ПРАВО  "Мы два с половиной часа обсуждали не то?"

Обсуждение закона о СРО в Госдуме превратилось в шоу с участием звезд эстрады.

Больше 3 часов длился сегодня круглый стол, посвященный предстоящему второму чтению в Государственной Думе законопроекта "О проекте Федерального закона № 942424-6 "Об основах деятельности по организации и проведению зрелищно-развлекательных мероприятий в Российской Федерации". Инициировал проведение мероприятия председатель думского комитета по культуре Станислав Говорухин.

Обсудить спорный документ собрались как представители творческого сообщества, так и те, кто участвовал в разработке так называемого "Закона О СРО". Удивило как собравшихся участников Круглого стола, так и представителей СМИ то, что на заседание не пришли представители Министерства культуры РФ, хотя и Владимиру Мединскому, и его заместителю приглашение направлены были. Председательствовал на заседании Иосиф Кобзон. В президиуме были Алла Пугачева, Максим Галкин, Григорий Лепс, Александр Градский, Баста, Андрей Макаревич, Алексей Кортнев), отчего уважаемое собрание окутывалось атмосферой заседания Политбюро. Как оказалось, в том числе - и по градусу бессмысленности происходящего.

Напомним, что принятый в первом чтении в декабре прошлого года законопроект вызвал шквал критики и возмущения, причем не только со стороны артистов. Поэтому особую окраску приобретает фраза, которой Кобзон открыл заседание Круглого стола: "Такое широкое и профессиональное собрание нам стоило провести до первого слушания", - говорит он и добавляет, что по его мнению, такой закон нужен. Как мы увидим далее, мнение Иосифа Давыдовича может меняться "вместе с политикой партии".

То обстоятельство, что подобный круглый стол должен был состояться до принятия закона в первом чтении, подтверждает и Станислав Говорухин ("только такая практика существует в нашем Парламенте!"). Говорухин также отметил, что "с Кобзоном и Максаковой, которые единственные в Госдуме в этом (в вопросах законодательства и концертной деятельности) что-то понимают, авторы закона не посоветовались".

Заседание начал Иосиф Кобзон: "Мне не понятно, почему не пришли приглашенные министр культуры, его заместитель и глава столичного департамента культуры. Когда мы жили с Аллой Борисовной раньше, прости, Максим, Министерство культуры интересовалось нашей жизнью. Сейчас этого нет".

Алла Пугачева была еще более категорична в своих оценках: "Если Дума занимается такими законами, то ей совсем нечего делать. Этот закон сравним только с крепостным правом. А оно, как известно, приводит к мертвым душам и бардаку. Чтобы вышло хорошо, нужно было с нами, хотя бы с некоторыми, посоветоваться. Не понимаю, зачем вообще нужен этот закон".

Заместитель председателя Государственной Думы Сергей Железняк пояснил, что новый закон касается только вопроса "самоорганизации продюсеров". Задача законопроекта в том, чтобы урегулировать деятельность "продюсерских центров и продюсеров - физических лиц". В первом чтении, по словам Железняка, была предпринята попытка реализовать возможность,того, чтобы продюсерское сообщество могло создавать СРО (и не одно, а сколько сочтет нужным!), где они сами бы устанавливали правила и с другой стороны несли прямую консолидированную ответственность. В обсуждении закона Железняк выделяет два этапа:
- вместе с авторами постараться сформулировать положения о деятельности СРО;
- предложить развитие законодательства в плане поддержки молодых талантов и т.д.

Реакция собравшегося творческого сообщества на выступление Зампреда ГД была бурной и в течение следующих 2,5 часов обсуждения градус эмоции только повышался.

Если обобщить все сказанное, то мнение артистов по поводу закона сводится к следующему: за прошедшие годы, если считать с начала 90-х, творческое сообщество урегулировало взаимоотношения внутри себя. Поэтому создание какой-то дополнительной организации, которая будет решать кому и где выступать, представляется бессмысленным. Более того, создается впечатление, что эта новообразованная организация собирается на артистах зарабатывать в собственных интересах. В частности, после эмоционального выступления Аллы Пугачевой ("делать вашей Думе нечего! надо было сразу его отменить, раз читали без артистов!"), Максим Галкин ракритиковал законопроект как, во-первых ведущий к созданию монополии в отрасли: "20 СРО у нас не будет, будет монополия и нужно будет просить разрешений у каких-то дяденек". Далее артист отметил, что для того, чтобы обезопасить зрителей, необходимо разработать систему страхования, а не создавать "избыточную организацию" для тех кто "и так всю жизнь платит налоги". Кроме того, Галкин подчеркнул, что принятие такого закона может негативно сказаться и на имидже действующей власти: "Мы не видим экономического и дисциплинарного смысла в этом законе. Мне кажется, что здесь государство опять хочет воспользоваться некой запретительной функцией. Закон о СРО облегчает такие запреты. Можно же одному СРО намекнуть, что артист не любим, что-то не то про власть думает. Я вижу это, как причину. И оппозиция выскажет такое мнение и улучшения имижда власти не будет, это только ухудшит общую картину, даже если на самом деле политического подтекста не было".

