Олег КИРЕЕВ  "Как живешь - так и играешь"

Джазовый музыкант Олег Киреев рассказывает о своем русско-американском альбоме, номинациях на Grammy, мировых гастролях и о том, как записать альбом с легендами.

Общаться, разговаривать, интервьюировать и даже выпивать c обладателями награды Grammy мне приходилось много – моими собеседниками в разное время становились Chick Corea, Herbie Hancock, Joss Stone, Dee Dee Bridgewater, Kronos Quartet, New York Voices... А вот с российскими лауреатами и номинантам пока не приходилось. Представьте себе мое удовольствие, когда я узнал, что российский джазовый саксофонист Олег Киреев номинирован на знаменитый "граммофон" за свой альбом "The Meeting"! Олега я знал давно, в 2000 году, даже пытался привезти его на Ереванский джаз-фестиваль и с тех пор продолжал с интересом наблюдать за его творчеством. Олег всегда привлекал своим умением легко (чисто внешне, конечно, что творится у него в душе в этот момент, не дано знать) и успешно переключаться с contemporary jazz на этно. Его 16 альбомов, начиная с 1989 года, такие разные – от камерных дуэтов с гитаристом Александром Виницким до этно-джаз ансамбля Орлан, от мейнстрима с американскими музыкантами до экспериментального с российскими, слушаются с одинаковым интересом и удовольствием. Его вкус, фантазия и, конечно, удивительный звук саксофона – иногда хриплый, иногда взрывной, но всегда мощный и красивый, - интересны в каждой записи и в каждом выступлении Киреева.
Работа Олега Киреева "The Meeting" с американскими музыкантами (да еще какими!), записанная на американском же лейбле Inarhyme, - это уже вторая номинация Олега на престижную награду. В предверии большого концерта группы Олега Киреева в Международном доме музыки мы связались с героем дня и попытались выяснить, как создаются альбомы-номинаты и что чувствует сам автор.

Звуки: Олег, поздравляем с номинацией! Какие чувства вы испытываете?
Олег Киреев: Спасибо за поздравление! Чувства, как обычно у нормального человека, зависят от многих факторов, в том числе и от хороших новостей. Только прилетел из Владивостока с "Орланом" с фестиваля - зал татаро-башкирской музыкой порвали. А прямо перед моим отъездом у меня в машине выбили стекло и украли комп. У меня там вся переписка, музыка... Это человеки такие глупые, типа меня, все думают, что вокруг - как в старые времена, "с открытыми дверями". Расслабился, короче. Жестокий урок.

Звуки: Сочувствуем. Надеемся, что воров найдут. Давайте поговорим об альбоме. У вас ведь получился не просто альбом, но и суперсостав!
Олег: Это правда. Музыканты, которые приняли участие в записи альбома "The Meeting", - настоящие звезды мирового джаза, выдающиеся американские музыканты. Это, в первую очередь, легенда, трубач Том Харрел, Бен Уильямс (Ben Williams), он играет на басу в Pat Metheny Group), барабанщик И Джей Стрикленд (E. J. Strickland, квартет Рави Колтрейна, сына Джона Колтрейна) и мой друг и партнер, блестящий пианист и композитор - Кит Джаворс (Keith Javors).
Легендарный трубач Том Харрел ( Tom Harrell) сильно украсил наш альбом. Я помню еще в 1998 году на крупнейшем европейском фестивале Jazz Jambory в Варшаве, он вышел вместе с супер-саксофонистом Филом Вудсом. Я был в зале с несколькими тысячами слушателями и зрителями и был потрясен звуком его инструмента: обволакивающий, нежный, с полетными и яркими мазками фраз…. Я и представить в то время не мог, то через много лет мы будем сидеть рядом, плечом к плечу, в студии и он будет играть мои композиции! Чудеса бывают!
Ну и конечно же, я хочу вам рассказать о моем друге, партнере и сопродюсере, пианисте Ките Джаворсе. В первую очередь, это очень тонкий человек и музыкант, который с первого знакомства, своими композициями и творческими идеями оказался настолько близок моему пониманию мира джаза и композиторского мышления, что сразу возникло желание совместного сотворчества.

