ФЕСТИВАЛЬ  Park Live 2016: осталось только Тушино

RHCP, Лана Дель Рей, Джон Ньюмен и The Kills на фестивале Park Live.

Переформатировавшись из многодневного музыкального марафона на ВДНХ в серию стадионных концертов с ярко выраженным хедлайнером и не самыми последними людьми на разогреве, московский Park Live, возможно, потерял в разнообразии, но уж точно не в качестве организации. И это едва ли не самое важное, особенно на фоне тревожных фестивальных новостей последних недель: Park Live остается прежде всего событием для людей и про людей, а не костром спонсорского тщеславия или учебным мероприятием для органов правопорядка. Пожалуй, единственное, что не удалось организаторам по-настоящему - перебороть прихотливую акустику домашней арены "Спартака". Стадионный ревер хорош для распева трибун на московском футбольном дерби, а вот концертному звукорежиссеру он разве что добавит пару седых прядей на голове. И если прилегавшая к сцене фанзона еще легко отделалась, то в некоторых местах танцпартера можно было услышать, как с задержкой в секунды полторы из динамиков приходят барабаны - не самый приятный эффект, уж поверьте. В остальном же, в том что касается входа и выхода, обустройства фудкорта и лаунж-зоны, трансляции видео и работы стюардов и полицейских, Park Live действительно удержал уровень.

Суббота: Nothing But Thieves, The Kills, Red Hot Chili Peppers

Едва ли стоило ожидать, что тушинская арена заполнится уже к 4 часам дня, когда на сцену должны были выйти первые участники фестиваля, британцы Nothing but Thieves. Но те, кто пришел, вряд ли почувствовали себя обманутыми: рок-н-ролльный пафос и напористость вчерашних дебютантов для открытия шоу подходили более чем. Foals, ранние Muse, поздние Queens of the Stone Age, U2 образца "Achtung Baby" - Конор Мейсон и его коллеги, которым явно забыли рассказать, что рок мертв, хватаются за все подряд, не брезгуя также хардроковыми соляками и совсем уж по ГОСТу сочиненными рок-балладами. При этом какое-то подобие собственного почерка у квинтета все равно прорезается. В обойме NbT пока всего один альбом, вышедший меньше года назад - его и сыграли почти целиком, разбавив сетлист беспроигрышным и явно воодушевившим разомлевшую публику кавером на "Where Is My Mind?" Pixies. И хотя это была единственный момент, когда зрители подпевали группе, не вижу причин, почему через год-два она не смогла бы собрать уже на сольном концерте в Москве несколько сотен осведомленных фанатов в застиранных футболках Biffy Clyro.

Если Nothing but Thieves приехали в столицу чуть раньше, чем стоило, то The Kills - позже. Страшно подумать, но с тех пор, как Элисон Моссхарт впервые объявилась в эфире местных радиостанций (как приглашенная вокалистка в песнях Placebo и Primal Scream), прошло уже 10 лет, и разумеется, интерес к группе с тех пор поугас. С другой стороны, сама группа, обзаведшаяся в дополнение к драм-машине полноценной ритм-секцией из плоти и крови, хуже не стала, да и песни с ранних альбомов в пробивной мощи не потеряли. Не по погоде тепло одевшейся Элисон больше не нужно компенсировать страх перед сценой звериной яростью, но маску холодной стервы она носит так же эффектно, как и прежде, лишь однажды за 80 минут сета позволяя себе улыбнуться. The Kills напоминают асфальтовый каток - раскочегариваются медленно, но как только наберут ход, на пути лучше не стоять. Пожертвовав парой хитов ("U.R.A. Fever" и "Kissy Kissy"), вынесенных в начало сета, когда группа еще только приноравлилась к звуку, Джейми Хинс и Моссхарт уже через полчаса могли наслаждаться электричеством, которое пошло по первым рядам. Концовка и вовсе была гроссмейстерской: вслед за "That Love", сыгранной Элисон сольно и в акустике, The Kills выдали псевдо-бис со свежим синглом "Siberian Nights" и видавшей виды "Fried My Little Brains". Те, кто годами честно ждал возможности увидеть группу в России, если и могут на что-то посетовать, то разве что на отсутствие другой циничной нетленки - "Fuck The People".

