ВИТАС  Улыбнись!

'Со мной еще мальчик... Кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень' (Ильф и Петров 'Двенадцать стульев') Похоже, продюсер Сергей Пудовкин с детства спал и видел, как в...

'Со мной еще мальчик... Кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень'
(Ильф и Петров 'Двенадцать стульев')

Похоже, продюсер Сергей Пудовкин с детства спал и видел, как в одночасье станет супер-звездой российской эстрады, но что-то пошло не так, и обделил его бог музыкальным талантом. Зато, якобы, этот самый талант, заключавшийся в умении брать сверхвысокие ноты, имелся у скромного с виду молодого человека с загадочным прибалтийским именем Витас. Для достижения первого громкого успеха в области шоу-бизнеса Пудовкину было достаточно поместить Витаса ванну с ледяной водой, наклеить ему на шею имитацию жабр и заставить петь в таких условиях.
Немного усилий, и хит готов: 'Опера # 2', действительно, явилась поначалу своеобразным откровением для отечественной поп-сцены, но ведь дальше нее, родимой, дело толком и не пошло.
Хотя - неизвестно: может быть, все на самом деле обстоит по- другому, и это сам продюсер вытягивает все высокие ноты за Витаса на записи, но природная скромность и боязнь большой сцены не позволяет ему появляться в качестве певца. А тонны пиара, сочащиеся изо всех известных изданий, - это банальный нарциссизм, и не более того.
Ну да 'пес с ними', как говаривал Иван Васильевич, с делами минувших дней, обратимся к тому, что настрогали Пудовкин с его подопечным на второй пластинке. На белом фоне обложки изображен красный 'смайлик', вроде бы все логично: 'Улыбнись', и на тебе - улыбка. Но стоит повернуть пластинку на девяносто градусов против или по часовой стрелке, и сразу становится понятно - это жабры, все те же пресловутые жабры. Человек- амфибия с туго перетянутым горлом вернулся к своим фанатам. Какие же сюрпризы он приготовил своей, растущей день ото дня, как нас убеждают СМИ, армии поклонников, что скрывается за 16 треками, записанными на пластинке?
При внимательном прослушивании складывается впечатление, что альбом писался по принципу - 'я его лепила из того, что было', тем самым, как бы одним махом, решалась стартегическая задача - ознакомить слушателя с многогранностью творческой натуры Витаса и раскрыть все потаенные уголки его таланта. Похоже, что самая большая проблема стояла при подборе материала для пластинки - неактуальность и дисгармония соседствующих рядом треков удручает: сентиментальные эстрадные мотивы в лучших традициях 'Песни 80-90' ('Плачет Чужая Тоска', 'Восковые Фигуры', 'Дождь В Тбилиси'), якобы позиционирование в области world-music и некогда модных электронных ритмов в духе Линды ('Блаженный Гуру', 'Холодный Мир'), мерзостный сет безвкусной попсы времен начала перестройки ('Фантастические Сны', 'Good-bye", 'Счастье'), плюс 'для антуражу' - 'Аве Мария!' с кошмарной концовкой, романс 'Отцвели Хризантемы' и боевик Песняров 'Белоруссия'. Весь остальной материал напоминает трогательные триумфальные выступления Валентины Толкуновой, в ее лучшие годы, в передаче 'От всей души', периодически сопровождаемые пронзительными криками чаек в брачный период. Не понятно, правда, чему тут, в общем-то, улыбаться - особенно если припомнить трагический финал беляевского 'Человека-Амфибии'.

18.04.2002, Александр МУРЗАК (ЗВУКИ РУ)