Звуки: А как вообще находят таких музыкантов для совместной работы?
Олег: С Китом мы познакомились через интернет, в то время, когда я был арт-директором одного модного московского клуба в центре Москвы. В то докризисное время к нам в клуб приезжали очень часто большие музыканты: Джошуа Редман, Джордж Кейблз, Бастер Уильямс, Ленни Уайт, Скот Хамилтон и многие другие музыканты из США и из Европы, даже вспомню всех! И, конечно же, приехал Кит Джаворс, с кем мы начинали наши творческие эксперименты. Наша взаимная музыкальная симпатия вылилась в совместные гастроли в России, Польше и США, где мы выступили на нескольких престижных площадках, - таких, как Blues Alley в Washington D.C., в нью-йоркских клубах Iridium и Smals и так далее. А в 2010 году у нас выходит альбом под названием " Rhyme and Reason" в США. Его много играли на джазовых радиостанциях в США и он получил там много положительных рецензий. И когда в 2016 году состоялась запись альбома "The Meeting", c Томом Харрелом и "нью-йоркскими котами", летом 2016 года мы попали в Топ 50 американских радиостанций.

Звуки: Чья была идея записать альбом вообще и с таким репертуаром, в частности? Как происходил отбор композиций?
Олег: В обоих случаях (я имею в виду и первый и второй наш альбом с Китом) был заложен принцип партнерства, который я сразу предложил - половина его авторской музыки, половина моя... ну, и некоторые стандарты.

Звуки: У вас есть любимые стандарты? Как "рыбак узнает рыбака"?
Олег: Стандарты - это же старые добрые американские песенки. Хотя с развитием джаза палитра стандартов расширилась и появились "вечнозеленые мелодии" от Чарли Паркера, Майлса Дэвиса и других. Для джазмена это обязанность - знать много стандартов, то есть все эти "рыбаки" - в одной лодке...

Звуки: Как характер Кита сказывается на его музыке?
Олег: Кит романтик, как и я. И это хорошо слышно и в его, и в моих композициях и в наших индивидуальных соло. Что есть джаз? - Это состояние… И каждый музыкант - это рассказчик,- ну, конечно, если он не просто ремесленник, вынужденный просто зарабатывать себе на жизнь этим делом. Я говорю про Музыку и Искусство.

Звуки: Насколько мы знаем, это ваша вторая номинация на Grammy. Вы нашли нужную точку, куда надо бить?
Олег: Я всю жизнь играю музыку в различных вариантах -будь то это чистый американский джаз, этно-джаз или world music, авангард или поп-джаз, - абсолютно не заботясь о "точках". В любой музыке есть Музыка - вот я ее и играю!

Звуки: Как вы оцениваете вклад в создание альбома?
Олег: Каждый настоящий музыкант, будь то концерт или запись, в силу своего мастерства, интеллекта и художественного замысла всегда вкладывается по полной. Тут единая музыкальная команда, которая создает произведение. Мы с Китом всегда партнеры - как и должно быть в Большой Музыке.

Звуки: Не думали записать с ним что-нибудь из башкирского джаза? Как думаете – он сможет?
Олег: Кит Джаворс - супер-профессионал, и если бы он играл в нашем этно-джазовом ансамбле "Орлан", то, конечно , через несколько репетиций влился бы к нам отлично - тем более, это тоже джаз.

Звуки: Кстати, вы легко переключаетесь с одного на другое?
Олег: Как писал американский критик, "Киреев ломает все мыслимые барьеры жанров." В основе любой музыки важна мелодия, а в каком стиле и как играть - это просто и естественно.

Звуки: Вы много гастролируете со своей этно-джазовой программой. Как такую музыку воспринимают в странах, далеких от подобной культуры?
Олег: Я никогда не встречал ни одного народа, не отвечающего на ритмическую музыку. "Орлан" насыщен полиритмами и драйвом! Когда Мы выступали на Манхеттене 2 года назад в престижном Symphony Space, в зале были почти все американцы и их восприятие башкирского джаза были феноменальным! Взаимная радость и открытие разных континентов происходило прямо во время джазового действа.

Звуки: Мне часто приходится говорить с западными музыкантами, американскими, в частности, и обычно они плохо понимают, что имеется ввиду под термином этно-джаз. Как Вы думаете, почему?
Олег: Потому что для американских музыкантов этно-джаз - это их родной джаз со времен рэгтайма. Многие считают, что джаз могут играть только черные музыканты - а как же Чет Беккер, Джо Завинул, Стэн Гетс и многие другие выдающиеся музыканты с другим цветом кожи?!

