THE STROKES  Разбор полетов

Со стороны кажется, что The Strokes такие молодцы, прямо самородки, - взяли и неожиданно выползли благодаря своему (увы) заурядному таланту и, в общем-то, отнюдь не оригинальной музыке, "из грязи в князи". Однако стоит принять во внимание факты - и интервью, данное недавно участниками этой группы, начинает читаться совершенно по-другому...

Не так давно Звуки уже писали о прошлогодних триумфаторах The Strokes. Несколько месяцев назад эти пять нью-йоркских парней, играющих старомодный грязный рок-н-ролл, наделали шороху своим альбомом "Is This It" на всевозможных церемониях, отхватив в Старом Свете гораздо больше призов, чем у себя на родине. Прошло совсем немного времени с того момента, когда Julian Casablancas (вокалист, автор песен), Fabrizio Moretti (ударные, перкуссия), Albert Hammond Jr. (гитара), Nick Valensi (гитара), Nikolai Flaiture (бас) превратились из никому неизвестной полуподвальной команды в звезд мировой величины.
После этого короткого вступления можно было бы сразу давать интервью, данное недавно участниками The Strokes, если бы не одно "но".
Со стороны кажется, что The Strokes такие молодцы, прямо самородки, - взяли и неожиданно выползли благодаря своему, увы, заурядному таланту и, в общем-то, отнюдь не оригинальной музыке, "из грязи в князи". Но стоит внимательно вглядеться в родительские корни фронтмэна коллектива - Джулиана,- как многое проясняется, и эта поговорка становится несколько неуместна.
Своей музыкальной карьерой, как бы он ни отрицал этого, парень обязан своему отцу - Джону Касабланкасу (John Casablancas), известному миллионеру, основателю целой империи модельных агентств "Elite". Именно папа оплатил учебу отпрыска в Швейцарии, а позднее в элитной нью-йоркской школе для "богатеньких буратин" Dwight School, где обучались и остальные участники коллектива - Ник и Фабрицио. Впрочем, учебой это было назвать сложно, поскольку большую часть времени ребята маялись от безделья, забивая на предметы, - что в конечном итоге и привело их к занятиям музыкой. Вот так наши герои и превратились в тех, кем они сейчас стали. В связи с этим к интервью, размещенному ниже, стоит отнестись скептически, поскольку многие материальные аспекты неожиданной популярности мальчиков-мажоров The Strokes остались для многих - как слушателей, так и журналистов - за кадром.

- Ваши концерты проходят без выходов "на бис", с чем связан отказ от привычных элементов шоу-бизнеса?

Джулиан: - Это очень хорошо. Мы знаем много команд, которые составляют концертный трек лист, где специально указывают раздел - песни "на бис". Ну и какого черта. Мы играем сет, играем одним махом - и все. Некоторые жалуются, что концерты слишком коротки, им не хватает музыки...

- У вас появились за это время какие-то новые предметы, которые вас интересуют?

Джулиан: - Предметы? Математика и физика? Нет...шучу, не знаю.

Николаи: - Пытаюсь понять...

Джулиан: - На самом деле, ничего особенного. Забавно смотреть новости из разных стран, видеть, как по разному люди смотрят на вещи.

- Не так давно вы заполучили несколько наград в Британии, как вы оцениваете значимость этого?

Джулиан: - Это замечательно, но, я не думаю, что мы нуждались во всех этих наградах. Это ничего ровным счетом не изменило бы, лишь заставило бы нас думать: о, мы стали лучше, нас признали... Эти награды ничего не меняют, мы не старались сделать самую крутую запись в мире. В глобальной музыкальной тусовке награды не вносят особых различий. Это прикольно, приятно - люди оценили то, чем мы занимаемся, но не более того.

- Это может прозвучать как клише, но, все же, - вы ожидали всего этого год назад?

Джулиан: - Лично я - нет. Мы думали, что может быть... Было бы не плохо... Я верил, что у нас будет успех как у независимой команды, с достаточным количеством концертов, ну, как у некоторых инди-групп, типа Our Voices или Built To Spill... Я думал, что мы будем такими, как они. Я говорил с парнями в Dandy Warhols, и они мне говорили, что круто, - мол, подобная музыка звучит на радио.
Было так неожиданно, нет... Только мечталось об этом.

- Тогда у группы были какие-то особенные амбиции?

Джулиан: - Я думаю, что мы просто пытались делать что-то хорошее, но не старались соответствовать каким-то рамкам, поп-стереотипам... Но, так или иначе - хорошо, что песни звучат по радио и некоторые интересуются этим... Начальная цель была достигнута.

- Очевидно, что вы ведете себя не как знаменитости. Отказ от видео-клипов, черно-белые промо, повествующие о группе. Это ваша особая идеология?

Джулиан: - Да, как вы уже поняли... Я думаю, нам нравится демонстрировать людям пренебрежение правилами, используя потом все это в ваших интересах. Ты можешь делать что-то особое, как говорится, без продажи собственной души. Я не знаю - мы стоим в начале пути, учимся всему этому. Пока у меня нет определенной задачи "как делать вещи", но я стараюсь двигаться в этом направлении.

