KLUSTER  Революция в отдельно взятом клубе

Продолжаем представлять участников фестиваля Green Wave. На очереди - финский проект Kluster, выступающий 29 апреля в Б-2. Этот революционный аудио-визуальный электроннный проект изобрел финский аккордеонист. Летом по приглашению Дэвида Боуи они станут хедлайнерами знаменитого лондонского фестиваля Meltdown. А мы можем услышать их уже сегодня...

Продолжаем представлять участников фестиваля Green Wave. На очереди - финский проект Kluster, который вы сможете услышать 29 апреля в клубе Б-2.

Kluster - революционеры аудио-визуальной электроники. Одни из первых артистов, которых пригласил в качестве хедлайнеров знаменитого лондонского фестиваля Meltdown его новый куратор Дэвид Боуи (David Bowie). Когда я был в гостях у Роберта Фриппа в декабре, только что выпущенный первый компакт Kluster лежал на его столе, от музыки он был в восторге. Лидер команды Киммо Похьонен (Kimmo Pohjonen) - один из лучших (если не лучший) аккордеонист планеты, лауреат бесчисленных конкурсов на всех континентах, "Джимми Хендрикс аккордеона" (так его называют музыкальные критики всего мира). Лидер финского (да и вообще скандинавского) "нового фольклорного движения".
Фрипп не раз выступал вместе с Киммо, а в этом году Киммо начинает новый проект с барабанщиком King Crimson Патом Мастеллотто.

Кроме Киммо, в состав Kluster входят Самули Косминен (Samuli Kosminen) - уникальный перкуссионист, играющий на сэмплерно-перкуссионных устройствах, Heikki Iso-Ahola - саунд-дизайнер, звукорежиссер и оформитель аудио-пространства, а также Ari "Valo" Virtanen - световая хореография.

Два года назад Киммо вдруг резко переквалифицировался и шокировал весь мир авангардно-электронно-световым шоу. Аккордеон в этом шоу - скорее визуальный объект. Он отражает лазерные лучи и пускает в зал мириады ослепительных молний, рассыпается разноцветными кнопками по всему пространству зала, летает сам по себе в рапиде и стробоскопических конвульсиях.
Аккордеонист появляется как второй визуальный объект, сначала - светящиеся зубы (веер зубов по рядам, легкая паника в зале), потом - глаза, руки, потом, по частям, постепенно - весь целиком. Артист и его инструмент сосуществуют как равноправные участники шоу, то совершенно отдельно (буквально отдельно - в пространстве), то сливаясь в экстатических трепыханиях. Похьонен, за пределами сцены - обычный спокойный финн, здесь похож на короля силиконовых кибер-панков и кибер-хиппи, химикатно-псилоцибинового обжору, которому Burningman должен в ножки кланяться и зазывать на роль главного кудесника невадских бесчинств. Звуки при этом издаются любые, кроме аккордеонных - лавина звуков, учебное пособие для ди-джеев.
Залупливаются сумасшедшие биты, изрыгаются инфернальные рыки, плавно льются магические сонористичекие жидкости, варятся приворотные зелья.

Слушателям/зрителям никакие потенцирующие снадобья не требуются, эффект гарантирован - сознание расширяется, крыша съезжает, башку сносит (каждому - свое). Не знаю, чья тут больше заслуга - самого Киммо, звукорежиссера или светотехника.

Я видел это в Берлине, в большом современном зале, было около тысячи зрителей. Вся сцена и зал (стены, потолок, проходы) были покрыты какими-то специальными фольгообразными материалами, было много лазеров, каких-то зеркалец, голографических, видимо, устройств, колонки стояли по всему периметру зала, окружая зрителей сплошным кольцом.

Не уверен, что все это можно воспроизвести в Москве. Но звукорежиссеры и светотехники уже вступили в прямой контакт. Заказывается дополнительное оборудование. Да и без всего этого - все-таки Джимми Хендрикс аккордеона. Ждите сюрпризов.

30.03.2009, Александр ЧЕПАРУХИН (ЗВУКИ РУ)