ROYAL HUNT  Рассказ о Королевской Охоте в субботу

Группы, балансирующие в своём творчестве между хард- и арт-роком, всегда вызывали у публики несколько противоречивые чувства. Как слушать такую музыку? Смаковать каждую ноту, развалившись в уютном кресле? Или же сигануть с балкона в партер и "рубиться" до полного упаду? - тяжел был выбор тех, кому захотелось потратить прекрасный субботний вечер на участие в Королевской Охоте...

Группы, балансирующие в своём творчестве между хард- и арт-роком, всегда вызывали у публики несколько противоречивые чувства. Как слушать такую музыку? Смаковать каждую ноту, развалившись в уютном кресле? Или же сигануть с балкона в партер и "рубиться" до полного упаду? "Тяжёлая" ипостась частенько перевешивает. Зависит это, увы, не только от безграмотности собравшихся в партере хэдбенгеров, но и от многих других факторов.

Предыдущий, позапрошлогодней давности визит "королей прогрессивного металла" Royal Hunt в Москву был обезображен таким вот обидным перекосом в "рубилово". Виной чему - некстати застрявшая на таможне аппаратура, задержка концерта на три часа и полное отсутствие саундчека.
Практически все аранжировочные и звуковые красивости остались не в фокусе или же вовсе за кадром. Покорившая Европу и Японию группа звучала в тот вечер, словно орава средней паршивости клубных лажовщиков.

Но настал 2002 год. И Royal Hunt вновь отправились на родину своего художественного руководителя Андрея Андерсена.
На пресс-конференцию музыканты немного опоздали, решив в очередной раз заехать в концертный зал и подстраховки ради проверить аппаратуру. Обжёгшись на молоке, на воду дуют! Лишь только артисты появились в конференц-погребке, репортёры дружно накинулись на Андерсена, ибо в 2000 году поговорить с ним не удалось практически никому: тогда он полдня бился с тупоголовыми таможенниками в аэропорту. За прошедшие годы образ основного автора песен ансамбля оброс огромным количеством мифов, слухов и домыслов. Апофеозом, помнится было объявление виртуозного клавишника "грузинским князем в изгнании". Так что теперь добрую половину пресс-конференции Андрей посвятил разбиранию этой бредятины по полочкам.

Андерсен: Каждая новая песня рождается у меня в голове. Кто-то сразу садится сочинять песню с гитарой, либо за пианино - у меня это происходит лишь после того, как мелодия просто придёт мне в голову. Потом я набрасываю партии инструментов. А потом мы садимся все вместе и начинаем ругаться. Большая часть моих задумок волей группы режется и сокращается. Песня "Fear" первоначально длилась минут пятнадцать - осталось семь.

Прослышав об основанной Андреем собственной студии звукозаписи, изголодавшиеся по качественному звуку отечественные рокеры из числа проникших на пресс-конференцию, а после - за кулисы, готовы были прямо на месте выстраиваться очередь к Андерсену, дабы записываться под его чутким руководством.

Андерсен: Студия небольшая, я занимаюсь в ней преимущественно малокоммерческими проектами. Но даже их я склонен тщательнейшим образом отшлифовывать, чтобы у работников каких-нибудь бездарных фирм не возникло искушения запороть готовый продукт своим пересведением. Так что ехать ко мне для записи нахрапом на пару дней не имеет смысла.

Однако даже это заявление не охладило пыла наших людей, всучивших-таки Андрею несколько демонстрационных записей своих хороших знакомых "на предмет оценки перспективности".

Андерсен: ... и с Артуром Беркутом из Автографа я не работал. И планов таких не имел. Это слухи...

Из трёх вокалистов, работавших с группой в 2000 году, остался лишь индеец Джон Уэст - тот самый, который исполнял на трибьюте Iron Maiden новую версию "Run To The Hills". Помогавший ему на предыдущем московском концерте Хенрик Брокман, самый первый вокалист группы, в этот раз остался за бортом. Однако на качество подпевок во время концерта это совершенно не повлияло - хотя искусственный характер многих рефренов бросался в глаза, когда басист Стин Могенсен и подстригшийся гитарист Якоб Къёр оказывались далеко от микрофонов, и кроме Андерсена, заключённого в клетку из клавиатур, подпевать Уэсту было некому.

