Jean-Michel JARRE  Рок, космос и призрак Эдварда Сноудена

Патриарх электроники дебютировал на фестивале Sonar и показал рейвервам, кто в доме хозяин.

Жан-Мишель Жарр уже давно отошел от правила давать один гигантский концерт в несколько лет и вполне снисходит до регулярных турне, но фестивали – это что-то новое. То, что фестивальный дебют пришелся именно на Sonar, логично: трудно найти место, где электронная музыка в большем почёте. Вдобавок, на Сонаре традиционно есть особенные слоты для "заслуженных деятелей", где в разные годы отметились Kraftwerk, Карлхайнц Штокхаузен (Karlheinz Stockhausen), Chic, Beastie Boys и другие.

Главная сложность в представлении новой программы Жарра (который за последний год издал целых два альбома) в том, что в каждом треке есть свой гость и соавтор, а в тур всю эту ораву звезд не повезешь никак. Конечно, есть вариант приглашать на сцену тех, с кем вдруг пересеклись фестивальные траектории (так одно время делали Royksopp) или же выбрать из большого списка двух-трех, с которыми уже сознательно синхронизировать график выступлений (так поступали в прошлом году Джеймс Холден и Нене Черри с Rocketnumbernine, делившие барабанщика). Но Жарр решил проблему самым простым и, наверное, самым логичным способом и обошелся без гостей вовсе. Его скромная команда состоит из него самого в центре (с каким-то модуляром, его любимым Memory Moog, "расческой" и еще парой неведомых устройств) и пары почтенных джентльменов, которые буквально со всех сторон обставлены синтезаторами и электронными барабанами.

Концерт начинается со свежей "The Heart of Noise" и это сразу настраивает на оптимистический лад. Новые вещи Жарра - это всё же "hit and miss", и тут важно выбрать правильную волну. Следом идёт танцевальная "Automatic", записанная в соавторстве с Винсом Кларком (Vince Clarke), а сразу же за ней "Oxygene 2". Старый материал Жарр не забывает, а заодно и устраивает мастер-класс живой игры на клавишах – в конце трека, после знакомого всем соло, следует фривольная импровизация. Всё живьем, всё честно.

В визуальном смысле гастрольный вариант нынешнего шоу довольно простой – дело, по сути, ограничивается видеопроекциями, но зато много внимания уделяется музыкантам, причем не только самому Жану-Мишелю, но и его помощникам, которые появляются на экранах едва ли реже. Концерт тем временем набирает ход: простоватая "Circus" это явно не лучший трек из новых, но в качестве компенсации следом мы получаем первый сюрприз: неизданную вещь, при этом очень неплохую. Неторопливо стучит бочка и приятно переливаются арпеджио.

Представив "своего друга Эдварда Сноудена, который сейчас по стечению обстоятельств застрял в Москве", Жарр разгоняется до техно. Гигантский зал "Sonar Club" радостно начинает двигаться. Среди публики хоть и много тех, кто пришел специально на этот концерт, а не на большой рейв, но здесь этот рейв смотрится абсолютно органично. Нервно пульсирует бас, мигают стробоскопы, а с экрана человек в очках рассказывает о коллективных правах – Сонар как он есть.

Старые вещи тоже слегка адаптированы под такой формат, но к счастью ничего криминального. В "Equinoxe 7" появляется почти краут-роковый бит, из которого как бы незаметно выезжает тяжеловесная "Conquistador" - её соавтор Gesaffelstein играл на этой же сцене несколько лет назад. Надо сказать, что после нескольких безуспешных попыток (воспоминания об альбоме "Teo & Tea" вызывают исключительно ужас) Жарру наконец удалось встроиться в клубную сцену и при этом остаться самим собой. Треки для фестивальной программы выбраны в основном такие, где самого Жарра всё же явно больше, чем соавторов, при этом звучит всё исключительно современно.

Единственное, что выглядит странно в нынешней конфигурации – это вокалисты в формате "Deus Ex Machina". Если записанный Сноуден смотрелся вполне органично, то звучащие из ниоткуда голоса Peaches и Pet Shop Boys, которые в своих треках занимают явно центральное место, это уже чересчур. Понимая проблему, Жарр пытается исполнить роль фронтмена сам: выбирается из-за своей батареи машин и исполняет рокерское соло на расческе. Но кажется, без этих вещей сет вполне мог обойтись. Но между ними концерт наконец достигает кульминации - ей неожиданно становится вовсе не "Oxygene 4", а трансовая "Oxygene 8", которой весь зал начинает не только подтанцовывать, но и подпевать. Хор пьяных испанцев, исполняющих инструментал это, скажу вам, зрелище эффектное. А я попутно думаю о том, как же хорош был второй "Кислород", и что пластинку явно пора переиздавать. Вдогонку мы получаем одну из лучших новых вещей – "Zero Gravity", записанную вместе с Tangerine Dream. Космос зовёт! Кажется, для сольного тура таких вещей стоит выбрать побольше.

Дуэты с завсегдатаями этого фестиваля Fuck Buttons и Джефом Миллзом (Jeff Mills) тоже просто обязаны прозвучать сегодня, и тут Жарр снова на высоте, оба трека будто специально написаны для больших площадок. После такого великолепия даже "Oxygene 4" звучит как-то буднично, но кажется Жарр именно этого и добивался. Но вот перед "Equinoxe 4" устоять уже невозможно, тем более что трек внезапно оказывается мэшапом с "Glory". Сочетание чересчур экзотичное, но под конец концерта – то, что нужно. Хор зрителей снова в деле.

Напоследок Жарр выдает фирменный трюк с лазерной арфой, под который специально подготовлен новый трек "The Time Machine". Закрыть концерт еще одним новым треком – уж очень смелый шаг, но сегодня Жан-Мишель очень в себе уверен, тем более что в запасе осталась "Stardust", самая "жарровская" среди новых вещей, которая и на классических альбомах не затерялась бы. Рейверская молодежь и стареющие фанаты космической электроники братаются в экзальтированном танце. И это, наверное, и есть главное достоинство нынешней ипостаси Жарра – ему удалось не потерять лица и одновременно абсолютно избежать эффекта "nostalgia act". Всем бы так в шестьдесят семь.

29.06.2016, Ник ЗАВРИЕВ (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.jeanmicheljarre.com

Jean-Michel JARRE

Дата рождения:

24 августа 1948