НОЛЬ  Что так сердце растревожено?

Эта программа - один из заключительных концертных "реюнионов" легендарных петроградских безумцев. Поклонники Ноля, знающие группу преимущественно по "Песни к безответной любви к Родине", будут...

Эта программа - один из заключительных концертных "реюнионов" легендарных петроградских безумцев. Поклонники Ноля, знающие группу преимущественно по "Песни к безответной любви к Родине", будут удивлены. И не факт, что их удивление будет приятным.
Вроде бы всё в порядке. Альбом представляет группу в приближённом к классическому составе (Фёдор Чистяков: баян, Дмитрий Гусаков: бас, Алексей Николаев: ударные, плюс соло-гитара Георгия Старикова и акустическая гитара с балалайкой Петра Струкова). С другой стороны, из хитов группы в программе концерта значится лишь "Человек И Кошка" - в совершенно безумном и непривычном исполнении. Самое же страшное заключается в том, что из бесшабашной банды, рубившейся некогда в формате "баян-бас-ударные" покруче самых свирепых панков, Ноль превратился в какое-то странноватое подобие ранних Pink Floyd или ELP с гармонью вместо электрооргана.
В программе концерта доминируют инструменталы. Виртуозное, почти что академическое музицирование при явном пренебрежении к драйву, размытые психоделические звуковые полотна и медитативные псевдоджазовые вариации-размышления на различные темы - от "People Are Strange" Doors до наиболее зевотных образцов советской эстрады (Хренников, Богословский, Дунаевский etc.)с душком русского шансона.
Сам Чистяков честно пытается объяснить подобные перемены в лирике номера "Осень". Кроме того, лидер группы, если кто не знает, всегда тяготел к концептуальным формам рока. В конечном итоге раздолбайский имидж был создан группе избирательной "раскруткой" песен вроде "Иду, Курю...". А запоздалая попытка дяди Федора этому имиджу соответствовать обрекла бедолагу на долгие и невразумительные скитания по тюрьмам и психушкам. Так что неспроста эти "шлягеры" были решительно выкинуты из поздней концертной программы в пользу более тонких и сложных произведений - нежелание Чистякова идти здесь на поводу массовых вкусов достигает здесь своего апогея. В сочетании с блюзовыми вариациями на тему "Тёмной Ночи" и диско-фанковой версией "Ой, Цветёт Калина" сей радикализм дяди Фёдора, похоже, и явился причиной перехода последнего к сольному творчеству: остальных музыкантов группы новая концепция не очень воодушевила. А жаль - потому что продолжение работы в этом направлении могло оказаться весьма забавным.
Завершающий альбом номер "Прощай, Туманный Берег" - прекрасный образец композиции в стиле серф. Что ж, по крайней мере, музыкантам удалось достойным образом оформить свой уход со сцены. Грустно, конечно - но уж лучше так, чем никак.

06.12.2001, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)