SPIRITUAL FRONT  "Если ты постоянно иронизируешь, ты в конечном счете выставляешь себя клоуном"

Лидер Spiritual Front Симоне Сальваторе о ностальгии, песне "Владимирский централ" и одном из самых неприятных мест в Италии.

В Россию возвращается Spiritual Front, итальянское пост-шансон-кабаре, ведомое Симоне Сальваторе по прозвищу Хеллвис. В канун концертов в Москве и Питере Звуки созвонились с ним, чтобы узнать историю его песни "Владимирский централ", обсудить даркфолк и порассуждать о вселенской тоске, объединяющей народы мира.

Звуки: Как прошел ваш недавний концерт в Неаполе?
Симоне Сальваторе: Ужасное место, там всегда очень трудно. Представьте себе худший район Москвы. Представили? Ну вот, а Неаполь считается одним из худших мест в Италии. И самых опасных - из-за числа грабежей и убийств, которые там происходят. Но со мной все было в порядке, все равно же опыт интересный.
Звуки: Да, у Неаполя та еще репутация.
Симоне: Жестко там. Но парень, который устраивал наш концерт, специально организовал его для того, чтобы повысить привлекательность места. Такое культурное подвижничество с его стороны. Хотя вряд ли это сработает (улыбается).

Звуки: А вообще как часто зрители странно реагируют на вашу музыку или странно ведут себя на ваших концертах?
Симоне: Да постоянно. Люди прыгают на сцену, плачут, дарят еду какую-то, просят, чтобы ты порезал их, или кричат, чтобы ты нахрен убирался - все это постоянно происходит, на каждом концерте. Скучно никогда не бывает. Я думаю, нам повезло играть для тех, кто нами по-настоящему интересуется, чувствует то же, что чувствуем мы.

Звуки: В декабре прошлого года вы выпустили самопальный сборник песен Spiritual Front разных лет - не знаю, можно ли его считать своеобразным "best of" или нельзя. Вы его просто для промоушена отпечатали или за этим релизом стояло желание подвести какую-то черту, перевернуть страницу?
Симоне: Да нет, просто так получилось, что мы отправлялись в тур, а я не мог взять с собой все наши диски на продажу. Тяжело было таскать их с собой, могли возникнуть проблемы на таможне, к тому же мы решили, что удобнее закатать песни из разных альбомов Spiritual Front на один CD. И мне удобнее - сам записал, сам продал, все деньги забрал себе (смеется). Но мы это сделали для гастролей.

Звуки: Я понимаю, что термин "нигилистическая суицидальная попса" вы под себя придумали, но давайте представим, что вам нужно составить тематический сборник с таким подзаголовком. Кого бы вы в него включили помимо Spiritual Front?
Симоне: Ну, мы-то первые и единственные представители жанра (смеется). А так на меня много кто повлиял. Я думаю, на сборнике было бы много кантри. Того же Джонни Кэша (Johnny Cash), у которого много горьких песен. Там были бы девичьи группы 60-х вроде The Shangri-Las и The Ronettes, исполнявших поп-музыку, но очень печальную подчас. Стоило бы упомянуть нью-вейв. Но я бы предпочел оставить термин "nihilist suicide pop" для нас и только для нас, потому что мы все эти источники свели вместе и сделали на их основе очень специфическую вещь.

Звуки: Но при этом сформировался ли у вас какой-то внутренний круг единомышленников? Вы же много с кем записывались.
Симоне: Даже не столько единомышленников, сколько людей одного настроения. Мне кажется, я сотрудничаю с теми, кто по характеру похож на меня. Уж не знаю, можно ли их назвать внутренним кругом, это было бы преувеличением, но то, что это люди, которых мы уважаем и которые уважают нас, совершенно точно. Например, с Томасом [Петтерссоном] из Ordo Rosarius Equilibrio мы знакомы очень давно. При этом у Spiritual Front был сплит с Лидией Ланч, но я не могу сказать, что мы прямо закадычные друзья с ней. Или, скажем, мы много гастролировали с Death in June, но правильнее будет сказать, что мы с ними представляем одну сцену. И это позволяет нам поддерживать связь, где бы мы ни находились - а нас иногда заносит на противоположные концы света.

Звуки: Когда я слушаю Spiritual Front, на ум приходят немецкое слово "зензухт" (sehnsucht) и португальское "саудади" (saudade). Оба они означают примерно одно и то же - смесь ностальгии и тоски по чему-то, что человек не может получить - а иногда даже и назвать. У итальянцев есть слово для этого?
Симоне: Что-то большее, чем ностальгия? Да, наверное, это есть в нашей музыке. Мы все так или иначе чувствуем ностальгию или сплин, или меланхолию. Это важная темная стороны нашей жизни, и отрицать ее глупо и лицемерно. Даже лучшие люди этого мира состоят из добра и зла. И раз нельзя избежать темной стороны, она и в музыке обязана присутствовать. Ну, может, в музыке для вечеринок и не обязана. Но если ты пишешь от души, по-настоящему вкладываешься в то, что делаешь, это чувство само собой просачивается в музыку. Его можно называть разными словами, но я думаю, оно в любой культуре оно присутствует, поскольку это обязательная часть человеческого опыта.

Звуки: Вместе с тем в даркфолке и неофолке всегда есть место иронии, а мне кажется, далеко не все фанаты жанра ее считывают. Вы часто сталкиваетесь с тем, что вас воспринимали слишком серьезно?
Симоне: Я бы не назвал нас даркфолком в чистом виде, вся эта эзотерика с рунами уж точно не про нас. Хотя мы делали какие-то даркфолковые и неофолковые вещи поначалу. А вот иронии у нас действительно всегда было много. Но иронию тоже нужно применять с умом. Она может облегчить вашу жизнь, но не сделает ее менее глупой. Иронией легко затыкать дыры. Смешное и серьезное, ироничное и трагическое - как две стороны улицы, нужно уметь переходить с одной на другую. принимать и то, и другое. Если ты все время иронизируешь, в конечном счете выставляешь себя клоуном. Но совсем без иронии ты становишься скучным.

Звуки: У вас есть песня "Владимирский централ", кто-то даже считает, что это кавер на Михаила Круга! Это же явно каким-то из ваших трипов в Россию навеяно?
Симоне: Мне нравится Круг, но тут просто совпадение было. Верите или нет, но я не слышал его "Владимирский централ" до того, как написал свой! Я большой фанат татуировок, тату-студий и мастеров, и в какой-то момент добрался до российской культуры тюремных наколок. К тому моменту я устал от бессмысленности тату-сцены, из нее как будто ушла вся жизнь - одна мода, и никакой идеи за ней. А тут я как раз наткнулся на традицию криминальных татуировок в России. Они, может, и не такие стильные, они могут быть очень примитивными - но они рассказывают историю. Какую историю, это другой вопрос, но важно, что за ними стоит настоящий человеческий опыт, чье-то существо, чья-то реальная жизнь. Пусть это и не жизнь прилежного бойскаута. И "Владимирский централ" посвящен этой традиции. Мне хотелось написать о ней и не быть поверхностным.
Звуки: О, а вы же наверняка смотрели "Порок на экспорт" Кроненберга? Там как раз языку тюремных наколок приличная часть посвящена.
Симоне: Да! Он чересчур голливудский на мой вкус, но все равно фильм интересный.

Spiritual Front
03 июня - Санкт-Петербург, Place
04 июня - Москва, Театръ

30.05.2016, Дмитрий КУРКИН (ЗВУКИ РУ)

SPIRITUAL FRONT