Позицию Максима Галкина в отношении бессмысленности СРО для артистов поддержали Александр Градский и Василий Вакуленко (Баста), которые также отметили, что в творческом сообществе и так каждый знает, с можно иметь дело. а с кем нельзя.

Мнение артистов было единодушным: проект закона в его нынешнем виде необходимо похоронить (У Градского было "похерить к едрене матери") и создать рабочую группу для работы над новым документом. Как резюмировал первую часть выступлений "звезд" Андрей Макаревич: "Сегодняшняя законодательная база позволяет людям работать - зачем к ней приделывать какие-то уши?" (Все тот же Александр Градский в знак своего несогласия с текстом нарисовал на имевшемся у него экземпляре проекта законе ослиные уши и отметил, что "не надо путать искусство с такси и производством шурупов!").

Необходимо отметить разбавившее бурную дискуссию артистов выступление Елены Драпеко, заместителя Станислава Говорухина по думскому комитету по культуре. Она обратила внимание собравшихся на очень интересные факты: инициатива принятия законопроекта возникла не в комитете по культуре, что логично было бы предположить, а в в комитете по собственности. И автором его является депутат коммунист – "господин-товарищ Гаврилов!" По мнению госпожи Драпеко законопроект писался ради конкретной 18 главы – главы о государственных тендера. "Наша фракция "Справедливая Россия" голосовала против еще в 1м чтении. Мы внесли около 20 поправок, и нам очень горько, что так вышло. Уважаемые единороссы - извинитесь перед коллегами, отзовите закон и вообще не рассматривайте его во 2м чтении! Или поддержите поправки Справедливой России!" – призвала Елена Драпеко. И добавила, что общими силами депутатов и творческой интеллигенции "нужно остановить этот каток". При этом Драпеко предложила инцииаторам "сделать сначала СРО для алкогольной сферы, например, их построить и подсчитать, а уж концерты трогать в последнюю очередь".

Выступления представителей циркового и театрального сообщества, в первую очередь, последовавшие после, в основном, сводились к требованиям вывести их жанры из-под действия будущего закона.

А вот менее всего времени для выступления досталось, собственно, продюсерам и представителям разработчиков закона. Но именно здесь выяснилось самое интересное. Во-первых, только продюсер Игорь Матвиенко попросил, наконец, собравшихся перестать путать понятия "продюсер" и "промоутер". Во-вторых, представитель инициаторов создания законопроекта Андрей Матвеев постарался пояснить, что "основная мысль была в том, чтобы создать профсоюзы организаторов концертов. Данный законопроект не должен регулировать ни творчество, ни репертуар, ни разрешения на работу на рынке – он только создает профсоюзы организаторов массовых мероприятий". И попросил передать слово Анатолию Семенову, уполномоченному по защите прав предпринимателей, который подключился к разработке законопроекта как раз после нашумевшего первого чтения. Господин Семенов также постарался прояснить ситуацию, сообщив, что законопроект уже претерпел значительные изменения, которые в первую очередь касаются противоречий налоговому законодательству. Кроме того, были доработаны термины и определения, которые как раз четко позволят разграничивать, на кого распространяется действие закона.

Однако выступление господина Семенова было получилось не слишком долгим, поскольку в это время все присутствующие осознали то, что и было озвучено Бастой: "Мы два с половиной часа обсуждали не то?" На этот вопрос Иосиф Кобзон ответил в лучших традициях "Сказки о Тройке" братьев Стругацких: "Именно то. Это законопроект. Он начинает претерпевать!"
Стоит отметить, что с текстом законопроекта, подготовленным ко второму чтению, ознакомился мало кто из присутствующих. Yj о том, что он не читал закон, честно сказал только Игорь Матвиенко. Поэтому обсуждался не столько законопроект, сколько довольно эмоциональное предоставление артистов о нем. Это не делает новый текст законопроекта идеальным и подлежащим принятию. Более того, это по-прежнему не говорит еще ничего о необходимости его принятия. Но и не добавляет авторитета состоявшемуся обсуждению.

Единственным конструктивным выводом по итогам Круглого стола можно считать высказанное еще в начале заседания предложения Александра Градского о создании рабочей группы для обсуждения законопроекта. И принятия каких-либо решений уже по итогам работы этой группы. Потому что озвученный Кобзоном фактически общий ответ на финальный вопрос Андрея Макаревича "А если по результатам работы станет понятно, что ничего принимать не надо?" - прозвучал обнадеживающе: "Значит, никаких законов принимать не будем!".

Хотелось бы отметить лучшее предложение, которое в ответ на очередное обсуждение поддержки молодых талантов, красной нитью проходившее через обсуждения законопроекта, внес Андрей Макаревич: "Хорошо бы сделать на один танк меньше и купить музыкальные инструменты для ста школ". Только, кажется, его никто не услышал.

28.01.2016, Юлия ЦИРУЛЕВА (ЗВУКИ РУ)