Звуки: А вообще имеет право на жизнь термин "башкирский джаз", "армянский джаз", "русский джаз"? Очень многие против таких определений, утверждая, что джаз может быть только американским. По принципу It Don’t Mean a Thing If….
Олег: Начнем с армянского джаза и вообще армянского искусства в широком смысле. На поверхности лежат ответы и примеры: в классике - Арам Хачатурян, в эстраде - Орбелян, не знаю таких больших примеров, к сожалению, в джазе, но уверен - они есть! Тем более, я дружу с музыкантами, не только джазовыми, армянами - почти все они безумно талантливы. Эта же аналогия приемлема ко всем национальностям. Вопрос только в том, настоящее это искусство, или "буря в стакане". Вспомните Яна Гарбарека, например. Хотя джаз - это, конечно же, в Нью-Йорке.

Звуки: Отличается ли характер работы и темы, которые вы в ходе гастролей обсуждаете с музыкантами из разных стран и составов?
Олег: Обсуждаем музыку. Шутки шутками, а когда у тебя в составе все музыканты, думающие о творчестве, то и все мысли разговоры о ней, прекрасной. Единственное, что сильно в этих гастролях заметно - как менялась музыка в зависимости от музыкантов ритм-секции в разных странах. Ну и, конечно же, the best были нью йоркские музыканты…

Звуки: Как ваш диск попал в номинацию? Кто его представил?
Олег: Альбом "The meeting" прошедшим летом был в топе 50 американских радиостанций целых 8 недель. И достиг почетного 25 места, оставив позади многих мэтров - простите за нескромность, но это факт. Логично, что выпустившая альбом американская фирма Inarhyme records подала заявку на эту престижную премию.

Звуки: Сейчас вы вновь в турне со своим постоянным коллективом. Как складывался состав "Орлана" и что вас удерживает вместе все эти годы?
Олег: "Орлан" и раньше, в совке, был уникальным коллективом, который творил по велению сердца - музыку Урала, Башкирии, и мою авторскую музыку в народном духе скрещивал с джазом во всех современных стилях. Наш "золотой состав" сформировался еще в конце 80-х, и только в 2011 году музыканты основного состава, поработав по миру, вернулись к истокам, снова вместе. И как когда то Арсенал Алексея Козлова творил от филармонии Калининграда, так и мы работаем от Башкирской филармонии - у нас статус государственного коллектива. Ну, и дружба, проверенная годами, тоже важна.

Звуки: Что для вас важно в человеке, с которым вы стоите на одной сцене?
Олег: В первую очередь - энергетика, музыкальность... и, как показывает практика, прекрасные человеческие качества. Я всегда говорю: как живешь - так и играешь, хотя в мире есть и исключения из этого правила.

Звуки: Для сегодняшнего состояния российского общества такие транснациональные проекты и дуэты, как у вас, – редкость. Во многом это диктуется внутренней и внешней политикой, во многом – кризисом музыкальной индустрии в стране. Почему вам так важно продолжать музыкальный диалог?
Олег: Хорошо сказал президент джазовых журналистов США: "Во время, когда в мире сложные социально-политические отношения между странами, альбом "The Meeting" радует слушателей во всем мире." По моему, хорошо сказал. Со своей стороны скажу: никогда культурные связи и человеческие отношения не прервутся никакой оголтелой политикой - ни с той, ни с этой стороны. Сила искусства в правде, а она - истина.

Звуки: Что вы будете делать, если, дай бог, получите Грэмми?
Олег: Как обычно - продолжать играть музыку и учиться каждый день жизни!


Со времени первого контакта и увлечения музыкой Олега Киреева и его "Орлана" прошло 16 лет. Пора повторить попытку и пригласить его в Ереван уже в статусе обладателя Grammy. А пока слушайте ансамбль в Москве.

Олег Киреев и ансамбль Орлан
шоу "Башкирский караван"
Театральный зал Московского дома Музыки
30 ноября, 20.00

16.11.2016, Армен МАНУКЯН (ЗВУКИ РУ)