Пропустив по техническим причинам выступление Сплин (оно, кажется, запомнилось только заменой Propellerheads на Tequilajazzz в песне "Мое сердце" - ну, тоже апдейт), перейдем сразу к героям снобской шутки Ника Кейва, которую в последние годы не вспоминал разве что ленивый: "Всякий раз, когда я спрашиваю, что это за говно играет по радио, ответ один и тот же: "Red Hot Chili Peppers". И ладно бы Кейв, но полупрезрительное отношение к группе, закрывавшей первый день Park Live, к середине "десятых" приобрело настолько нездоровый оттенок (скажем, меньше месяца назад сайт Steregum выпустил издевательский листинг с названием "9 неотстойных песен RHCP" - и это только один пример). Как если бы "перцы" готовились сменить Nickelback на посту главного жупела рок-музыки. С чего бы это? Понятно, что группа понемногу бронзовеет, заняв свою нишу, а кто хотел увернуться от такой участи, давно покинул корабль - последним был Джон Фрусчанте, ныне выпускающий эзотерическую электронику, весьма далекую от альбома "Californication". Но во-первых, в самом процессе бронзовения ничего постыдного нет (проблема обычно в другом: мало кому удается стареть солидно и достойно). А во-вторых, миссия RHCP чуть ли не с момента основания формулировалась словами "Смех и радость мы приносим людям". И они продолжают, что называются, исправно доставлять: будь то дуэль ударника Чэда Смита с похожим на него как две капли воды комиком Уиллом Феррелом или версия американского гимна в исполнении Фли, недавно сломавшая мозг многим его соотечественникам. Более того, судя по инциденту на белорусской таможне, когда RHCP заставили расписаться на мерче Metallica, музыкантам даже не приходится искать приключений - приключения находят их сами.

Выход первого за пять лет альбома "The Getaway" отнюдь не был формальным поводом закатить очередной тур. Даром, что обязательную программу RHCP местами исполняли в ключе "кто в лес, кто по дрова", заметно было, что к новым песням группа относится с пиететом (но и не без иронии: "А этот рифф я упер у Брайана Ино", - заявил Фли, едва закончив играть "Go Robot"). Да и блок из "Right on Time", "Wet Sand" и "Factory of Faith" никак не укладывается в формулу "лучшее, любимое и только для вас". Словом, если уж пенять "перцам", то за звук (прямо скажем, не образцовый, уже не первый раз в этом туре) или не вполне удавшиеся закидоны и импровизации (а сольный выход был у каждого из музыкантов, не считая сессионных клавишников), но точно не за лень или отсутствие мотивации. Градус пафоса группа решила сбить уже выходя на бис, когда Смит переоделся в цирковой костюм с блестками, Джош Клингхоффер примерил хоккейный свитер с фамилией "Овечкин", выкрасивший голову Фли продемонстрировал умение ходить на руках, а под конец грянула эталонно-раздолбайская "Give It Away". Чем не финальный салют?

Воскресенье: John Newman, Passenger, Two Door Cinema Club, Lana Del Rey

Несмотря на то, что из выступавших до Ланы Дель Рей артистов Джон Ньюмен, возможно, самый именитый и популярный в России, именно он открывал второй фестивальный день. Посещаемость очевидно (и ожидаемо) уступала субботе - взору артиста предстали почти пустые трибуны (забегая вперёд, уточним, что в воскресенье хоть сколько-нибудь они заполнятся только в самом конце дня) и средней заполненности фанзона. Тем не менее, выбежавший на стоявшую посреди сцены лестницу Ньюмен сходу стал иллюстрировать выражение "с шилом в заднице" - не останавливался он, кажется, ни на секунду, несмотря на очевидную простуду, сказавшуюся на голосе. С усталой хрипотцой Джон непринужденно болтал со зрителями, с настойчивостью Филиппа Бедросовича Киркорова выпрашивал аплодисменты (особенно в этом плане был показателен яркий финал "Come And Get It"), и периодически активно выплясывал под качающий грув собственной аккомпанирующей группы. Несмотря на то, что артист не на сто процентов вытянул протяжный вокализ из припева "Love Me Again", финал, как и выступление в целом, удался, и задал неплохой тон дальнейшему действу.