Звуки.Ru: - Почему сейчас в группе остался только один вокалист, и как вы компенсируете нехватку вокальных партий?
Андерсен: Для многих организаторов наличие большого состава является головной болью: "Ну вот, ещё одно место в гостинице..." Можно, конечно, топнуть ногой посильнее - но не во всех гастрольных турах это имеет смысл. Сегодня все бэк-вокалы мы поём сами. Где не хватит наших голосов - используем вокодеры.

Выступление традиционно перемежалось сольными проигрышами музыкантов. Обращало на себя внимание то, что и ударная эскапада нового ударника Алана Чикайа между номерами "Days Of No Trust" и "Message To God", и гитарные фантазии Къёра, и, разумеется, клавишные пробеги Андерсена были не наборами виртуозных запилов, а вполне законченными по композиции миниатюрами. Общий восторг вызвало появление Андерсена с синтезатором практически изчезнувшего из обихода профиля "расчёска".

Звуки.RU: - Андрей, важна ли для Вас "мода" на профили синтезаторов?
Андерсен: Таких Roland`ов больше не делают. У этой модели деревянный корпус, как у гитары. Я и играю на нём через универсальный рек типа гитарного комбика... Не знаю, где сейчас можно найти второй такой синтезатор. Во время каждых гастролей ищу, но... Как-то в Японии один парень принёс мне подобную модель на подпись. Я клещом в неё вцепился, любые деньги ему предлагал - не продал, жаль...

Концерт открыла "The Mission", ворвавшаяся в муторный треск пишущих машинок и селекторных конторских бормотаний. Виртуозный хард-рок Royal Hunt, украшенный грамотными вкраплениями арт-рока и хэви-метал, неиспорченный на сей раз спешной отстройкой звука, заставил "мистически напрячься" многих пациентов партера. Непростые смены ритмов и мелодических линий; не всегда "квадратные", частенько точно просчитанным образом сдвинутые друг относительно друга партии инструментов и голосов; частые переклички гитары и синтезаторов смело по нынешним временам раздвигали прямолинейные рамки метал-зоны. Успевший в середине концерта покрасоваться перед публикой в своём национальном чингачгукском прикиде Уэст тоже частенько уходил от сугубо роковой манеры пения. К его феноменальным подъёмам в вокальную стратосферу при исполнении "Lies" это, впрочем, не относится. Услышав такое, любой Витас загнулся бы от жаберного геморроя в страшных конвульсиях.

Проглядывала, конечно в творчестве группы явная серия оглядок на труды предшественников. Скажем, хоры в "Surrender" обнаруживают явное влияние Queen. Построение финальных рефренов "Running Wild" вызывало неизбежные ассоциации с аналогичным финалом "Running Free" Iron Maiden. А во время органных проигрышей или синтезаторных запилов в одноголосом режиме за спиной Андерсена навязчиво маячили тени Джона Лорда, Кена Хенсли и Манфреда Манна. В целом же репертуар группы можно охарактеризовать, как синтез несколько омоложенных стилистик классических Deep Purple и Yes периода "Time And The Word". Но всё это - правильные влияния. Ради того, чтобы услышать все эти достижения рок-музыкальной мысли здесь и сейчас, можно простить музыкантам некоторую вторичность.

После краткого перерыва музыканты разыграли среди зрителей, чьи номера билетов заканчивались на 135, старенький fender stratocaster. Завершили программу вечера забойные, почти что спид-металлические номера "Cold City Lights" и "Total Recall". После полутора часов отдыха автобус с музыкантами, сопровождаемый почётным ковоем байкеров, покинул территорию Горбушки.

Некоторые концерты бывают для публики откровениями. Некоторые откровенной чепухой. Royal Hunt же сыграли просто очень хороший и очень качественный концерт. Что уже немало.

В заключение хотелось бы поблагодарить Андрея Андерсена и Roxx Music за корректное и участливое отношение к непростой работе репортёра.

30.03.2009, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)