легко прощалось.

Любительницей поговорить оказалась и Регина Спектор (Regina Spektor), приехавшая в Metropolis с туром в поддержку прошлогоднего альбома "Remember Us to Life" и в игривом настроении - с ходу признавшись, что она чувствует себя "словно во сне - из тех, где обнаруживаешь, что забыла надеть штаны". Не пройдет и пяти минут, как по адресу Регины Ильиничны прозвучит первое - и далеко не последнее в этот вечер - признание в любви. Не пройдет и десяти, как одна из зрительниц во весь голос задастся заставшим артистку врасплох вопросом: "Почему ты все время такая милая?!"

Справедливости ради, в концертном конферансе Спектор объективно много пауз, растирания ладоней и глотков воды - располагавших и к громким признаниям, и к диалогу с залом. Его самыми яркими моментами оказались рассказ о походе на выставку Шагала в местном музее изящных искусств (вывод Регины: "нам всем стоит читать меньше новостей и делать больше кукол"), неминуемый трибьют местному колоссу Леонарду Коэну ("жившему сначала здесь, затем везде, а теперь в вечности"), за которым последовала кавер-версия "Chelsea Hotel #2", и, наконец, выпаленные в экстазе слова "Я не могу поверить, что это - моя работа. Спасибо вам всем!"

Сидя за пианино (которому аккомпанировали виолончель, клавишные и ударные) и играя свои главные песни разных лет, от "Us" и "Après Moi" (где особенно бурной реакции зала удостоились, представьте себе, стихи Пастернака) до "Don't Leave Me (Ne Me Quitte Pas)" и "You've Got Time" (из заставки телесериала "Оранжевый - хит сезона"), Спектор покорила поклонников и очаровала неофитов (хотя последних, кажется, не было), а кульминацию своего обаяния оставила, как и полагается, на бис. Запнувшись в финальной "Samson", Регина попробовала было ее продолжить, окончательно забыла ноты, вспомнила собственную шутку о сне и штанах, допела куплет a cappella - и только потом вспомнила, что к чему.

Если Регина Спектор показалась образцом искренней непосредственности, то Стинг (Sting) продолжает выглядеть королем холодного (пусть и, как правило, блестящего) расчета. Став хозяином Metropolis ровно через сутки после Регины, вернувшийся к рок-н-ролльным корням и камерным по его меркам площадкам певец мой любимейший установил в самом востребованном зале города порядки, каких там сроду не видывали: от зверских цен на билеты до пронумерованных везде, кроме танцпола, мест.

Но самый хитрый фокус тура имени альбома "57th and 9th" Стинг исполняет в самом начале каждого концерта - выходя с балладой "Heading South on the Great North Road" (одной из сильнейших на пластинке) и по сути вынуждая слушать оба следующих за ней разогрева. Первый начинается, когда Стинг еще на сцене: к нему присоединяется сын Джо Самнер (Joe Sumner), за многие годы выступлений на одной сцене с отцом так и не придумавший себе менее унизительное занятие. Больше не возглавляющий группу Fiction Plane Джо развлек всех старательным копированием известно чьих вокальных интонаций и спел всего три песни - но, казалось, находился на сцене целую вечность.

Немногим лучше были и The Last Bandoleros - аккомпанировавшие Стингу на "57th and 9th" гости из Сан-Антонио, полчаса лабавшие номинально бодрый, но по сути довольно унылый Tex-Mex (на последней песне виновник торжества присоединился и к ним). Этот семейно-дружеский междусобойчик (он же - аттракцион неслыханной для артиста щедрости) продолжился и с началом основного сета: бессменный гитарист Стинга Доминик Миллер (Dominic Miller) устроил к нему собственного сына - тоже гитариста - Руфуса, тогда как Джо нашлось место на подпевках, а The Last Bandoleros и вовсе пошли вразнос (ну конечно, песням "Fields of Gold" и "Shape of My Heart" все эти годы недоставало именно аккордеона - или, как его называют в Техасе, "squeeze bag").

Расщедрившись лишь на пару очевидных моментов истины в течение первого часа (стартовая "Synchronicity II", перепетая Джонни Кэшем и оттого являющаяся особым предметом авторской гордости "I Hung My Head"), шоу откровенно преобразилось во второй половине. Все наладилось на "Message in a Bottle" и пошло по нарастающей - да так, что даже вернувшийся к микрофону спеть "Ashes to Ashes" Дэвида Боуи (David Bowie) Самнер-младший особо не раздражал. Как ни крути, а "Walking on the Moon", "So Lonely" и "Roxanne" не испортить ничем (а аккордеон в них благоразумно не совался) - и хотя заявленное возвращение к корням свелось таким образом к давно знакомой формуле "полдюжины новинок + the best of The Police", работает она по-прежнему лучше новых двух.

На второй бис Стинг вышел с намерением спеть "что-нибудь тихое и вдумчивое" и, разумеется, не преминул напомнить, что попадающая под это определение "The Empty Chair" недавно номинировалась на "Оскар" и исполнялась им на соответствующей церемонии - но вовремя сместил акцент с себя любимого. Напомнив еще и о том, что мы живем во времена, когда "пресса в опасности" (документальный фильм, для которого была написана песня, рассказывает о казненном террористами американском фотожурналисте Джеймсе Фоли), Стинг сорвал последние овации вечера - порядочно затянутого, но в целом, как водится, ударного.

Что-то подобное мне хотелось бы сказать и о концерте живучих альт-рок-ветеранов Dinosaur Jr., но с него я сбежал примерно на десятой песне - до того отвратительно их было слышно (хуже, чем прошлым летом на променаде на Кони-Айленде, когда я слушал их из-за забора, застряв в очереди на вход в тамошний амфитеатр). Успев понять, что больше всего в сетлисте песен с нового альбома, и еле-еле дождавшись "Feel the Pain", я принял волевое решение не мучить себя дальше и настраиваться вместо этого на концерты, которые заполнят паузу между последним и следующим монреальскими фестивалями. Благо их, как всегда, немало.

В следующих выпусках колонки:

- The Jesus and Mary Chain @ Massey Hall
- The xx @ Parc Jean-Drapeau
- Nick Cave and the Bad Seeds @ Metropolis
- Franz Ferdinand @ Metropolis
- U2 @ Roger Centre

Автор рубрики - кино- и музыкальный обозреватель Сергей Степанов, с 2006 года живущий в Монреале и более или менее исправно рассказывающий о том, что он увидел там и оттуда за последние недели.

27.03.2017, Сергей СТЕПАНОВ (ЗВУКИ РУ)