Майкл Розенберг, известный по акустическим зарисовкам под псевдонимом Passenger, выступал в одиночку, и искренне хвалил публику после каждой композиции. Публика горячо отвечала взаимностью - харизматичный артист без большого бэнда сумел покорить почти ничего не слышавших о нём посетителей Park Live. Даже главный его хит "Let Her Go" зрители воспринимали в духе "ни фига себе, это он, оказывается, её поёт!", хотя до того хором подпели многословной "I Hate". Майкл говорил и о собственном прошлом (он был уличным музыкантом), и о том, что всегда стоит идти до конца и быть верным собственному призванию, непринуждённо шутил и вообще был душкой. Кроме того, сыграл две совсем новые композиции, одну из которых сочинил пару недель назад, а также приятный кавер на "The Sound Of Silence" Саймона и Гарфанкела (Simon & Garfunkel).

Ирландское трио Two Door Cinema Club после хайпа, связанного с выходом дебютника "Tourist History", на несколько лет скрылось из поле зрения, и теперь возвращается вновь. Правда, новый альбом выйдет только в октябре, но гастролировать группа начала уже сейчас. Пару новых композиций не назовешь вторыми "Undercover Martyn" или "What You Know", но звучат любопытно. Из визуальных зрелищ - 7 равноудаленных прямоугольных экранов прямиком за группой, по нынешним меркам далеко не ноу-хау, но сделано со вкусом. Словом, крепкие середняки. Ещё одни герои британских музыкальных таблоидов, памятные дебютным рывком, возвращаются после отпуска - и вроде поводов для негативной оценки и нет в подобных сетах, но и сильно хвалить тоже особо не за что. Упомянутые хиты, конечно, принимают горячо ("What You Know" в финале победно растянули на пару дополнительных минут во имя всеобщего удовольствия), но ощущения после сета оказываются совершенно нейтральными.

Огромный экран прикрыт исполинских же размеров театральным шатром - затянувшая на добрые полчаса свой выход главная героиня вечера неспешно вышагивает под массивный женский зрительский крик и тягучее интро "Cruel World". С момента релиза "Born To Die" Лана Дель Рей выпустила уже две пластинки, каждая из которых хоть и не принесла ей больших хитов, была тепло встречена критиками. Так вот, добавив в программу песни с них, певица окончательно сконцентрировала ощущения от её живого шоу на атмосферности и медленном темпе - этаком длительном то ли наркотическом, то ли, наоборот, отходняковом трипе. Даже песни кажутся слегка замедленными в сравнении со студийными записями.

Главное отличие от московского концерта трёхлетней давности - Лана наконец-то сносно поёт живьём. Точнее, она не исполняет того, что ей сложно тянуть (никаких "Young & Beautiful", и слава богу), а две эффектные танцовщицы, они же бэк-вокалистки, умело скрывают огрехи в исполнении, когда то от них требуется. Группа же действует слаженно и четко, как и в прошлый приезд в "Крокусе", и снова к ним никаких претензий - развернуться в полную силу и мощь им удалось только на 10-минутном финальном аутро "Off To The Races", пока главная героиня вечера спустилась в первые ряды "селфиться" и раздавать автографы. Также из заметных моментов концерта - трогательная "Yayo", сыгранное Ланой соло под гитару и внезапная, давненько не исполнявшаяся "Summertime Sadness" (из-за которой, правда, из сетлиста выбыла "West Coast", что обидно). Впечатления, в общем, куда приятнее, чем от предыдущего московского визита певицы: Лана нащупала сносный баланс между материалом и его подачей живьём, и поэтому сейчас о её концерте уже можно говорить как о шоу, в котором не так просто разочароваться как раньше.

Дмитрий Куркин и Сергей Мудрик

12.07.2016, РЕДАКЦИЯ (ЗВУКИ РУ)