- С виду вы кажетесь очень принципиальными, что не всегда способствует развитию карьеры в музыкальном бизнесе...

Джулиан: - Да, я знаю, но это всего лишь уловка. Я имею ввиду, что это все уловки, попытки быть как Velvet Underground, - но только не для тех людей, которые знают твое имя.

- Так или иначе - вы стали знамениты, переместились в другую нишу. Как это повлияло на вашу жизнь?

Джулиан: - Наверное, это выглядит смешным. Предполагаю, что люди читают о тебе в газетах, видят какие-то невероятные вещи. Я думаю, что сейчас многие пытаются делать деньги или выясняют, как заработать, расходуя на это энергию. В это же время мы можем позволить себе быть капризными, в этот момент, нам абсолютно не хочется, чтобы кто-то из подобных личностей имел власть над нами. Мы просто хотим найти какую-то золотую середину, пытаясь делать все правильно.

- На вашем официальном сайте сообщается, что вы вместе с 1998 года. Это весьма большой промежуток времени перед вашим первым релизом (2001)...

Джулиан: - Да, все это время мы репетировали в Music Building, где тусуются множество нью-йоркских групп. Мы репетировали тогда, когда хотели, например, в 3 утра, когда в здании никого не было. Репетировали, практиковались, играли, пока, наконец, не поняли, что готовы к концертам. Мы сказали себе: О'кей, начнем; у нас есть название, шесть неплохих песен. Первый концерт мы отыграли всего для четырех человек. Но с каждым концертом количество публики увеличивалось процентов на десять: от четырех к шести, и так далее. Потом ездили по городу с другими группами.

Николай: - Где-то c год...

Джулиан: - От крошечных клубов к клубам побольше, 60 человек, 100 человек. Так докатились до площадки Mercury Lounge - и нам встретился Ryan...

- Вы считаете, что Англия - первая страна, принявшая вас в свои объятья?

Джулиан: - До сегодняшнего дня - нет.

- Вы довольны всем произошедшим с вами?

Джулиан: - Мне кажется, не только по отношению к Англии, что путь, которым мы шли, не был для нас особо утомительным и трудным, все было очень позитивно.

- Вас недавно заметили выходящими из Британского Музея искусств. Это - правда?

Джулиан: - Вполне может быть, Fab... Fabrizio - студент художественного колледжа, и ему нравится посещать музеи в разных городах.

- Поговорим о примерах для подражания. У вас, конечно, был кто-то подобный в свое время?

Джулиан: - Не уверен... Я думаю, преждевременно так говорить. Я имею в виду, что я просто не хочу сейчас быть как Боно, например, или еще кто-то, налепляя на себя ярлык, типа "любите меня" или "слушайте меня". Я просто хочу упорно трудиться, заниматься своим делом, и может быть, когда-нибудь я чего-то достигну, тогда можно будет вернуться к этому вопросу.

- Как вы отнесетесь к тому, что все, сказанное (и сделанное) вами, будет однажды звучать в совершенно другом контексте?

Джулиан: - Ну если это произойдет когда-нибудь, то мы должны быть готовы к этому. Думаю, что сейчас мы закончим тур, возьмем перерыв в несколько месяцев, поработаем в Нью-Йорке над новым материалом и вернемся. И к тому времени, наши старания будут больше, чем просто желание дать возможность людям интересоваться музыкой.
Это как введение, как - "привет, рады познакомиться", а не так, как если бы я, к примеру, учил вас жить. Мы просто должны заниматься тем, чем занимаемся, а дальше уже размышлять о планах на будущее.

30.03.2009, Александр МУРЗАК (ЗВУКИ РУ)

THE STROKES

Группа The Strokes громко заявила о себе в 2001 году, когда вышел их дебютный альбом "Is This It?". Нельзя сказать, что успех пришел к ребятам неожиданно, но взлет все же был довольно стремительным....

Дата образования:

1 января 1998

Подробности из жизни:

Группа The Strokes громко заявила о себе в 2001 году, когда вышел их дебютный альбом "Is This It?". Нельзя сказать, что
успех пришел к ребятам неожиданно, но взлет все же был довольно стремительным.

The Strokes - это автор песен и исполнитель Джулиан Касабланкас (Julian Casablancas), гитаристы Ник Валенси (Nick
Valensi) и Альберт Хаммонд мл. (Albert Hammond, Jr.), бас-гитарист Николай Фрейтур (Nikolai Fraiture) и барабанщик
Фабрицио Маретти (Fabrizio Moretti).

Касабланкас, Валенси и Маретти начали играть вместе в 1998 году, когда ходили в одну и ту же школу в Нью-Йорке. Вскоре они
познакомились с Фрeйтуром и предложили ему присоединиться к их группе. Хаммонд и Касабланкас были знакомы с детства и
когда Альберт переехал из Калифорнии в Нью-Йорк, Джулиан предложил ему играть в группе.

Название The Strokes придумал Джулиан Касабланкас в 1999 году. Осенью они впервые выступили и их тут же стали
приглашать в различные клубы. Весь следующий год группа провела в студии,…

Далее... →