Боб Дилан (Bob Dylan), в 2016 году ставший Нобелевским лауреатом, не явился на вчерашний торжественный прием в Стокгольме по случаю присуждения ему премии, однако отправил Нобелевскому комитету речь, которую на прошедшей церемонии от его имени зачитала Азита Раджи, посол США в Швеции. Звуки публикуют полный перевод речи.

"Всем добрый вечер. Я тепло приветствую членов Шведской академии и всех прочих достойнейших гостей, присутствующих сегодня на церемонии.

Простите, что не могу быть с вами лично, но будьте уверены, что душой я сегодня с вами и почитаю за честь получить столь престижную награду. Я не мог себе даже вообразить, что мне когда-либо присудят Нобелевскую премию по литературе. С малых лет я читал и впитывал труды тех, кто был удостоен такого знака отличия: Киплинг, Шоу, Томас Манн, Перл Бак, Альбер Камю, Хемингуэй. Эти гиганты литературы, чьи работы изучают в школах, хранят в библиотеках, о ком говорят с благоговейнием, всегда оставляли глубокое впечатления. Ощущения от того, что теперь к этому списку имен присоединился я, нельзя описать словами.

Не знаю, считали ли эти мужчины и женщины себя достойными Нобелевской премии, но думаю, что любой, кто садится за книгу, стихотворение или пьесу, втайне лелеет эту мечту. Возможно, она погребена так глубоко внутри, что они даже не осознают этого.

Если бы кто-либо когда-нибудь сказал мне, что у меня есть хоть малейший шанс получить Нобелевскую премию, я бы решил, что это так же вероятно, как то, что я буду стоять на Луне. Строго говоря, в год моего рождения и еще несколько лет после этого в мире не нашлось тех, кого сочли бы достойным Нобелевской премии. Так что я понимаю, в какой малочисленной компании отныне нахожусь, и это еще мягко сказано.

Удивительные новости [о присуждении премии] застали меня в пути, и мне понадобилось несколько минут, чтобы переварить их как следует. Я стал размышлять о Уильяме Шекспире, великой фигуре для литературы. Полагаю, что сам он считал себя театральным режиссером. Ему и голову могло не прийти, что он занимается литературой. Его слова предназначались для сцены, а не для чтения. Когда он писал "Гамлета", я уверен, он думал о множестве разных вещей: "Какие актеры больше подойдут на эти роли? Как нам это поставить? Стоит ли делать местом действия пьесы Данию?". Его креативное видение и амбиции несомненно занимали его разум в первую очередь, но кроме того ему приходилось думать о более приземленных вещах. "Достаточно ли у нас денег? Хватит ли в зале хороших мест для наших покровителей? Где я возьму человеческий череп?". И я думаю, что самое последнее, о чем мог размышлять Шекспир, это вопрос: "Это правда литература?"

Когда я подростком начал писать песни, и даже стал получать какое-то признание своих способностей, мои желания так далеко не заходили. Я считал, что мои песни будут слушать в кофейнях и барах, а потом, может быть, в местах вроде Карнеги-холла или лондонского Палладиума. Если бы я совсем размечтался, я мог бы представить, что запишу свои песни и их начнут ставить на радио. Вот каким я видел главный приз. Записываться и слышать свои песни по радио - это означало бы, что ты обращаешься к большой аудитории, и это дает тебе право продолжать заниматься тем, для чего ты создан.

Что ж, я уже давно занимаюсь тем, для чего был создан. Я записал десятки пластинок и сыграл тысячи концертов по всему миру. Но жизненно важным центром почти всего, что я делаю, всегда были песни. Они нашли место в жизни многих людей из многих, очень разных культур, и я благодарен за это.

Должен вот о чем обязательно сказать. Мне доводилось выступать и для 50 тысяч человек, и для 50 - и поверьте мне, для 50 играть куда сложнее. 50 тысяч сливаются в одно целое, а с пятидесятью такой фокус не проходит. Каждый из них - личность, у каждого внутри - свой мир. Испытанию подвергаются твоя честность и то, насколько она соотносится с твоим талантом. Так вот, я не забыл, что в Нобелевский комитет входит совсем немного людей.

Но как и Шекспир, я зачастую слишком занят своим творчеством и всеми рутинными вопросами, которые его окружают. "Какие музыканты смогут лучше сыграть эту песню? Правильную ли студию я выбрал для записи? Эта песня - она в нужном ключе?". Некоторые вещи не меняются, даже через 400 лет.

И ни разу в жизни я не спрашивал себя: "А мои песни - это литература?"

Так что я благодарю Шведскую академию - и за то, что она озаботилась этим вопросом, и за то, что, в конце концов, дала на него такой прекрасный ответ.

С наилучшими пожеланиями,
Боб Дилан".

11.12.2016, Дед ЗВУКАРЬ (ЗВУКИ РУ)

Bob DYLAN

Дата рождения:

24 мая 1941