ТЕХНИКА  Мобильные рингтоны

Мелодии, устанавливаемые на телефон в качестве звонка становятся всеобщим помешательством. И источником заработка для лейблов.

Массовым помешательством начала нулевых стали рингтоны — мелодии, устанавливаемые на телефон в качестве звонка. Еще в начале 90-х примитивные midi-джинглы зазвучали из пейджеров и первых телефонов японских марок NEC и Denso. Примерно тогда же в модели Nokia 2110 появилась знаменитая мелодия "Nokia Tune" (фрагмент из произведения гитариста-виртуоза Франсиско Таррега "Grand Vals"). Но превращение рингтонов в доходный бизнес случилось уже в новом веке, и способствовала этому компания Yamaha, выпустившая в 2000 году 16-голосый полифонический чип Yamaha MA-2, способный воспроизводить сложные музыкальные формы. Чип работал с особым форматом SMAF, объединяющим MIDI и FM-данные, сэмплы и волноформы.

Производители телефонов поначалу прохладно отнеслись к идее, которая, хоть и была соблазнительной, сулила значительное увеличение себестоимости устройств. Только японские и некоторые корейские производители, осознававшие потенциал идеи (они уже были первопроходцами в деле продажи монофонических рингтонов), начали внедрение полифонии в свои устройства. В ноябре 2000-го почти на 9% мобильных телефонов звучала полифония.

Предсказание журнала Popular Electronix, в 1956 году писавшего, что в будущем "телефоны будут "звонить" мелодиями", начинало постепенно сбываться. Бренд Nokia вовсю обсуждал с финской телекоммуникационной компанией Radiolinja идею нового сервиса по доставке платных рингтонов. С этим надо было торопиться — корейский и немецкий гиганты Samsung и Siemens уже представили первые телефоны, способные воспроизводить mp3 (правда встроенной памяти хватало всего на пару композиций) и не за горами (как потом покажет история) было появление реалтонов — живых кусочков музыки на звонке, а затем и устанавливаемых пользователем песен.

Уже в 2002 году 30% всех отправляемых смс в Европе были покупкой рингтонов. Рынок оценивался в миллиард долларов — компании вроде Phat Tonez и YourMobile продавали по 4,5 звукозаписей в квартал, а последняя даже судилась с британским лейблом EMI.

С появлением технологии реалтонов, т.е возможности устанавливать на звонок живые звуки пестрым цветом расцвел телефонный аудиобрендинг, выросли доходы аудиоиндустрии и даже появился жанр рингтон-рэпа.

Если во времена midi и smaf технологий лейблы странно косились на рынок рингтонов, который всегда был наполовину пиратским (в мелких магазинах Гонконга еще в 90-е можно было приобрести 15-секундые миди-записи по 10 долларов за штуку, а пособие по самостоятельному созданию рингтонов стало книжным бестселлером в Японии в 1997 году), то в середине нулевых мейджоры начали всерьез лицензировать отрывки мелодий из своего бэк-каталога.

Больше остальных преуспели на этом поприще Jamba!/Jamster, заработавшие миллионы (конечно, не только на рингтонах) при помощи мультяшного лягушонка Crazy Frog. Примерно тогда же в Америке появился жанр рингтон-рэпа — записываемых малоизвестными рэперами треков, рассчитанных на быструю популярность за счет средней руки "хука". Продажи хип-хоп-рингтонов начались в 2004 году и достигли своего пика в 2007 — тогда прибыль от них составляла около 881 миллиона долларов. Для многих рэперов запись таких треков – была самой быстрой дорожкой в чарты Billboard. Так, например, хип-хоп команда из Атланты D4L в 2005 году продала 3 миллиона копий композиции "Laffy Taffy" и получила первое место в горячей сотне на волне "телефонной" популярности своего трека. Синтезатор, звучащий на протяжении всей песни и сопровождающий её размеренный бит, делали композицию идеальным звонком для мобильников.

"Рингтоны — это всего лишь способ нашего потребления музыки", — писал обозреватель журнала XXL, — "артисты одного хита никуда не денутся. Дело в том, что при современном обилии информации их слава будет проходить еще быстрее — буквально через пару минут их имен уже никто не вспомнит. С другой стороны, такими темпами вы вряд ли даже заметите их появление".

Некоторые производители не пошли на поводу у рынка, а сделали ставку на узнаваемость, повторив ход, некогда прославивший Nokia. Так, Стив Джобс заказал немецкому учёному и композитору Герхарду Ленгелингу, профессионалу в теории звуковых волн, сделать несколько вариантов фирменных мелодий для iPhone. Из получившихся 25 вариантов, создатель "Макинтоша" выбрал звонок Marimba — приятный и гармоничный по звуку (Джобс всегда не любил раздражающие звуки, в особенности Nokia Tune). С тех пор этот рингтон сделался элементом аудиобрендинга фирмы, его можно слышать в рекламе и кинофильмах.

Индустрия рингтонов и реалтонов просуществовала недолго — этот сегмент рынка перестал приносить серьезные доходы уже в конце нулевых. Этому, в первую очередь, способствовали производители техники и большие корпорации вроде Google. В появившейся в 2008 году первой версии системы Android была функция установки песни из памяти устройства на рингтон. На iPhone это можно было сделать методом синхронизации устройства с iTunes.

По большому счету, смерти рынка рингтонов поспособствовали все — от сотовых операторов до правообладателей. В какой-то момент и операторы связи, и маленькие фирмы, и мейджор-лейблы начали торговать музыкой для звонка. Использовался агрессивный маркетинг - так лейбл Jamster! вложил в рекламу "Лягушонка" 8 миллионов евро и под видом рингтона продавал подписку на свои сервисы. Закончилось все тем, что пользователи попросту устали от популярных мелодий в качестве звонка и все чаще устанавливали встроенные производителем или использовали вибровызов.

Так или иначе, рынок рингтонов стал для музыкальной индустрии одним из тех маленьких маячков, что осветили дорогу тотальному переходу на цифру, как методу потребления. Если пользователь был готов заплатить доллар за короткую мелодию для звонка, значит, он готов платить 12 — за альбом любимого исполнителя или подписку на стриминг. Так оно и оказалось.

15.12.2016, РЕДАКЦИЯ (ЗВУКИ РУ)